Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

еще раз об искусстве статистики

По следам дискуссии с a_shen, перевел статью Инго Хаара из "Süddeutsche Zeitung" двухлетней давности.


Преумноженное бедствие

С основания ФРГ число немецких гражданских лиц, погибших в конце и после второй мировой войны завышается. Это происходит и на берлинской выставке, посвященной изгнанию немцев [с территорий, отошедших после войны Польше и Советскому Союзу, а также из Судетов, Трансильвании и т.д.]. Изгнанные всегда преследовали собственные интересы, стараясь, чтобы их страдания выглядели как можно ужаснее. На сегодня лишь один территориальный союз изгнанных немцев представил корректные цифры потерь. Но почему и данные Центра против Изгнания тоже постоянно завышены?

Когда министр-президенты трех зон оккупации хотели в 1948 г. обратить внимание ООН на «судьбу пропавших без вести гражданских лиц» официальной статистики не существовало. Ее нужно было сначала собрать. Для этого 5.08.1949 был начат проект, ставящий своей целью задокументировать страдания изгнанных немцев. При этом в распоряжении ученых не было ни реестров, ни архивных данных, чтобы выяснить прежнюю численность населения тех регионов. Ханс фон Шпет-Майкен из Восточной Пруссии решил составить общую картотеку беженцев. Выжившие должны были сообщить о преступлениях, жертвами которых стали их родственники и соседи. Основанные тогда же объединения изгнанных немцев поддержали план. Записывались показания учителей, врачей и госаппаратчиков.

К 1953 году таким образом были собраны самые разные документы о преступлениях против беженцев. Но политическая ситуация к тому времени стала иной. Война в Корее резко изменила внешнеполитические цели правительства Аденауэра. Ханс Лукашек, первый министр по делам изгнанных немцев, хотел использовать новую ситуацию, чтобы повернуть колесо истории обратно.

Потсдамское соглашение лета 1945 года было для него как бельмо на глазу. По нему части немецкой территории отошли Советскому Союзу и Польше. Лукашек хотел вернуть их. Единственной возможностью достигнуть этого был мирный договор с США, Англией и Францией, который поставил бы Советский Союз на место.

Министр по делам изгнанных немцев обратился к историкам. Кельнский профессор Теодор Шидер предложил обьединить собранные Шпетом-Майкеном документы в Белую Книгу. Если дело дойдет до мирных переговоров с американцами, появится возможность шокировать американскую общественность задокументированными страданиями немцев. И числом жертв тоже.

Готтхольд Роде, пионер подсчета числа потерь среди изганных немцев, уже тогда предупреждал о примере другой Белой Книги: в 1939 году Геббельс завысил в подобном труде число фольксдойчей, проживавших в Польше и пострадавших от насильственных действий поляков после нападения Германии, с 16000 до 56000. Кроме того судетские немцы собрали свою собственную Белую Книгу, в которой назвали их изгнание геноцидом. Лукашек и Шидер хотели в противоположность этому подготовить научный труд. Поэтому Шидер основал независимую историческую комиссию, которая стояла перед выбором: использовать серьезные или завышенные цифры. Чтобы подсчитать число потерь, из результатов переписи населения 1939 года были вычтены цифры 1948 года. В переписи 1939 года фигурировало 10087000 граждан рейха, проживавших в восточных областях. В 1948 г. зарегистрировали 7085000 переселенцев оттуда. С учетом 835000 павших на фронте разница составила 2167000 человек. Это число Шидер и озвучил в качестве числа жертв. К нему он добавил 217000 жертв на территории Польши и 100000 в Данциге. Сумма составила 2484000 погибших.

На деле этот подсчет был чересчур упрощен. В нем игнорировались естественная смертность, самоубийства и пропавшие без вести солдаты вермахта. Насколько односторонним был подсчет показывает и пример восточно-немецких евреев. В мае 1939 года их было зарегистрировано 27533. Большая часть погибла зимой 1941/42 в немецких концлагерях. Судьба еще 4216 т.н. полукровок первой и второй степени, которых дискриминировали и преследовали согласно расовым законам третьего рейха неясна и поныне. При подсчете, однако, обе группы были учтены как погибшие в 1945-м беженцы.

Когда в сентябре 1953 года Ханс Лукашек представил первые три тома документов об изгнании немцев из областей к востоку от Одера/Нейсе, он говорил о 12 миллионах изгнанных и обвинял советский блок в убийстве более двух миллионов немцев. Незадолго до этого Аденауэр объявил, что Германия хочет воссоединиться, но в границах 1937 года. Области за линией Одер/Нейсе бундесканцлер хотел перевести под эгиду ООН. Но ни стремление министерства по делам изгнанных немцев пересмотреть потсдамские договоренности, ни оглашение числа потерь среди гражданского населения не встретило понимания на западе. Находящийся в эмиграции в Англии поляк Казимир Смогоржевски воскликнул: неужели немцы строят ревизионистские планы, в то время как Красная Армия стоит на Эльбе?!

На самом деле, статистика жертв в изданных Лукашеком документах была ошибочной. Центральное статистическое управление проверило в 1954 году цифры из тома об областях к востоку от Одера/Нейсе и вынесло уничижительный приговор: относительно числа жертв речь идет лишь о статистических прикидках, а не о поддающихся проверке сведениях. Настойчиво рекомендовалось не оглашать эти результаты официально. Невзирая на эту внутреннюю критику, Теодор Шидер и статистики продолжали работать с завышенными цифрами. Для судетских немцев историческая комиссия и статуправление сошлись на 225000 жертв. Но и это число было изрядно завышено. Кстати, было ли тогда вообще возможно установить корректные цифры потерь? Когда Ханс фон Шпет-Майкен начал подсчеты в 1949 году он исходил из того, что о достаточно большом проценте пропавших удастся найти информацию – и был прав. К примеру, для Восточной Пруссии такой процент составил 62%. Но результаты Шпета-Майкена для статуправления были «в любом случае слишком малы». Считалось, что они вызовут «политически нежелательные последствия». Поэтому собранные им документы попали в книги, подготовленные исторической комиссией, а вычисленные им цифры потерь нет. Их уже позже учла церковная служба розыска [пропавших].

Данные из изданных комиссией сборников «Документы об изгнании» считались достоверными недолго. Церковная служба розыска в 1964 пришла к выводу, что во всех областях, из которых были изгнаны немцы, в сумме погибло 473013 человек [а не 2,484 миллиона, как сообщалось в сборниках]. «Большая Коалиция» подтвердила эти данные после проверки в 1969 году. Бундесархив в 1974-м сообщал о 400000 погибших за линией Одер-Нейсе и 100000 судетских немцев, впрочем, это исследование было опубликовано лишь в 1989-м самим Союзом изгнанных немцев. Последняя коррекция цифр произошла в 1996 году, когда немецко-чешская комиссия историков снизила количество жертв среди судетских немцев до 16000. Комиссия настойчиво рекомендовала не использовать старую цифру в 225000 погибших. Организаторы берлинского Центра против Изгнания проявили тем не менее упрямство. Их «Хроника изгнания европейских народов» называет старую цифру. Равно как и президент Союза изгнанных немцев Эрика Штайнбах по-прежнему исходит из 2 миллионов погибших.

Об этом, возможно, не стоило бы говорить, если бы сегодняшние правые экстремисты не использовали неверные цифры в своих целях. Завышенное число жертв – также причина того, почему польские историки считают берлинскую выставку пропагандистской. В Польше не видят отличия между «Пройсише Тройханд» [фирма, пытающаяся легализовать претензии бывших немецких землевладельцев к нынешним польским] и проблемами изгнанных немцев. Если последние хотят добиться справедливости, они должны использовать корректные цифры потерь. Иначе ответственность за приостановку немецко-польского сближения ляжет на них.

Автор – сотрудник центра по исследованию антисемитизма.
SZ (262) 14.11.2006 S. 13
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments