Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

чтение: еррор и ребус

Надо сказать, Дэн Симмонс поставил перед собой не слишком сложную (или наоборот, невероятно трудную, зависит от психотипа) творческую задачу: ухайдакать всех героев своего произведения общим количеством 125 человек, причем двадцать из них до 22 апреля 1848 года и сто пять после. Единственная серьезная претензия, которую мы вправе ему предъявить, это то, что при наличии всех степеней свободы – в его воле было колесовать, четвертовать, гильотинировать, сажать на кол, варить заживо, бросать в прорубь, скальпировать etc. любого из своих героев (никаких подробностей об обстоятельствах их смерти нам все равно неизвестно) - он зачем-то ввел дополнительную степень в образе Хтонического Ведмедя. Хотя Хтонический Ведмедь безусловно является сюжетообразующим элементом первых четырехсот страниц романа: как только сюжет начинает провисать, из кустов то бишь из айсбергов немедленно выезжает рояль и отрывает кому-нибудь голову. Первый раз пять это даже страшно, ну, конечно, не совсем СТРАШНО, примерно так страшно, как в пионерлагере слушать рассказ заикающегося мальчика, который уже третью ночь пытается дорассказать историю про Че-че-че-черную ру-ру-ру.... Последующие же сцены и вовсе попахивают фарсом и водевилем. Хтонический Ведмедь является, неловко раскланивается перед публикой, как бы говоря нам: «Не корысти ради, а токмо волею пославшего мя мистера Симммонса», дыша хтоническим перегаром отрывает кому-нибудь голову и, не дожидаясь аплодисментов, скрывается во мраке полярной ночи. Автор тоже чувствует некую повторяемость мотива, потому пытается вносить в партию Ведмедя элемент новизны (заключающейся, главным образом, в диверсификации отрываемых частей тела) и даже, кося лиловым глазом на Нила Стивенсона, пишет очумительную экшн-сцену погони ведмедя за ледовым лоцманом с использованием стеньг, брамселей, бизаней, гротов и фокстротов (если что не так, извиняюсь, в терминологии не силен).
Наконец, Ведмедю, хотя и с некоторым напряжением сил, удается нарисовать на своем хтоническом фюзеляже двадцатую звездочку, после чего автор бросает его на произвол судьбы, удостаивая во всей второй половине книги одним-единственным эпизодом (в нем Хтонический Ведмедь, понимая, что розницей теперь сыт не будешь, отрывает головы оптовой партии полярников.)
Теперь надо объяснить, что за дата 22 апреля 1848-го. Вот всё, что нам достоверно известно о несчастной экспедиции Франклина:
- суда «Террор» и «Эребус» отплыли летом 1845 г. из Англии на поиски Северо-Западного Прохода
- зиму 45/46 г.г. они провели во льдах у острова Бичи, где умерло и было похоронено четыре члена экипажа, в живых осталось 125
- зиму 46/47 г.г. они провели во льдах к западу от острова (тогда думали: полуострова) Короля Уильяма, о чем Франклин сообщил в письме, найденном спасательной экспедицией в пирамиде на острове
- на том же письме есть приписка, из которой следует, что Франклин умер летом 47 года, льды же летом не вскрылись, и зиму 47/48 г.г. экипажи провели фактически на том же месте. Наконец, 22 апреля 48-го принявший команду капитан Крозье решил оставить корабли и пробиваться с выжившими членами их экипажей (общим числом 105, о влиянии Хтонического Ведмедя на децимацию Крозье умалчивает) на юг к Большой Рыбной Реке, волоча за собой лодки.
- никто не выжил, корабли также исчезли бесследно
- кочевники-эскимосы рассказали спасателям, что белые люди один за другим умерли от истощения и болезней, причем в отчаянии дошли до того, что ели друг друга (современные исследования останков подтвердили факт каннибализма)
- у тех же эскимосов обнаружилось множество вещей, принадлежавших членам экспедиции, спасатели также нашли несколько тел, в том числе два на западе острова Короля Уильяма в полубаркасе, переоборудованном в сани, в санях были рассыпаны плитки шоколада, расчески, куски мыла и библии (в романе честь умирания на груде этих удивительных артефактов предоставлена обезумевшему помощнику конопатчика).
- те же эскимосы якобы видели корабль, вмерзший во льдах у самого побережья материка, т.е. в трехстах километрах от того места, где находились покинутые «Террор» и «Эребус».

Симмонс вполне виртуозно вписал вторую половину романа в эти граничные условия, хотя вас не покидает мысль, что где-то о чем-то подобном - неумолимый капитан, негодяи-мятежники vs. верные-спутники, предательство, отягченное каннибализмом – вы уже читали. И это неудивительно, потому что жюльверновский капитан-Гаттерас был написан по горячим (то есть как раз холодным) следам, экспедиция Франклина в нем многократно упоминается и обсуждается, а некоторые сцены (Гаттерас и его спутники находят на обратном пути замерзших в снегу мятежников-людоедов) просто являются оммажем истории, как МакКлинток и Гобсон нашли в 1859 г. уже упоминавшийся выше баркас с трупами, мылом и библиями. Принципиальных расхождений у Жюля Верна и Симмонса два:
1) Гаттерас шел на север и выжил, по крайней мере, в некотором смысле. Жюльверновские мятежники шли на юг и погибли. Крозье шел на юг и выжил, по крайней мере, в некотором смысле. Симмонсовские мятежники шли на север и погибли.
2) Матросы Симмонса постоянно «попердывают», чего матросы Жюля Верна себе не позволяли. И это их в целом украшало.

Выбор Симмонсом Крозье в качестве Главного Положительного Героя тоже понятен, хотя и тут хватает ерроров и ребусов. Не вполне разъяснено бездействие Крозье после смерти Франклина летом 47-го, когда грядущий дефицит угля и продовольствия был уже предсказуем. Современные теории о свинце в экспедиционных консервах, цинге и туберкулезе, по всей видимости, скосивших полярников, Симмонс развивает, но объяснить, почему сто пять человек так и не смогли никуда уйти с острова Короля Уильяма не в состоянии и эти теории. В романе Симмонс заставляет полярников совершать тройные переходы: сперва с первой партией лодок, затем налегке назад к предыдущему лагерю, и опять вперед со второй партией лодок, нагруженных и перегруженных всякой всячиной. Профану трудно судить, насколько такой сценарий реален, но в пользу капитана, изнуряющего и без того полумертвую команду тройными переходами он не говорит. Впрочем, как и любые другие теории кроме Теории Хтонического Ведмедя.

В целом, чтение трудно назвать жизнеутверждающим (автор, умертвив 99,3% действующих лиц, вряд ли ставил себе такую задачу), но и потерей времени оно ни в коем случае не является, рассказывать истории Симмонс умеет. Возможно, читатель даже заинтересуется документальными книжками на ту же тему. Я вот, например, заинтересовался.
Tags: ребус и еррор
Subscribe

  • заметки о блюментале-тамарине

    Текст, который я подготовил семь лет назад для телефильма о В.А. Блюментале-Тамарине. Случайно вспомнил о нем и решил опубликовать, тем более что…

  • забанено фейсбуком

    Открываю новый цикл (см. заголовок). Как-то давно не публиковал документов, подрывающих демократию. Из отчета отделения Остланд пропаганды…

  • случай лейтенанта егорова

    Снова о 17 сд, в данном случае небольшой оммаж панфиловцам. Редкий случай, когда можно не только сравнить советское описание боя с немецким, но и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • заметки о блюментале-тамарине

    Текст, который я подготовил семь лет назад для телефильма о В.А. Блюментале-Тамарине. Случайно вспомнил о нем и решил опубликовать, тем более что…

  • забанено фейсбуком

    Открываю новый цикл (см. заголовок). Как-то давно не публиковал документов, подрывающих демократию. Из отчета отделения Остланд пропаганды…

  • случай лейтенанта егорова

    Снова о 17 сд, в данном случае небольшой оммаж панфиловцам. Редкий случай, когда можно не только сравнить советское описание боя с немецким, но и…