Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

сильно помогли в финансовом плане

Письма бывшего генерала добровольческих соединений Эрнста Кестринга своему бывшему подчиненному, отвечавшему в его штабе за кадровые вопросы Зигфриду Унгерманну.
Речь идет о вышедших в 1951 и 1952-м году книгах Э.Двингера и Ю.Торвальда.
В тексте упоминаются
Хайнц-Данко Херре, служивший во время войны сначала у Гелена (Fremde Heere Ost), затем у Кестринга, а после войны снова у Гелена (BND).
Ханс-Хайнрих Херварт - во время войны сотрудник штаба Кестринга, затем дипломат.
Райссмюллер - ординарец Кестринга.

Бихльхоф, 29.12.1951

Мой добрый старый Унгерманн!
Сердечное спасибо за добрые пожелания, которые Вы и Ваша жена прислали мне к Рождеству и Новому Году. И мы желаем Вам здоровья и успехов в 1952 году, в котором, мы надеюсь, снова увидимся после долгой разлуки.
Большое спасибо за прекрасный подарок - сигареты. Если бы их увидел мой врач, он бы погрозил мне кулаком. Этот мучитель позволяет лишь пять в день. Ну хоть так! Все же он прав, я пока еще не в стопроцентной форме.

Похоже, наш Власов стал весьма модным. Двингер, известный писатель, с которым я несколько лет назад разок встречался, прислал мне свой кирпич с пламенным посвящением "Ментору нашей идеи". Кроме того в очень лестном (!) письме он просит меня как "величайшего знатока" высказаться о книге, и особенно о русском народе. С той же почтой пришло письмо нашего Херре, который в свою очередь просит изничтожить книгу Двингера.
Особенно он возмущен, что тот назвал свой труд "хроникой", при этом многое представил неисторично. Как я и написал Херре, исполнение его желания, с моей т.зр., стало бы лучшей рекламой для книги Двингера. Чтобы удовлетворить этих бойцовых петухов, мне придется прочесть почти тысячу страниц. А ведь на моем письменном столе лежат еще два кирпича схожей толщины. О благословенное, о счастливое Рождество! Уже четыре года я страдаю от обладания этим якобы "единственным в своем роде и универсальным знанием" о России. Бедный я несчастный! Если Вы уже прочитали книгу Двингера, напишите мне, но только в двух словах Ваше мнение. Не вижу повода, почему Вам должно приходиться легче, чем мне.

Целую ручку супруге. С наилучшими пожеланиями, Кестринг.

Бихльхоф, 09.07.1952

Мой дорогой Унгерманн!
Сердечное спасибо Вам и Вашей любезной супруге за то, что не забыли о моем дне рожденья и за любезные приветы с хладных брегов Балтики. По случаю дня рождения я с благодарностью вспоминал праздники, которые вы все, мой старый штаб, мне устраивали. Отмечал его в этом году я в Швейцарии, куда меня на машине отволокла моя усердная супруга. Прекрасное путешествие вкупе с осознанием факта, что швейцарцы не воевали уже много веков.
Надеюсь, у Вас все в порядке со здоровьем и службой. Нас бы обрадовало, если бы Вы с супругой удостоили бы нас визитом в Бихльхоф. Вы ведь уже давно не показывались. Но пожалуйста после второй половины августа, до того мы полностью загружены неизбежными летними отпускниками.

После моего возвращения я получил по почте номера 26 и 27 журнала Штерн, издающегося в Гамбурге. В нем объявлено начало серии статей Торвальда "Большое предательство Власова". Документальный рассказ. Так как известно, что Торвальд работает на Херре, готовя обещанную тем книгу о добровольческих соединениях, материалом для опубликованных пока статей Торвальда снабдил Херре. Из-за того, что обо мне говорится там лишь мимоходом, злить Херре, помня о его тщеславии, мне не хочется. С ухмылкой принимаю к сведению. Но то, что мой трудившийся в поте лица штаб генерала добровольческих соединений до сих пор вообще не упоминается, я так не оставлю. Сам-то Херре вроде бы в мае 1944-го отправился в Италию, чтобы создать там дивизию. Известно Вам что-нибудь про то, что у него до того были тесные связи с Власовым? Власовское-то движение началось, когда 14 (?) сентября 1944-го ко мне прибыл посыльный от Гиммлера с вопросом, не могу ли я выставить для Власова 5-7 дивизий. Гудериан был согласен, Йодль объяснил, что мы не собираемся "сами готовить собственных палачей". Подготовка началась и Херре, насколько я помню, отправился как мой офицер связи в Мюнзинген после Пражского манифеста или даже в декабре 1944-го.
В 1945-м Херре видно осознал, что снискать лавров в этом деле ему не удастся и в беседе со мной заявил, что думает оставить свой пост, что было мной в резкой форме отвергнуто. После майского разгрома он объявился в Бихльхофе, так как ему удалось прорваться из расположения окруженной 600 дивизии.

И с американской, и с английской стороны меня просили записать малоизвестные факты о Власове. Я отказался, так как не хочу и не могу больше ничего писать. Было бы однако жаль, если бы об этом поздно и с недостаточными средствами начатом деле распространялись ложные сведения, как к примеру в опубликованных кирпичах Клейста или Двингера. И прежде всего, что работе моего штаба не отдается должное.

Семь народов якобы спорили, кто из них основал Рим. Так и сейчас человек семьдесят утверждают, что задолго до конца осознали значение добровольческих соединений, прежде всего Власова. В том числе Двингер. Вы когда-нибудь слышали это имя в связи с добровольческим движением? Я никогда. Это все хорошо оплачиваемые сенсационные репортажи, но ни в коем случае не исторические документальные материалы, о которых идет речь.

Сердечный привет Вашей супруге и Вам от моей жены и привязанного к Вам Кестринга.

Бихльхоф, 08.12.1952

Дорогой Унгерманн!
Спасибо за Ваше письмо от 06.12. и "Солдатскую газету", в которой меня так хвалят.
Вы пишете о множестве моих поездок - так хорошо я себя еще не чувствую. Хотя я и не оправдываюсь, как Вы - трусишка, гололедом на дорогах. Могу гарантировать Вам, что как только состояние дорог, моего сердца и моего кошелька, улучшатся, мой визит нависнет над Вами дамокловым мечом.

Единственной поездкой за последнее время была поездка в Бонн на заседание восточноевропейского сообщества и в гости к Джонни. Как и во время войны парень помыкал мной. Был у Хойса, с которым долго болтал, должен был попасть и к Аденауэру, но в последний момент что-то не сложилось. Я и не знаю толком, как эти почтенные господа должны принимать спустившегося с гор деревенщину.

Когда я рассказал Херварту, негодовавшему по поводу книги Торвальда, что Херре намерен посетить меня, Херварт сразу бросился к телефону и заставил Райссмюллера тоже явиться в Бихльхоф. Херварт считает, что я слишком добродушен, чтобы объясниться с Херре в одиночку. Моя жена на всякий случай затаилась, так как боялась, что начнется скандал. Ничего подобного! Во время четырехчасовой беседы мы, что было и моим желанием, многое обсудили. Для меня не слишком просто высказывать свою позицию по тому или иному вопросу. Может показаться, что преуменьшая деяния Херре, я хочу подчеркнуть свои собственные заслуги.
Вы меня знаете достаточно, чтобы понимать, что это не в моих правилах.

Я не хочу принижать заслуги Херре как начальнику штаба при Хельмихе и при мне, но ведь с мая по октябрь 1944-го Херре находился в Италии. Не могу себе представить, чтобы развитие власовского движения в этот период каким-то образом "дистанционно управлялось" Херре. Общее направление книги Торвальда неплохое, такая книга должна быть написана. Разные мелочи меня не смущают. Но исторической книгой я ее назвать не могу. Некоторые беседы, которые я якобы вел, я не могу припомнить. То, что Херре перед своим уходом заявил мне, что последнее средство - это СС, я отрицаю. Арльт и его описанная на многих страницах поддержка не оставили следа в моей памяти. С д'Алькеном я разговаривал лишь раз, очень коротко. С другой стороны меня обвиняют, что в сентябре 1944-го я должен был осознать, что для организации власовских соединений уже не хватит времени. И что, когда Гиммлер прислал ко мне сотрудника, который от его имени спросил, не могу ли я выставить для Власова 5-7 дивизий, пообещал вооружение и агитацию в лагерях военнопленных, мы что, после двухгодичной борьбы должны были сказать: Нет? Сказать "Слишком поздно!"? Когда я спросил разрешения у Гудериана, он сказал: "Чем больше дивизий Вы выставите, тем лучше". А я ему должен был сказать: "Да ну, нет смысла!"? Не сделать попытку, усилив Восточный фронт, остановить хотя бы русских?
Теперь-то полно говномудров, которые утверждают, что уже в 1933-м знали, что мы проиграем войну.

Главной моей мыслью было доказать Гитлеру и его клике, что добровольцы годятся для боя и добиться тем самым разумного отношения к ним, в том числе к пленным и остарбайтерам. Все эти мероприятия можно описать одним словом - "равноправие" чего вы, весь мой штаб, частично добились, хотя и слишком поздно. Херре по-дружески использует выражение "пряник".
Из самого кирпича, однако, очевидно, что многие высшие органы, в том числе партийные, не осознали, какие возможности скрываются за использованием добровольцев.

Но вернусь к нашей беседе втроем в Бихльхофе. Когда мы объяснили Херре, что знаменитые слова Шлиффена "Делать больше, выпячивать меньше" он не может отнести на свой счет, тот ответил. что таким было пожелание американцев, которые сильно помогли в финансовом плане. Они хотели, чтобы повествование концентрировалось вокруг одного героя. Многочисленные описания других действующих лиц были якобы "художественным фоном", созданным Торвальдом, чему он не мог воспрепятствовать. Он признал, что предпубликация в Штерне была не слишком удачной и проч.

Он пообещал, что в выходящем днями втором издании будут сделаны мелкие поправки. Для крупных времени недостаточно. В третье издание, которое должно выйти в марте 1953-го, будут внесены серьезные изменения. Реально ли это, судить не могу.

Херре привез несколько отзывов от людей, на которых книга произвела сильное впечатление, в том числе от известных высокопоставленных военных. Что ж, бойкое перо и умелое изложение Торвальда, похоже, сделали свое дело. Но сколь немногие кроме нас, находившихся в сердце всего предприятия, могут оценивать события? Херре заметил, что своей критикой мы можем уничтожить книгу. Этой цели я ни в коем разе не преследую. Но я, повторю, был бы рад, если наряду с романами была бы создана историческая работа о Власове.

Вы упоминаете большую служебную нагрузку. Я этого лишен с тех пор, как отказался писать еще хоть что-нибудь про Советский Союз. Но после книги Херре ко мне снова поступило много запросов. Но никого кроме Вас, мой старый друг и знаток всей истории, я не хотел бы стращать длинной писаниной. При нашей следующей, надеюсь, недалекой встрече, мы можем побеседовать об этом.

Привет от моей жены, целую ручку Вашей супруге,
всегда преданный Вам Кестринг.
Tags: документы: IfZ, кестринг, херре
Subscribe

  • забавы (п)ослов

    ( или новости, о которых вам даже за ваши деньги не расскажет славящаяся своей независимой точкой зрения "Немецкая волна" update 02.10.…

  • ганьба 1939 года

    Немцы и Украина. Доклад М.Е. Шаповала. Слух о германских планах на Востоке взбудоражил украинскую зарубежную среду. Самостийники зашевелились,…

  • три документа о скоропадском-младшем

    I. Семья Скоропадских. М[исте]р Сергиус Шемет 19.3.45 Меморандум. Настоящим я испрашиваю у швейцарских властей предоставить моей семье, состоящей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • забавы (п)ослов

    ( или новости, о которых вам даже за ваши деньги не расскажет славящаяся своей независимой точкой зрения "Немецкая волна" update 02.10.…

  • ганьба 1939 года

    Немцы и Украина. Доклад М.Е. Шаповала. Слух о германских планах на Востоке взбудоражил украинскую зарубежную среду. Самостийники зашевелились,…

  • три документа о скоропадском-младшем

    I. Семья Скоропадских. М[исте]р Сергиус Шемет 19.3.45 Меморандум. Настоящим я испрашиваю у швейцарских властей предоставить моей семье, состоящей…