Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

снова о Б.А.Филистинском

Продолжая разговор (1, 2).

1. А.Иващенко "Подсадная утка", "Комсомольская правда", 09.06.1968

2. На одну из залинкованных выше записей откликнулся главный, наверное, российский специалист по Филистинскому Борис Ковалев (доктор ист. наук, профессор Новгородского университета, автор нескольких книг и множества статей о российском коллаборационизме, в т.ч. цитированной мной книги "Коллаборационизм в России в 1941-1945"). Борис работал с делами Филистинского в новгородском и петербургском архивах ФСБ, дальнейшее изложение основано большей частью на любезно предоставленных им материалах.

а) Ленинград, 1936
Дело N 10586 по обвинению Вульфа Леопольда Рудольфовича,_Филистинского Бориса Андреевича и др. (СРАФ УФСБ СПБЛО) – 1936 г.

Л. 27 (об) - Беседуя о германском фашизме Ф. высказывал свое отношение к нему как к течению, способному возродить былую мощь Германии. Отмечал Гитлера как сильного и способного вождя фашистов.
Л. 100...(показания Бутного) 19 декабря 1934 г., в день моего рождения мы шли пешком с работы и ф. по поводу большого изображения Сталина на стенах Петропавловской крепости заявил, что он предпочел бы видеть вместо Сталина изображение какого-нибудь русского человека и что в Москве, за исключением Ворошилова нет русских людей.
Л. 168 Протокол от 14 февраля 1936 г.
Филистинский - проживающий, наб. реки Мойки, д. 91, кв. 11 обыск: изъято - флакон кокаина и флакон морфия.

Л. 169 - экономист, член профсоюза строителей с 1923 г., служащий - с 1921 г., родился 24 июля 1905 г., служба в Красной Армии - вневойсковик. Особые внешние приметы - шрам на правой руке.
Арестовывался - дважды - в 1927 и 1929 гг. Каждый раз содержался под стражей около месяца, не судился.

Л. 172 (об) - За что Вы арестовывались в 1927 г.?
- Во время ареста мне было предъявлено обвинение в участии в контрреволюционных студенческих кружках, содержался я под стражей в течение 3-х недель и был освобожден без привлечения к ответственности. В 1929 г. я был арестован по той же причине что и первый раз. Второй раз я был арестован на 40 дней. К ответственности так же не привлекался.

Л. 174 - Не состоит ли в числе ваших знакомых Андриевский?
- С Андриевским я изредко встречался на улице Декабристов, дом 3, у Макаровых. Раз или два вместе с Андриевским был Андреев, родственник писателя-эмигранта Леонида Андреева. Мне помнится, что кроме Андриевского в обществе Андреева я никого не встречал.

Л. 175 Я не признаю себя виновным в антисоветской пропаганде, признаю себя виновным в частных антисоветских высказываниях. Такие антисоветские высказывания у меня имели место быть по вопросам высылки из Ленинграда "бывших" людей после убийства С.М.Кирова. Вульф брал у меня книги - "Догматизм" Джеймса, два тома Владимира Соловьева.
Л. 176 (об) - Имели ли место разговоры с Вульфом о германском фашизме и какой характер носили эти разговоры?
- Да, такие разговоры имели место. Я лично высказывал в этих разговорах мысль о том, что фашизм есть идеология мелкой и средней буржуазии и крепкого кулацкого крестьянства. В фашизме мне лично нравилась борьба с парламентаризмом и либерализмом. Разделяю я так же взгляды фашизма на борьбу за оздоровление нации (физической). Должен оговориться, что фашизм не является и не являлся моей идеологией, как по культурным, так и по экономическим соображениям.

Л. 179 Собственноручные показания Филистинского Б.А:
Одной из основных тем разговоров была возможность войны между СССР и Германией в союзе с Японией. Высказывались предположения о весьма вероятном поражении СССР в силу - 1) Отдаленности японского фронта от центра, 2) Недостаточности дорожной сети, 3) Растянутость границ... 4) Необходимо вести войну на два фронта. Тогда как предыдущие войны - с Германией (1914-1918) и Японией (1904-1905) закончились для России неблагоприятно.
Поэтому говорилось еще и о том, что в случае затяжных военных действий тонкая прослойка убежденных комсомольцев и коммунистов будет уничтожена. Они будут драться до конца - им терять нечего, они будут погибшими людьми при любой перемене режима. Власти вынуждены будут прибегнуть к всеобщей мобилизации. А такая армия с преобладающим элементом крестьянского неорганизованного элемента является, в случае затяжного военного конфликта и ряда поражений, является для режима огромной разрушительной силой и может превратиться в огромную вооруженную толпу с полной утратой социально-политического сознания.
...Для нас же, для людей нашего порядка, для служащих, для интеллигентов является единственно возможным положение полной пассивности, полного невмешательства. Сидеть и не рыпаться и ждать - чем все это закончиться.
...Были и другие разговоры. Например, какая бы была наша страна в случае падения Советов, победы фашизма. Говорилось о том, что Россия в ее нынешних и даже несколько урезанных границах, но вообще, в старинном понимании этого слова, то есть не как географического термина, но как национального, экономического и политического целого уже все равно не будет и не возродиться. Так как 1) Победителям – Германии и Японии, благодаря их союзу, благодаря дружескому нейтралитету Польши нет никакой нужды (и наоборот опасно) создавать рядом с собой мощной, 180 миллионное государство 2) Так как весьма значительные области СССР должны будут отойти к странам победительницам...

Л. 226 Филистинский виновным себя признал.
Филистинский Б.А. - осужден по статье 58/10, ч. 1 УК РСФСР на 5 лет с последующим поражением в правах по ст. 31, пункт "а" на 3 года.

Л. 268 Последнее слово Филистинског: Врагом советской власти я никогда не был. Антисоветскую работу не вел. Я признаю, что занимался антисоветской болтовней. Но без всякого умысла. Сейчас я понял, какой вред был из моих высказываний. Мне очень стыдно.

б) Новгород/Колмово, 1941

Первой в занятом немцами городе была создана городская управа. Ее организаторами в августе 1941 года явились Борис Андреевич Филистинский, Василий Сергеевич Пономарёв, Александр Николаевич Егунов и Фёдор Иванович Морозов. Все они в 30-х годах подвергались различным репрессиям со стороны советской власти. Собравшись на квартире Филистинского, они узнали от хозяина, что по поводу создания «русской администрации» им получено предварительное согласие, так как он с немцами уже говорил и те поручили подобрать ему надёжных людей, желающих помогать новым властям. Для них была организована встреча с немецким военным комендантом Новгорода (офицер в чине майора), тот расспросил пришедших об их биографиях, времени проживания в Новгороде, наличии образования и о репрессиях против них со стороны советской власти.
Немецкий комендант приказал наладить порядок в городском хозяйстве и назначил городским головой Пономарёва, так как он был единственным из пришедших жителем Новгорода. Остальные обязанности члены вновь созданной управы распределили сами между собой. Перед уходом от немецкого коменданта все члены образованной городской управы получили специальные удостоверения на русском и немецком языках, где говорилось, что «предъявитель сего является русским администратором, утверждённым немецкой властью, и все обязаны оказывать ему содействие»
(Б.Ковалев "Нацистская оккупация и коллаборационизм в России. 1941-1944 ", 2004).

В сентябре 1941 г. [Филистинский] лично арестовал советского партизана Прокошина, бывшего начальника штаба ПВХО колмовской больницы. Арест был произведен Филистинским вместе с русскими полицаями, служивших под его началом. Он был произведен в кладовой больницы, где партизан, будучи раненным скрывался .
В конце сентября 1941 г. Филистинский выдал немцам столяра колмовской больницы еврея Гринберга .
(Б.Ковалев, "От «новгородского гестапо» до Вашингтонского университета", 1999, со ссылкой на Архив Управления ФСБ по Новгородской области, д. 43689, л.72)

Следует заметить, что словосочетание "русское гестапо", "русский гестаповец" все же является некоторым полемическим перебором, так как официально такой организации не существовало. Из материалов дела следует, что Филистинский сам хвастливо называл себя так в разговоре с жителями Новгорода осенью 1941-го.

В ноябре 1941-го "первый призыв" городской управы распускается, новым бургомистром становится Ф.И.Морозов (впрочем, ненадолго, через месяц его застрелит испанский солдат).

Согласно доклада русского бургомистра ... из 60000 жителей Новгорода в городе осталось 1800. Частично это интеллигенты, которые сумели уклониться от принудительного выселения... Они прячутся в подвалах сгоревших каменных домов, в деревянных хибарах пригородов и страдают, конечно, от нехватки всего. У русской управы есть еще, к счастью запасы картофеля, капусты и моркови... Народная кухня и общая столовая под началом бургомистра должны позволить жителям пережить эту зиму. Мужчины и женщины используются для работ по расчистке территории. В отдаленном пригороде находится оставшаяся целой больница, которая передана русскому населению. 15 местных врачей заботятся там о 400 больных и раненых. Эта больница в прошлом была психиатрической лечебницей. (из рапорта работника оперштаба Розенберга фон Крузенштерна о посещении Новгорода 26-27.11.1941, ЦДАВО ф. 3676 оп. 1 д. 149 л. 258-260, перевод мой)

Здесь Крузенштерн говорит о Колмовской психиатрической лечебнице, в которой до войны работала зубным врачом мать Филистинского и техником-строителем он сам. Когда из-за постоянных обстрелов немцы отдают приказ о полной эвакуации населения, Филистинский перебирается именно в Колмово.

Война. Немецкая оккупация. Голодная и холодная зима 1941-1942 года. Город разбит, сожжен, разрушен дотла. Немногие погорельцы скучились и прижились на территории уцелевшей чудом пригородной Колмовской психиатрической больницы, поселились в полуподвальных этажах больничных корпусов, в докторских флигельках. Тут поселились и Аскольдов, и крупный эллинист, известный переводчик Платона и поэт-футурист А.Н.Николев, и его младший брат - поэт и прозаик Александр Котлин и сёстры Гиппиус, и я, и еще несколько уцелевших.
И в тесной комнатке психиатра и литературоведа И. М. А. — при ночнике, у железной печурки — под канонаду и разрывы бомб (ведь линия фронта была по ту сторону Волхова, ну, километрах в пяти-шести, не больше) — философские споры, чтение своих стихов и особенно своевременного венка сонетов
[Вячеслава Иванова]
... Гадания о будущем раздираемой войной и террором - и советским и немецким - России
... Еле-еле брызжет свет ночника. То и дело дом, ветхое деревянное строеньице, буквально пошатывается от взрывов. Кровля пробита осколками снарядов. Иной раз доносится явственно исступленный вой смертельно напуганных сумасшедших. И тем глубже западают в душу строфы "Зимних Сонетов" .
(Б.Филиппов "Статьи о литературе", 1981)

Справка
Дана исполкомом Новгородского совета депутатов трудящихся в том, что Новгородская психиатрическая больница, расположенная в посёлке Колмово не была эвакуирована в глубь страны из-за отсутствия транспортных средств. Все больные и значительная часть обслуживающего персонала этой больницы были захвачены немецкими оккупантами в августе 1941 г.
Председатель исполкома Новгородского горсовета - М. Юдин
(АУФСБНО, д. 1/6717, л.185)

Из рассказа Б.Филиппова "Счастье":
Александр Львович [главврач больницы, его прототипом является И.М.Андреевский - ИП] сам страшно исхудал. Потертый пиджачок и залоснившиеся брючонки висели на нем, как на вешалке, глаза лихорадочно горели, обычная его скороговорка перешла в какой-то истерический захлёб:
- Вчера немецкий комендант города предложил нам, Андрей, произвести обследование психиатрического отделения больницы. Всех, кого есть какая бы то ни была возможность выпустить, — выписать из больницы, снабдив документами, и распустить. Комендатура даст им пропуска в направлении Луги и Пскова. А хроников и безнадежных было предложено .. . предложено ...отравить. Или передать в распоряжение комендатуры — якобы «для отправки в тыл». Здесь кормить их нечем. Понимаете ли вы, что это значит?! Я заявил на врачебной конференции, что сделать это нам не позволяет врачебная этика — и предложил питать хроников и безнадежных отваром капусты, всё уменьшая и уменьшая порцию . Хлеб же и картофель, которых явно, катастрофически недостает и раненым, и выздоравливающим, и, особенно, гражданским больным, — сохранять для них и больничного персонала. Людмила Георгиевна очень резко спросила меня: — «Что же, мол, по- вашему, более соответствует христианскому духу: просто отравить безнадежных сумасшедших — или медленно, — ну, как бы вам сказать? — угасить в них жизнь, всё уменьшая и уменьшая их рацион капустного отвара?» Ну, к чему такие глупые вопросы?! Я не хочу ничьей смерти, но у меня в больнице нет ничего: ни хлеба, ни конины, ни картофеля. Посмотрите на меня самого... Вчера от голода умер в палате мой старый знакомый — художник Покровский: он был ранен при последнем обстреле города. И, вообразите, в его лохмотьях нашли зашитыми шесть золотых пятирублевок... А он-то скупился! За золото все-таки он мог бы купить даже хлеба .. . Ну, да это в сторону! Я отвечал Алмазовой, что можно выгадать таким образом время, а Бог — по нашим молитвам, — может быть, не допустит гибели больных ...
(Грани, N 18, 1953)

В рассказе главный герой едет по окрестным селам выпрашивать картофель, но о дальнейшей судьбе больных ничего не говорится. О том, что произошло в реальности, рассказывает уже цитировавшееся дело N 1/6717:
По обвинению Моногарова Ивана Петровича по статье 58.1.
Начато 17 марта 1946 г. Окончено 23 мая 1946 г.

Л. 1. ...Будучи завхозом колмовской больницы и комендантом посёлка Колмово Моногаров в 1941 г. руководил погрузкой на автомашины психбольных после их отравления смертельной дозой скополамина.
...При активном содействии Моногарова и Филистинского путём голода и отравлений в посёлке Колмово немцами было истреблено более 2000 советских граждан (в том числе пленных Красной Армии).


В течение весны 1942 г. Моногаровым было вынесено на свалку более 370 человек военнопленных красноармейцев и гражданского населения, умерших от голода и сыпного тифа. Для свалки трупов немцы взорвали 5 ям. Всего за период работы Моногарова завхозом, в 1941-1942 гг. в Колмовской больнице от голода умерло более 850 человек военнопленных и мирного населения, находившегося на излечении. (Б.Ковалев, "От «новгородского гестапо» до Вашингтонского университета", 1999, со ссылкой на АУФСБНО, д. 1/6717, л. 36)

В советском деле Филистинского эпизод с больницей, однако, почти не фигурирует (не говорится о нем и в статье Иващенко). Борис Ковалев объясняет это тем, что
1. Эвакуация больных не состоялась по вине властей
2. Был найден и привлечен к ответственности Моногаров.
3. Те кого не умертвили - скончались медленно, тяжело и страшно
4. И других, более "интересных" грехов хватало.
Такова информация по этой истории на сегодня.

Борис Ковалев пока только собирается завести свой блог, но если у кого-то по материалам, представленным выше, возникнут вопросы к нему, он обещал по возможности ответить на них либо самостоятельно, либо через меня.
Tags: филистинский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments