Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

партсобрание (4)

предыдущая часть


Генрихсон: Выступление тов.Кирсановой было неискренним выступлением. Для меня совершенно ясная картина после вчерашнего выступления тов.Кирсановой и после решения Исполкома Коминтерна, - то, что тов.Кирсанова вела борьбу против китайской компартии, против руководства Коминтерна.
Чем это можно подтвердить? Товарищ Кирсанова хотела свести все к тому, что ей казалось , что борьба Чугунова против руководства китайской компартии и представителей китайской компартии против Чугунова была беспринципной борьбой, что эта беспринципная борьба выражалась в том, что какие-то интриганы, работающие в газете, мешали работать Чугунову.
А на самом деле не так. Борьба тов.Кирсановой против китайской компартии для меня совершенно ясна. Чем объяснить, что тов.Кирсанова вспоила и вскормила китайских троцкистов. Возьмите таких,как Чугунов, Оглоблин, Хабаров, Фомин и ряд других.

Я неслучайно задал вопрос Кирсановой: не давала ли она рекомендации для вступления Фомина в Ленинградский Восточный Институт. Тов.Кирсанова не помнит, давала она или не давала. А я знаю прекрасно, что приехав сюда, Фомин дает записку тов.Кирсановой на китайском языке, в которой между прочим пишет: тов.Кирсанова, я по вашему совету сейчас работал по аграрным вопросам в Китае.
А кто таком Фомин? Фомин - заядлый троцкист, хотя он пытался доказать, что он по политической неграмотности, по незнанию людей скрывал этих троцкистов. Тов.Кирсанова предлагала сначала Фомину работу в Ленинградском Восточном Институте. Его послали туда преподавателем языка. Ленинградский восточный Институт был засорен японскими шпионами, в том числе был и Фомин...

Беря вопрос о дальнейшем борьбе против линии Коминтерна, нужно увязать этот вопрос с борьбой в самой Школе. Кто окружал тов.Кирсанову, кто были ее приближенными? Враги народа, троцкисты, Серебрянский, Суница, Сегаль. Самые лучшие отношения были у Кирсановой с этими враждебными элементами. Цветы, посещение их квартир и т.д. Об этом говорилось уке, что тов.Кирсанова посещала квартиру Серебрянского с цветами и т.д.
Совершенно естественно, что при таких условиях наша Школа представляла из себя гнездо врагов народа.
Какие же были методы Кирсановой? Оттолкнуть от себя действительно преданных большевиков. Методы безобразные, методы запугивания, методы застращивания и т.д. Возьмите кулуарные разговоры среди членов партии. Этих кулуарных разговоров было очень много, но вряд ли это было правильным методом выращивания новых кадров. Повторяю, что тов.Кирсанова окружала себя врагами народа.

В связи.с выступлением Кирсановой нужно сказать, что нужно исключение по меньшем мере, а может быть, что-нибудь и большее.
Кирсанова пыталась апеллировать партийному собранию: дайте мне возможность оправдать звание члена компартии, но вам партия давала очень много уроков. Возьмите последний урок. Это был урок правда, недостаточный. Но все же вы должны были после него изменить ваши методы работы, расширить критику и самокритику и привлечь партийные и беспартийные массы. Вам был сигнал в отношении Серебрянского, чуждого человека,которого вы пытались защищать перед партией.
Я считаю, что тов.Кирсанова не оправдала доверия линии партии и Коминтерна и решение совершенно правильно.

Петрова: Товарищи, правильно заявление предыдущего товарища, что апелляция т.Кирсановой к собранию не пройдет. Она говорит: "Дайте мне последнее предупреждение. Много было предупреждений со стороны партии и неоднократно были предупреждения в отношении Кирсановой. Никто не вспомнил прошлые ошибки т.Кирсановой, а стоит вспомнить.

1918 год был трудным периодом борьбы нашей партии. Тов. Кирсанова вместе с левыми коммунистами активно боролась против линии партии. Разве это не было предупреждением?
А разве в 1931 году, в связи с письмом тов.Сталина, когда она защищала троцкистов, когда сняли ее с работы, разве это не было вторым предупреждением со стороны партии, я думав, что это были большие ошибки. Надо было это учесть, учесть все это в отношении к тов.Кирсановой.
Когда она вернулась в Школу, тогда она произносила горячие речи о том, что она будет проводить линию партии. А что было на самом деле в жизни? Многие товарищи приводили примеры, показывали даже жизненную картину, говорилось о том,что вокруг тов.Кирсановой группировались такие люди, как Секерская, Серебрянский, Сегаль, Суница и др. Возьмите Серебрянского, она защищала его до самого последнего дня, до его ареста. Она носила тов.Ежову положительную характеристику этого Серебрянского. Вы помните заседание партийного комитета, когда она привела Пятницкого, которым защищал Серебрянского.

Кирсанова: - Он приходил туда по поручению ЦК.
Петрова: - Если бы он не поставил вопрос, не осложнил бы его, иначе было бы решение. Возьмите Сегаля, ведь было известно, что он бундовец, что он был троцкистом, а она его к себе приближала. Т.Кирсанова специально за ним заезжала и возила его на чистку и учила как держать себя во время проверки партийных документов.
Кирсанова: Неправда.
Петрова: Вы сами говорили это, когда рассказывали о деле Сегаля...
Затем нужно посмотреть происхождение тов.Кирсановой, кажется ее происхождение дворянское, хотя я не знаю.
Тов.Кирсанова докладывала, что у нее был муж до 1918г. , меньшевик. Почему т.Кирсанова большевичка в те годы гражданской войны, - Уже тогда была известна роль'меньшевиков и т.Кирсанова живет с меньшевиком до 1917 года. Нельзя жить с человеком, враждебным до 1917 года.
Кирсанова: Правильно, я и не жила.
Петрова: Дальнейшая ее деятельность, то что она свила здесь гнездо врагов и окружила себя врагами, это неслучайно. Неслучайна ее борьба прожив китайской компартии. Все это имеет определенную закономерность и я думаю, что решение нашего парткома, хотя и запоздалое решение, но решение правильное.
Исходя из нашего либерального отношения т.Кирсанова сделала ряд других ошибок. Эти ошибки являются признаком того, что мы неправильно, либерально, не по-большевистски подходили к этому вопросу.

Фадеева: Я хочу говорить о том, что вопрос о т. Кирсановой поставлен не по инициативе нашей партийной организации, хотя мы имели возможность вскрыть этот вопрос сами и помочь тем самым ЦК партии и Исполкому Коминтерна. Тогда и тов.Мануильскому не пришлось бы давать справку о том, что с этим запоздали. Мы этого не сделали несмотря на то, что у нас и материалы были и сигналы были. ..
Теперь о самой т.Кирсановой. Тут говорили товарищи о том, что она неискренна и видимо на протяжении последних полугода она болеет и скрывается. Она все время хочет спрятаться. Как иначе можно квалифицировать это поведение... Почему она с пеной у рта выступает против остальных, которые имеют меньше связи, чем она, а сама от этого дела уходит. Это неслучайно, потому что это один из "методов" работы. Она произносит очень красивые слова,на каждом шагу Сталин ,Ежов, бросает революционные фразы, а на самой деле -извращение линии партии на каждом шагу, и а партийном руководстве и в руководстве отделами, о чем я еще буду говорить.

И вот сейчас она представляет перед нами вид такой,как будто на светлом фоне некоторые темные пятна - Чугунов и Серебрянский. А остальные где?
Тов.Кирсанова опять действует по известному ей и знакомому нам методу. Не нажмешь, не надавишь на т.Кирсанову - ничего не получишь. Этот метод оправдывается и сейчас, как оправдывался до сих пор.
Сна приводила письма к Чугунову. Как будто там все правильно. А что означает объективно эти письма? Они означают, что была попытка учить менее опытного, маскироваться, прикрываться революционной фразеологией для того, чтобы лучше прикрывать себя. Вот что означают объективно эти письма. И тов.Кирсанова очевидно достигала цели, она сама говорила, что газета улучшалась.
Я думаю, что этим делом еще следует заняться и серьезно расследовать вопрос о т.Кирсановой и объективные факты расследовать.
Она не скажет об аресте В., одной из своих приятельниц, которой она посылала на Дальний Восток телеграммы. Почему вы об этом не скажете? Потому, что вы думаете, что это вряд ли кому-нибудь известно. Это не значит, что она хочет исправиться, но это значит, что она хочет увильнуть...

Фактов здесь достаточно, чтобы сделать вывод, что тов. Кирсанова погрязла в личных и деловых связях с врагами народа и в то не просто были дружеские отношения.
Я не согласна с докладом тов.Титкина. Тов.Титкин делал так доклад, как будто т.Кирсанова делала очередную справку, как она это делала полгода, три месяца тому назад. Благодушие, не видела, не понимала и т.д., и никаких выводов отсюда не делали.
Почему так получилось? Корни всего в небольшевистском, антипартийном нутре, в самом существе тов.Кирсановой. Поэтому она не может и исправиться. Поэтому ей не послужит на пользу никакое исключение, потому что она их не воспримет.
Я считаю, что тов.Кирсанова однотипна с теми людьми, которые ее окружали. Она с ними дружила, потому что у них была родственная душа. Я не могу сказать что либо больше, потому что я не знаю, но для меня вполне ясна эта причина, это нутро и отсюда все вытекает.

Кирсанова: Вы неправильно утверждаете, что я дружила с ними.
Фадеева: К этой характеристике дружбы с врагами народа нужно добавить, нужно это дополнить таким поистине безобразным отношением т.Кирсановой к целому ряду честных членов партии. Правильно кто-то говорил: к кому она ходила и с кем она дружила из честных членов партии?Таких нет. Возьмем тов.Ланде, скромного работника на секторе.Тов.Кирсанова прошлый год ее держала все время в черном теле, извращала принцип социалистической оплаты труда. Тов.Ланде получала меньше переводчика, несмотря на то, что работала с полной нагрузкой, как преподаватель. Пожар произошел. У тов. Ланде все погорело. Пособие другим дается, а Ланде нет. Почему? Муж зарабатывает. Это ли партийный подход к оценке нашего труда и к той или к другой помощи.
Кирсанова: Где это вы слышали этот разговор?
Фадеева: Это я знаю, а где я слышала, я скажу, когда меня будет спрашивать партийная организация,
Голос с места: А в письме к Чугунову она подписывает "Ваш горячий друг"...

Фадеева: Возьмем другого, т.Лео Руш, скромный товарищ, член партии с 1919 года. При переходе границы он получил побои, позвоночник у него болел. Пришлось очень много сражаться с т.Кирсановой, для того, чтобы тов. Лео Руш лечили в нашей Школе. У тов.Лео Руш даже начали развиваться не совсем хорошие настроения в Школе на почве лечения. Мы не могли даже послать его на курорт. Я написала специальную заметку в стенгазету. Почему так получалось? Для троцкистов ничего не жалели, а честный товарищ даже вылечиться не мог. Это ли не доказательство ваших личных симпатий.
Кирсанова: Вы знаете, сколько он лечился. Вы говорите неправду, 8 мес. лечили его.
Фадеева: Как лечили, где лечили, все нам известно. Вы привыкли уходить от вопроса и вылезать сухой из воды,но сейчас вам это не удастся...
Теперь относительно тов.Титкина. Я думай, что мало Партком поставил вопрос о тов.Титкине. С тов.Титкиным надо поставить вопрос в партийном порядке, потоку что тов.Титкин является соучастником дел т.Кирсановой. Здесь выступавшие не знали обо всем этом. Они говорили отчасти этим языком. Тов.Титкин действовал очень хитро. Они распределили роли. Он подойдет к каждому, приветливо с ним поговорит, он улыбается всегда. Резолюции согласовываются с самой Кирсановой...
Потом с т.Титкиным говоришь и скользишь. Я вначале к тов. Титкину очень доверчиво подошла и говорила с ним и о положении на секторе, и как идет работа и о настроениях и об отдельных людях говорила. Тов.Титкин улыбнется, пошутит, а дальше ничего. Наконец, я поняла, что т.Титкину нужно привести готового врага народа и сказать: т.Титкин, бей, и тогда он сделает,а вот чтобы поднять самому вопрос на принципиальную высоту, это было очень редко, из всех случаев, когда больше итти некуда.
Я считаю, что т.Титкин недалеко ушел от т.Кирсановой. Я не могу сейчас точно определить степень его вины, но несомненно он несет большую ответственность, чем ту, которую ему записал партком, чтобы снять.
Я думаю, что надо будет поставить вопрос о Титкине в партийном порядке и разобрать это дело.

Залман: У членов комиссии есть такое правильное соображение: у нас записавшихся 29 чел. Вопрос у нас наболел. И еще больше товарищей хотят записаться. Правда, в прениях есть ряд повторений. Есть такое предложение. Сегодняшним собранием мы не ограничимся, но по этому конкретному вопросу сегодняшнего дня, о чем мы сегодня решим, - по атому вопросу дать высказаться еще 3-4 нашим товарищам и членам комиссии, с тем, чтобы продолжить ряд собраний...
Мы в Президиуме обменялись мнениями и считаем это предложением правильным. Надо было бы заслушать критику и самокритику по этому вопросу, заслушать тов.Волкова, Отдела Кадров, Никитина, профсоюзная организация и тов. Карсакову - работница кухни. Нет возражений? Я бы тоже просила дать мне слово в числе этих 4-х товарищей, потому что я являюсь одним из старых членов партийного комитета и во-вторых членом партийного комитета, который разбирал последнее дело. Все это обязывает меня выступить. Нет возражений? Принимается это предложение.

Карсакова: Товарищи, я не буду останавливаться на тех фактах, о которых товарищи уже много говорили, я хочу сказать о столовой. У нас было много недостатков. Было одно время так, что дошли до отравления продуктов, но пришлось во время снять эти продукты и предотвратить отравление. Тов.Кирсанова вместо того.чтобы выступить по-большевистски, разобрать это дело, так она только запугивала рабочих, рабочие боялись выступать против хозяйственника. У нас был пропущен по пьянке сотрудник с участием хозяйственника Егорова, бывшего растратчика. Мне пришлось эти продукты снять. Старались обвинить работников.Тов.Кирсанова об этом знала. Вместо того, чтобы принять меры, только запугивали рабочих, чтобы мы об этом замолчали.

Для меня ясная картина становится, почему делалось покровительство тем, кто тащит, растрачивает, тот является лучшим работником у т.Кирсановой. Мне приходилось наблюдать: машинами шли продукты на дом к т.Кирсановой. Может быть поэтому и было укрывательство т.Кирсановой этого растратчика и бандита. Я его иначе назвать не могу. Она таким путем подкупала рабочих и рабочие молчали. Только сейчас выливается это наружу. Этот вопрос тоже нужно разобрать, куда вывозились от нас продукты. Когда вывозились продукты по назначению это мы тоже знаем. А когда я возила продукты тов.Кирсановой на квартиру, нужно, чтобы т.Кирсанова сказала, за чей счет они ей шли. Поэтому она и молчала против Егорова, когда я выступала и осталась одна в нашей коллективе чуть ли не враг,которого протаскивали. Когда я выступала против Егорова, то т.Кирсанова на меня обрушилась.
Я ставила вопрос насчет дочери. Она как то замяла вопрос Есть такие случаи, что дочь т.Кирсановой имеет связь с заграницей , т.Кирсанова почему то ей сказала почему она ездит заграницу и что она там делает.

Голос с места: Она сказала. Муж этой дочери работал заграницей и она туда с ним ездила.
Карсакова: Тов.Кирсанова никаких мер не приняла, когда были эти сигналы. Она никаких мер не предпринимала, а покрывала тех, кто растаскивает социалистическую собственность, а кто старается как-то укусить нашу власть, - эти лица для нее были самыми хорошими. Это меня больше всего возмущало. Иногда невиновные люди больше всего страдали, а преступники оказались самыми хорошими.
Я не согласна с т.Фадеевой. Тов.Фадеева обвиняла тов.Титкина. Я бы сказала, что тов.Титкин в некоторых случаях был очень прав. Мне пришлось вынести большую бузу на участке и никто не помог мне кроме тов.Титкина. Когда я обращалась к т. Титкину, то он давал всегда точное направление. Обвинять полностью его не следует.Может быть и были какие упущения, но он очень стойкий. Не секрет, что т.Кирсанова на всех давила, что все ее боялись. Мне пришлось к ней притти. Я спрашивала т.Кирсанову, - у нас творятся безобразия, продукты растаскивают и т.д. Она говорит: ты очень много шумишь, нельзя ли тебя перебросить. Я поставила вопрос. Я проработала 12 лет. Вы меня сперва вылечите, а потом будем так говорить. Это был мой ответ т.Кирсановой.

Никитин: Товарищи, решение Коминтерна является совершенно правильным, но главная наша задача заключается,конечно, не в том, чтобы признать, когда нас поправили, когда мы сами не сумели поставить этого вопроса так, как нужно, тогда, когда вы знаете, что для нас основная задача заключается в том, как сейчас, проверяя работу нашу, каждого из нас, и мою, сейчас проанализировать те корни, почему наша организация допустила такое положение, когда мы не выполнили указаний тов. Сталина об овладении большевизмом, когда мы не поняли, не провели практически в жизнь решении мартовского пленума ЦК, когда мы не провели так, как надо решения VII конгресса Коминтерна .

Прежде всего надо поставить вопрос о каждом из нас, дело не в том, что я не заведую учебным отделом, работаю там помощником. Я долго и давно работаю в Школе и конечно, ни в какой степени ответственность с меня не может быть снята за все те преступления и за все те ошибки, прорывы, которые имеются в нашей Школе.
Товарищи, во-первых по вопросу о бдительности. Это то, что является основным качеством каждого большевика, и особенно то, что еще и еще раз неоднократно подчеркивал тов.Сталин.
Но если взять всю сумму вопросов, которые прошли перед вами и в работе т.Кирсановой имеются - Серебрянский и Суница и эти группы, которые мы поздно разоблачили, исключили и т.д., и наконец, дело Чугунова, - конечно, товарищи это ясное дело, что мы, также и я в том числе, не сумели во время разоблачить врага, не сумели со всей большевистской резкостью партийно поставить вопрос о тех или иных господах, которые засоряли нашу Школу, скажем, о Серебрянском, о Сегале, Сунице и т.д.

Но разве это оправдание? Ведь если те или иные споры по организационному вопросу, по постановке учебной работы и т.д. не были подняты на нужную принципиальную высоту и поэтому прошляпили эти вопросы или скажем сейчас,недавно на парткоме стоял вопрос об отчете сектора "Ц"...
Что я сделал? Я не понял этого вопроса. Этого мало сказать, я в достаточной степени работаю в партии и т.д. Я допустил грубейшую политическую ошибку и вместо того, чтобы помочь и г.Кирсановой и нашей парт.организации разоблачить это дело, помочь выяснить это дело, - я взял отдельные частные случаи работы т.Кирсановой в Китайском университете, вопрос, как мы выкорчевываем там подлых контрреволюционных троцкистов и т.д. и этим пытался мотивировать то, что тов.Кирсанова в отношении кит.компартии занимала правильную позиции и т.д.

Конечно, такая постановка является постановкою вредной, непартийной постановкой и с этой точки зрения, если я в этих двух фактах допустил ошибки, о которых я вам сейчас говорю, конечно, если я на этих участках работы Школы, несмотря на то, что работал очень много, пытался решать вопросы так, как требует наша партия, себя не щадил, не жалел, - вы все это прекрасно знаете, - я конечно, политически вопроса не поднимал на ту высоту, на которую надо было его поднять, я не умел организовать коллектив, я не умел как следует этого вопроса поставить перед т.Кирсановой, а сплошь и рядом смазывал и создавал иллюзию, что вопросы решаются, что вопрос продвигается, а на самом деле он не решался и не продвигался.

Кириакиди: Это не иллюзия, а обман.
Никитин: Совершенно правильно, как вы говорите. Практически получался обман...
Теперь что касается наших секторов и наших кадров? Товарищи, если сейчас мы говорим о руководстве по существу, если сейчас мы говорим о кадрах, которые воспитать....
Председатель: Ваше время истекает, говорите ближе по существу вопроса.
Никитин: Я думаю, что вопрос о т.Кирсановой имеет не только ту постановку вопроса, которую мы сейчас развернули и высказались, но этот вопрос тесно связан и с той работой, которая проводилась т.Кирсановой и рядом товарищей, которые с ней работала по подготовке большевистских кадров.
Если вы хотите поставить вопрос персонально по вопросу о тов.Кирсановой....
Голос с места: Вопрос уже стоит.
Никитин: Совершенно правильно, уже стоит вопрос о т.Кирсановой. Тогда здесь нужно сделать определенные выводы, которые сводятся к следующему, я считаю, что коллектив, который говорит о том, что был ряд предупреждений в отношении Кирсановой и тогда, когда ее снимали и вернули на работу, и в ряде наших решении, и наконец, на ряде соответствующих собраний, они были предупреждением т.Кирсановой. И сейчас решение, которое выносится парткомом, я лично считаю правильным.
Теперь по вопросу о том, где я был. Я уже вам сказал,что несомненно, что в той работе, которую я проводил, я тратил все силы, весь свои опыт, но в этом отношении по-большевистски с работой не справился, не сумел ее как следует поставить и тогда, когда товарищи будут разбирать вопрос конкретно обо мне, товарищи, конечно, сделают те выводы, которые я заслужил, которых я достоин.
Что касается негодяя, шпиона Чугунова, - я с ним связи не имел и заявление о том, что этот негодяй не боролся против Коминтерна, я никогда не делал.

Волков: Товарищи, я думаю, что в своем выступлении т.Кирсанова не сказала нашей парт.организации о всех тех связях с врагами народа, которые в действительности она имела. Я приведу вам такой факт. Я работал в Коминтерне 10 лет и она особенно за последний период времени неоднократно мне напоминала: "Вот вы работали 'в Коминтерне 10 лет, вы работали под руководством Абрамова и были шофером Пятницкого". Я говорю; "Да, было такое дело.К онечно, и у нее вполне законно должен был встать вопрос, что я имел связь технического порядка. Но вы т.Кирсанова имели связь политического порядка с этим лицом. И сейчас, когда стоит вопрос о вас, вы не забыли такого случая, какие у вас были взаимоотношения с Пятницким и с Абрамовым. Вн об этом не сказали, а надо было сказать,чтобы парт.организация знала, как стоял вопрос в связи с этими лицами у вас, в том числе с Смолянским и Мадьяром. Я думаю,что интересно было бы парторганизации сказать об этом.

Интересно ли нашей парторганизации связь Кирсановой с врагами народа Суницей, Сегалем, Серебрянским. Суница был разоблачен, будучи на работе у нас в Школе, как враг народа. Но только ли этот период времени имелась эта связь с Суницей и связь Суницы с т.Кирсановой? Я думаю, что она была с ним связана намного раньше до этого времени.

Голос с места: Она знала его по Сибири.
Волков: Она знала его по Сибири и по тому периоду времени, когда т.Кирсанова снималась с Ленинской Школы...
Теперь относительно методов т.Кирсановой.Конечно, тут и на меня возлагается большая ответственность. Какими методами мы проводили свою работу внутри нашего коллектива?
Я в связи с эти хочу привести характерный факт, что мнение свое ты сразу не можешь высказать, а если ты мнение свое высказал, то тебя сразу поправят и говорят: " Тебя надо воспитывать". Был такой случай - Грозберг - она оказалась врагом народа. Я ее вызвал к себе в проводил с ней беседы.Все факты говорили, что она чуждый человек.
Кирсанова: По моему предложению вызывал.
Волков: Правильно т.Кирсанова, я выполняю ваши директивы. Что вы мне скажите, я так и провожу работу.
Кириакиди: Именно так проводишь, так, как она тебе скажет.
Волков: Не как она скажет, а директива проводится сверху. Получилось так, Я докладываю, что этот человек не ' заслуживает никакого политического доверия. Докладываю директору Школы и секретарю парткома. Что же получается. В результате остановились на том, чтобы не разбирать вопрос в партийном порядке, а сократить ее.
Кирсанова: А ты расскажи, в чем тут было дело.
Залман: Дело было в том, что она была враг народа.
Волков: Она пробралась в Советский Союз какими то темными путями, я не знаю, было ли об этом т.Кирсановой известно, или неизвестно, но когда я проводил проверку, мне стало известно об этом. Мы ее выпустили с партийным билетом из нашей организации, да еще оказали ей помощь. Мы дали ей 2-х недельную путевку в дом отдыха,Только иди, потому что мы в тебе сомневаемся.

Теперь вопрос о том, как мы отнеслись к тов.Фадеевой,к человеку, который совершенно не вызывал никаких политических сомнений, кроме того случая, что она когда-то служила в отделе снабжения армии Колчака. Вопрос этот был поставлен и со стороны Фадеевой, был поставлен неясно и неправильно. Надо было прямо и четко сказать когда она поступала. Когда вопрос был проверен и когда у меня свое мнение сложилось, я говорил, что у Фадеевой тут ничего нет; единственно, что она скрыла, не записала этого факта. Пошли в Институт Красной Профессуры, выяснили, что она там этот факт скрыла. Прицепились к этому факту. Пишется вывод... сделать строгий выговор. Я спрашиваю за что? За то, что скрыла,когда поступала в Красную Профессуру и у нас не сообщила об этом факте.
Вопрос: Скрыла,или неясно написано?
Волков: Надо полагать,что этот факт был скрыт. Ну так человек ошибся. Самое большее, что было можно сделать,- указать или поставить на вид, чтобы т.Фадеева этого впредь не делала. Но все-таки предложили партийному комитету записать выговор...
Теперь я хочу остановиться еще на одном очень серьезном вопросе, в котором мне кажется, повинна т.Кирсанова, это положение с разоблаченным врагом народа Раевичем. Тов. Кирсанова начинает сейчас записывать этот вопрос. Очевидно она будет говорить потом, что она боролась и разоблачила этого Раевича. В последний период это было верно, что вы принимали активное участие в его разоблачении. Но после чего, после каких фактов? После таких фактов, когда человеку уже деваться некуда. Это был уже разоблаченный человек. А если возьмете его начало.
Вопрос: кто поставил Раевича заведующим Отдела Кадров?
Волков: Об этом я хочу сказать. Перед этим Раевич был поставлен зав.Отдела Кадров нашей Школы. Было известно, что Раевичу не доверяют ни Секретариат ИККИ, ни ЦК ВКП/б/, т.Кирсановой это было известно. И несмотря на это Раевич длительный период времени сидел в Отделе Кадров нашей Школы и ничего не делал. Его держали и выжидали, а выжидать нечего было.
О Серебрянском тут очень много говорили. Серебрянскому были предъявлены все обвинения, которые можно было предъявить и человека исключили из партии. Казалось бы, нужно было прямо сказать: знаете тов.Серебрянский, уходите не только с работы Школы, но и из нашего общежития, где вы живете. А в результате получилось, что ему дали ответственнейший участок работе. Посылают его с группой на практику и перед тем, как он должен был уехать,органы НКВД арестовали его.

Я хочу рассказать немного о себе. Я работал во главе Отдела Кадров очень недавно. После того, как сняли Горского, я остался сам большой, сам маленький. У него было заявление о том, чтобы освободить. Его отозвали во всяком случае. Мне иногда бывает больше известно, чем бывает известно всему коллективу, но иногда проскальзывают такие вопросы, которых я или прямо не ставил, или не настаивал на которых, что с этим мнением я не согласен, ни с парткомом, ни с Кирсановой, иду в райком и проч. У меня не было такой настойчивости.
Вопрос: Почему? Потому, что шофером работал у Пятницкого, или еще почему?
Волков: Я верил в авторитет Кирсановой. Я считал, что это старый большевик, заслуженный товарищ, имеет орден Ленина и тов.Титкин, я верил, я опирался на этих людей и если они с каким-нибудь мнением приходили, я соглашался.
Заканчивая, я хотел бы спросить т Кирсанову, чтобы она если ей будет еще предоставлено слово, осветила бы этот вопрос ее связей с Пятницким, с Суницей и была ли она в военной оппозиции вместе с Суницей.

Залман: Товарищи, наша парторганизация сегодня понимает всю серьезность положения, в каком находится наша партийная организация. Что касается Кирсановой, так это для всех совершенно ясно,что этому человеку не место в партии. Мне кажется,что и члены парткома и сейчас партийная организация уяснили вопрос о том, что дело не идет о том только, что этот человек потерял бдительность, так. потерял бдительность, а о большем. Кирсанова - чуждый человек.
Наша парт. организация понимает, что дело обстоит серьезнее и наши собственные факты, те факты, которые есть у нас, они об этом говорят. Единственный лишь выступавший Никитин еще не додумался до того, что у нас стоит вопрос о Кирсановой, об исключении ее из членов партии. Это лишь показывает нутро Никитина, которое вся наша организация целиком видит и знает...

Мне думается, надо следующий вопрос поставить; вопрос стоит о том, как нам ликвидировать эти последствия, те безобразия, которые происходили до сих пор со стороны Кирсановой, тот вред, который нанесен самой организации. Как ликвидировать эти последствия?
Сейчас является бесспорным фактом, что Фадеева была уволена не за то, что она напутала в анкете, не придала значения своей службе в Управлении Снабжения в Сибири во время колчаковщины. Не эта причина была, что она плохо справлялась с работой. Об этом надо было разобрать, и об этом, возможно, надо было вынести соответствующее решение, может быть поставить на вид. Не в этом была причина увольнения, а Фадеева была уволена потому, что она подняла вопрос критики, это было ясно

Голос с места: Вам, партийному комитету это было ясно.
Залман: О партийном комитете я буду говорить дальше, это центральный вопрос моего выступления.
Я хочу указать на то, что сами методы как раз в увольнении Фадеевой и в разборе ее дела - это были та методы непартийные. Так поступать по отношению к человеку, который развивает критику, как по отношению к Фадеевой,- это вражеские методы и приемы работы. Это надо с совершенной ясностью и четкостью формулировать...

Я сперва возьму вопрос о Серебрянском. Здесь я хотела привести тот факт, что Кирсанова попросту говоря врет. Напомню такой факт. Надо со всей ясностью всем осознать и записать это дело, что она Серебрянского защищала до последнего момента. Она говорила: "Когда был восстановлен Серебрянский, тогда я была также ошеломлена, как все".
Врете, дорогая т.Кирсанова. Это неправда. Когда вы получили известие о первом его восстановлении, когда посылали меня к телефону проверить Дризуля. Я вам сказала: как же так, он же контрреволюциионер. А вы ответили: я все добивалась, чтобы он был восстановлен. А когда я сказала, что нам придется отвечать,то вы с легкостью барышни повернулись и сказали: "Вместе ответим"...

Сегодня мне совершенно ясно, что критикой ее исправлять нельзя, будет напрасный труд. И в нашей партийной организации
люди говорили: напрасно, критика Кирсановой не поможет...
Дальше дело Сегаля. Перед партийным собранием было ясно,что она знала о Сегале, что она помогапа ему получать билет в Районном Комитете партии. Партийцы требовали,чтобы Кирсанова дала ответ перед собранием. Кирсанова знала о прошлом Сегаля.
Кирсанова: Это неправда.
Залман: Знала тов.Кирсанова.
Кирсанова: Это неправда.
Залман: Какую удобную форму она избрала. Сегаль враг народа, верить ему нельзя поэтому она ничего не знага.Сегаль разоблаченный стал ее разоблачать. Был ли зажим критики со стороны партийного комитета, в этом вопросе бып. Партком замазал этот вопрос. Теперь совершенно ясно. Почему партийный комитет докатился до того,что когда поступило заявление о связи Кирсановой с Чугуновым, он не в силах был этот вопрос решить по партийному, исключить Кирсанову из партии.
Вопрос: А до Райкома доводили?
Залман: До Райкома я довела... Но опять же я прежде всего, ходила разговаривать с тов.Садовниковым, не добиваясь от тов.Садовникова решения того, что нельзя, несмотря, на то,что это жена Ярославского,старая партийка оставлять ее в партии. Мы с тов.Титкиным не показали тов.Садовникову всех преступлений, которые имелись у Кирсановой' в нашей Школе.
Вот товарищи,отсюда вытекает со всей серьезностью наше положение. Кирсанова загнила на корню. Пря обсуждении решения Пленума был зажим самокритики. И начала гнить наша партийная организация. Таково положение вещей.

Теперь о секретаре...Я не согласна с тов. Фадеевой, когда она говорит,что тов.Титкин является соучастником в деле Кирсановой. Это неверно. Во всяком деле, надо отразить действительность. Это утверждение тов. Фадеевой неверно, но у тов.Титкина объективное преступление перед партией. Какое преступление. Вера в Кирсанову.
Разве мы могли верить и допустить,чтобы в высших органах Кирсанову считали за стойкого большевика, преданного партии.
И сегодня каждому должно быть ясно, что такой мысли даже допускать нельзя. Можно ли допустить мысли, что в Коминтерне Димитров мог считать ее, как старую партийку, как преданного члена партии? И нет и никогда, потому что наша партийная организация прекрасно помнит, как Димитров показал нам свое отношение к Кирсановой во время 10-летия школы. Помните наш актив, как Димитров нам показал, какая есть Кирсанова. Она добивалась, чтобы он обязательно выступил и свое слово о ней сказал. Это, чтобы к ее ордену Ленина, который она получила, прибавить еще слово большого человека. Она о себе все время думала. Наша организация знает мнение тов.Димитрова в отношении Кирсановой. Ми это знаем и мы ни на одну минуту в нашей организации, тов.Мануильский, не допустили мысли, чтобы могло быть указание от тов.Димитрова, что не надо ставить вопрос о партийности Кирсановой. Нет, не могло этого быть. Кто тут виноват? Надо сказать с большевистском прямотой и остротой, что мы сами виноваты - партийная организация. Большевизма не хватило. Решение пленума и указание тов.Сталина не поняли. Вот где лежит причина. Критиковали, взирая на лица, шли дальше и превратили это дело в партийное преступление.
Вот наш путь и вот как дело обстоит.

следующая часть
Tags: документы: КИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments