Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

все наши фиоритуры

Интервью Терехова в Огоньке:

— Вы пришли в журналистику и литературу в перестроечное время. Можно ли сегодня говорить о массовом развенчании идеалов того времени или, наоборот, об идеализации 1980-х? Ваши идеалы изменились за это время?

— Вы знаете, я, к сожалению, давно уже умер как гражданин, и это, мне кажется, распространенное ощущение. У меня нет политических убеждений. Есть "они" и есть "мы". Все, что "мы" можем, это побибикать в пробке, когда "они" едут мимо. И все, на что "мы" надеемся, что такая мелочь, как "мы", "их" никогда не заинтересует. Когда в романе всеми нами горячо любимого Фаулза герой вступает в лейбористскую партию — это выглядит серьезным, ответственным шагом, по крайней мере, желанием сделать какой-то шаг. Если в современном русском романе герой соберется вступить в "Единую Россию" или "Справедливую Россию", на этой странице любой читатель роман закроет и опустит в урну — от скуки. Никому не нравится жизнь, в которой мы живем. Просторы, природа, история, покойная великая русская литература, домашние животные, семья — это да. А жизнь — нет, никому не нравится. "Суровые, сударь, нравы в нашем городе". Но никто при этом не видел России, которая была бы другой. Реальная Россия всегда — это всего лишь несколько жестоких слов, которые мы говорим друг другу.

— Раньше считалось, что писатель стремится дать ответы на жестокие вопросы современности...

— Русскому писателю положено знать ответы, но я не писатель. Главная моя цель — попасть в воспоминания своих детей. Главная моя мечта — чтобы платили за чтение книг. Раньше мне хотелось завоевать любовь миллионов. Теперь я понял, что вызвать в одном человеке любовь и быть ее достойным — это невероятно тяжело. Лучше и не браться. Кто я? Я обыватель, коллекционер советских оловянных солдатиков, который строит дом в городе Валуйки напротив ликероводочного завода и собирает воспоминания о взорванном бомбоубежище на Стрелецком Яру. Моя привычная жизненная позиция — "футбольный болельщик, поздно ночью у телевизора". Я не знаю ответов.


"Каменный мост" - безусловно лучшая книга, которую я прочитал за последние [поле для редактирования] лет.
Я уже два месяца собираюсь написать про нее, и, возможно, когда-нибудь соберусь. Рифмуя с ней тоже недавно прочитанный "Деревянный ключ" sirinа, в обеих книгах собственно речь идет о способах заглянуть в прошлое.
А пока - вот хорошая рецензия на "Каменный мост".

via alzheimer
Upd. Оказалось абсолютно ту же самую цитату привел d_olshansky (а я его пост в ленте почему-то проглядел), что вызвало законные подозрения.
Tags: чтение
Subscribe

  • последний рассказ шалвы сослани

    В нью-йоркской газете "Новое русское слово" от 14 июня 1953 года был опубликован очерк "Бегство", подписанный криптонимом Ир. А-н и повествующий о…

  • "дело бунескула-дринкера"

    4 января 1942 года в "Известиях" был напечатан фельетон известного советского писателя Владимира Лидина, посвященный оккупации (к тому времени уже…

  • о судьбе шалвы сослани

    Шесть лет назад уваж. messie_anatol задался вопросом " Как закончил свою жизнь прозаик Шалва Сослани?", приведя отрывок из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • последний рассказ шалвы сослани

    В нью-йоркской газете "Новое русское слово" от 14 июня 1953 года был опубликован очерк "Бегство", подписанный криптонимом Ир. А-н и повествующий о…

  • "дело бунескула-дринкера"

    4 января 1942 года в "Известиях" был напечатан фельетон известного советского писателя Владимира Лидина, посвященный оккупации (к тому времени уже…

  • о судьбе шалвы сослани

    Шесть лет назад уваж. messie_anatol задался вопросом " Как закончил свою жизнь прозаик Шалва Сослани?", приведя отрывок из…