Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

дилемма пацифиста


В романе Свена Регенера "Neue Vahr Süd" главного героя, который осознал себя пацифистом уже будучи призванным в бундесвер, комиссия горисполкома терзает т.н. «пацифистской дилеммой»: что ты, пацифист, будешь делать, если на твоих близких нападут бандиты, а у тебя под рукой окажется оружие? Роман, кстати, отличный, но жизнь как всегда дает фору литературе.
Лютеранский пастор, теолог и депутат бундестага от социал-демократической партии Фриц Венцель после войны стал ярым противником воинской службы. В чем-то даже визионером:
«Отказывающиеся служить в армии убеждены – и они могут опираться на мнение признанных военных экспертов – в том, что действенная защита гражданского населения (что доказала последняя война) солдатами в современных условиях практически невозможна. Война несет лишь уничтожение: защиты и безопасности на ней не существует. На основе этого реального политического факта организованные отказники Западной Германии выступают против всеобщей воинской повинности... Разумеется, отказник не собирается вести себя пассивно (в чем его упрекают), позволяя защищать себя другим. Он хочет служить жизни, но не идти кривой дорожкой разрушения и уничтожения. Мирная служба: восстановление разрушенного войной, помощь нуждающимся – вот программа отказника.»

Благодаря подобным речам Венцель возглавил немецкий комитет защиты мира, но большого количества друзей в среде консервативных журналистов и политиков не нажил.
И вот 10 декабря 1954-го в купе поезда, которое депутат бундестага делил с попутчиком, зашел пассажир по имени Вилли Добрунц. Обрисуем его портрет двумя легкими штрихами:
1) он едва освободился из тюрьмы
2) у него был пистолет, который он на подъезде к Бонну и продемонстрировал собравшимся.
Главный пацифист Германии и его незадачливый попутчик не нашли аргументов, столь убедительных, чтобы Вилли Д. залился краской стыда. Поэтому Вилли забрал их бумажники, в которых обнаружилось 680 марок, дернул стоп-кран и покинул помещение, не дожидаясь аплодисментов.
Разумеется, газеты вдоволь поглумились над ограбленным («В бумажнике находились документы чрезвычайной важности») пацифистом, но в бурном потоке масс-медиа история бы скоро затерялась, если бы не пара сопутствующих обстоятельств и тот факт, что десятью годами позже, 31 октября 1964 года, в субботу, Фриц Венцель снова сел в поезд, на сей раз следовавший из Брауншвейга в Дюссельдорф и исчез навсегда. Исчез в буквальном смысле слова, оставив после себя
- записку на кухонном столе своей квартиры: «Должен срочно отъехать. Вернусь во вторник днем»
- письмо, адресованное в институт, где он преподавал, с сообщением о том, что лекция в понедельник отменяется, почтовый штемпель 01.11.1964, 13.00, Дюссельдорф
- письмо своей знакомой в Гослар, в котором не содержалось никаких пояснений, зато содержались 1600 марок, почтовый штемпель 01.11.1964, 22.00, Дюссельдорф

... и карта укреплений советской немецкой стороны

Пастора Венцеля и грабителя Добрунца связывали высокие отношения. Через две недели после ограбления полиция задержала ворога в Кельне, но бумажников при нем уже не было. Он рассказал, что сжег их, при этом в бумажнике пастора кроме денег находились 2-3 запечатанных конверта и многочисленные женские письма. Вдруг, совершенно неожиданно для полиции пастор воспылал к своему мучителю христианской любовью. Он посылал ему в камеру еду, деньги, золотые запонки и книги с личными посвящениями. Кроме того он подал петицию с просьбой скостить Добрунцу срок. Наконец, в 1959 г. вора действительно освободили досрочно. Выходя из тюрьмы, он едва сдерживал слезы радости: «Я так благодарен доктору Венцелю... Я не мог злоупотребить его любовью...»
К 1964-му Добрунц сел снова (вымогательства, брачные аферы), и именно он придал делу о загадочном исчезновении пастора новый поворот: он вовсе не сжигал запечатанные конверты. Он вскрыл их и обнаружил там документы с надписями «Секретно!» и микрофильмы! Дело ясное: Венцель был советским шпионом, о чем газета-бильд немедленно оповестила немецкий народ.
Полицейское расследование, впрочем, подтвердить эту гипотезу не смогло. Кроме того показания Добрунца были весьма расплывчаты и противоречивы: сначала он утверждал, что шпионом был не только Венцель, но и второй находившийся в купе попутчик, позже и вовсе рассказывал, что на дело он пошел не сам, а по заданию BND (тогда «Организации Гелен»), которая прозревала в Венцеле шпиона. Вскрыв же конверты, он понял, что сможет продать их втридорога и на копейки, которые предлагал Гелен, не польстился.
Стоит добавить, что как депутат Венцель не имел доступа ни к каким особым гостайнам, поэтому откуда он мог добыть секретные документы, не вполне понятно.

... и еще одна женщина в Ростове-на-Дону Госларе

Пастор Венцель очень любил женщин. Женщины отвечали ему взаимностью. Его первая жена умерла в конце войны. Вскоре он женился повторно на одной из своих прихожанок. У той была младшая сестра, в связи с чем пастор призвал жену согласиться на расширение брачного союза: «Ты знаешь, что значит для меня Зигрид. Я никогда тебя не покину, я не способен на это. Но должен ли мужчина постоянно говорить «нет» вожделению. Не доконает ли его столь жестокий рок?!»
Другой своей прихожанке пастор подарил дорогие часы. Просто так, чтобы доставить ей радость. В церковных архивах обнаружилось письмо жены Венцеля, где она опровергает слухи о его связи с их лечащим врачом, женщиной по фамилии Куммер. Связь Венцеля с его секретаршей не опровергает никто, более того, после пропажи пастора его супруга получила письмо, в котором утверждалось, что секретарша вымогала у Венцеля деньги. И вот совпадение: именно 31 октября ее бывший любовник, по национальности югослав, по темпераменту холерик, освободился из тюрьмы (жизнь настойчиво сталкивала Венцеля с людьми этой категории) и прибыл в Брауншвейг. Единственная загадка этой версии: зачем для полировки физиономии пастора ревнивец потащился с ним в Дюссельдорф?
Наконец, в Госларе (помните 1600 марок в конверте?) бывшая студентка пастора подарила ему внебрачного сына. Он родился ровно за два дня до загадочного исчезновения Венцеля. Ей-богу, создается впечатление, что амурные дела священнослужителя несколько запутались.

... Элвис пастор не умер, а просто улетел

Биографию пастора Венцеля трудно назвать рядовой. Он вырос в сиротском приюте, еще в юности вступил в социал-демократическую партию, защитил две диссертации (философия и теология), при нацистах служил пастором в Бреслау, после войны остался со своими прихожанами, в 1946-м, впрочем, не оповестив никого, бежал на Запад. Объяснял это тем, что пожаловался на действия польских властей высокому советскому начальству, но жалоба вышла ему боком и он оказался под угрозой ареста. Переселился в Брауншвейг, в 1950-м избран в бундестаг, до 1957-го был депутатом и возглавлял немецкий комитет защиты мира. На религию смотрел широко, поощрял оккультизм как противовес материализму, увлекался гипнозом и тибетскими духовными практиками. Среди его сочинений не только «Молодой Лютер» или «Протестантские церкви Бреслау», но и «О тайне смерти и мертвых». Примечательно, что первый некролог Венцеля был опубликован в оккультном журнале «Мир иной». Официально он был признан покойным лишь в 1976 году. После смерти его жены, в 1994-м, у полицейских, разбиравших ее архив, однако, создалось впечатление, что Венцель переписывался с ней и после своего исчезновения.

Так что случилось с пастором Венцелем в 1964-м?
Был он убит в связи со шпионскими или амурными похождениями? Покончил с собой, запутавшись в своей личной жизни? Или начал новую под другим именем? В Швейцарии, как утверждает бывший грабитель и брачный аферист Вилли Д.? В Африке рядом со своим другом Альбертом Швейцером, как предполагает мать его ребенка? В одном из монастырей Афона, как догадывается его знакомый, с которым он часто говорил о священной горе?
Нужное подчеркнуть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →