Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

bahn macht stabil или рассказ с открытой концовкой

В прошлый понедельник я вместе с половиной жителей

мюнхена

приехал утром на ж/д вокзал с целью погрузиться в поезд и отправиться в город Ганновер на сельскохозяйственную выставку. Той ночью в Европе бушевал вихорь, который украшал железнодорожные полотна деревьями, подражая художнику Шишкину. Помимо прочего ущерба он слизал у нас полпоезда (обычно мюнхенский поезд в Ганновере расцепляется на два: первый едет в Бремен, а второй в Гамбург), поэтому нас попросили ужаться, а резервацию мест (даже у тех, кто волею судеб попал в правильную половину) объявили недействительной. К счастью, я приехал заранее и успел занять предпоследнее свободное место в своем вагоне. Вскоре на моих глазах начали разыгрываться душераздирающие сцены. За пять минут до отправления пришел пассажир, который настолько раздувался от ЧСВ, что его уши торчали из вагона с разных сторон. Он неторопливо подплыл к резервированному месту и, хищно ухмыльнувшись, попросил его освободить. В ответ ему разъяснили новую экономическую политику. Сперва он не мог поверить в случившееся, затем яростно крутил головой в поисках проводников (которые предусмотрительно заперлись в туалетах), а потом воздух стал покидать его с громким шипением и вскоре его уже можно было скатать в рулончик и демонстрировать во время искусствоведческого доклада «Плоскость как симптом».
Тем временем тетка рядом с ним жаловалась телефону на свою горькую судьбину. Мол, она никогда в жизни не ездила поездами, не стоило и начинать. Мол, ты поворачиваешься к железной дороге лицом, а та к тебе тамбуром. От возмущения тетка плюхнулась на пол прямо в проходе меж креслами, после чего выразила желание выйти на станции Пасинг (пригород Мюнхена) и лететь дальше самолетом. Я воспринял это как художественное преувеличение, тем более что поезд к тому времени уже тронулся, и машинист назвал следующую остановку - Нюрнберг, но моего соседа разорвало от сострадания. Мы быстренько выбросили его ошметки в окно, и довольная тетка заняла освободившееся место. На подъезде к

нюрнбергу

машинист решил немного развлечься и объявил об отмене отмены резервации, попросив занять места согласно купленным билетам. Я закрыл глаза, ожидая что сейчас начнется кровавая бойня, но мои надежды не оправдались. Видимо, воля людей, стоявших в проходах, была к этому времени сломлена, и они признали за вросшими седалищами в кресла и ноутбуками в розетки собратьями право первой ночи, т.е. утра. Также в Нюрнберге выяснилось, что работники ж/д не теряли времени даром и чтобы смягчить наши страдания, пустили дополнительный, не очень скорый поезд между Нюрнбергом и Фульдой. Это мужественное решение, правда, не встретило отклика в наших очерствевших сердцах, видимо, ни у кого из нас в органайзере не значилось 12.00-14.00 Прогулки по Фульде (буколич.) В

вюрцбурге

машинист откашлялся и сказал, что количество людей в поезде превысило критическую отметку, и он не может гарантировать безопасность движения, поэтому просит лишних людей покинуть поезд. Формулировку следует признать не слишком удачной, так как никто не воспринял этот призыв как обращенный к нему лично. Через десять минут машинист уточнил, что выйти должны те, кто стоит в проходах. Но они лишь плотнее сомкнули ряды. На соседнюю платформу приехал нескорый поезд Нюрнберг-Фульда, немного постоял и уехал дальше пустым. Машинист решил изменить тактику и предложил всем, кто сейчас покинет поезд, немедленно получить по 25 евро в кассах вюрцбургского вокзала. Зову маммоны вняли четыре стоячих и один сидячий пассажир. К тому времени мы провели в Вюрцбурге уже полчаса и я стал набрасывать тезисы к докладу «Deadlock situation in public transport: recognition and resolving». По последнему пункту в качестве альтернатив виделось:
- проводники выбрасывают из поезда пассажиров, стоящих в проходе,
- сильные пассажиры выбрасывают из поезда слабых пассажиров,
- игра в «мафию»,
но тут мы без дальнейших объяснений поехали дальше. После того, как мы проехали

фульду, кассель и геттинген,

машинист объявил, что тех пассажиров, которые с самого начала хотели ехать в Бремен, но были лишены этой возможности, в Ганновере ждал специальный поезд, который мог бы отвезти их в Бремен, если бы не наше получасовое опоздание. Поэтому этот поезд уехал в Бремен без них. Эта новость вызвала среди пассажиров какую-то нездоровую, я бы сказал, истерическую реакцию, поэтому я счел за лучшее покинуть поезд на станции

сельскохозяйственная выставка

и направиться на оную. Сама выставка начиналась на следующий день, но на нашем стенде уже кипели пуско-наладочные работы. Полстенда были устелены светлым ковром (предусмотрительно накрытым целлофаном), а полстенда черным, изображавшим автобан, поэтому на нем были нарисованы белые разделительные полосы. В порыве трудового энтузиазма я нечаянно наступил на такую полосу, но оказалось, что она еще не просохла, и черный ковер украсился многочисленными следами ботинок 46-го размера. В воздухе запахло растворителем и антипатией. Мне сообщили, что благодарны за то, что я приехал, и все такое, но если я погуляю часика два на максимально возможном удалении от стенда, то они будут мне признательны и постараются обойтись без восклицаний «Где же Игор?! Как его нам не хватает!». Я послушался и долго шарился по самым темным и пыльным закоулкам павильона, вернувшись как раз к тому моменту, когда стенд был готов. Так как мой экспонат стоял на «черной» половине стенда, я поспешил к нему, не обратив внимание, что со «светлой» уже стянули целлофановую защиту. На полпути я обернулся... и черные следы на белом фоне показались мне знакомыми. Совсем недавно я уже видел этот рисунок подошвы, хотя и в негативе. Я и ойкнуть не успел, как меня поставили перед выбором: либо я прямо здесь к вящей радости присутствующих убиваю себя апстену, либо вызываю такси и уерзываю в отель. Я задумался и решил...
Tags: неместное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments