Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

невеликий комбинатор

В дни Великой Отечественной войны вместе со всем народом на защиту социалистического Отечества встал многомиллионный комсомол, вся советская молодежь. Как и в годы гражданской войны, они, следуя примеру коммунистов, самоотверженно выполняли свой воинский долг, проявляли чудеса мужества, стойкости и отваги. Мы расскажем о документальной литературе, посвященной боевым и трудовым подвигам миллионов юношей и девушек в те суровые годы. О массовом героизме комсомольцев в боях с врагом на фронтах Отечественной войны и на временно оккупированной, о великом трудовом подвиге молодежи...

Вступление к статье "Комсомол в боях за Родину", опубликованной в 1965 г. в скромном журнале "Библиотекарь" вряд ли можно выделить из тысяч других образцов советской журналистики, склепанных по одним и тем же лекалам. Если бы не подпись - Иосиф Кернес.
ПРОТОКОЛ
8 августа 1942 г.
Содержание: допрос военнопленных советских офицеров.
7 августа 1942 г. военной стороной мне была предоставлена возможность для подробной беседы с тремя военнопленными советскими офицерами:
1. Генералом Андреем Власовым, командующим советской армии, уничтоженной нами в "Волховском котле"
2. Полковником Владимиром Соерским
[правильно: Баерским], командиром советской дивизии, взятым в плен под Харьковом 25.5.42
3. Полковым комиссаром Иосифом Кернессом
[правильно: Кернесом], перебежавшим под Харьковом 18.6.42
В ходе этих бесед выяснилось следующее:

[...]
Полковой комиссар Кернесс родился в 1910 г. в Кировограде. Он получил хорошее школьное образование. Он ведет себя умело и решительно, однако не вызывает доверия. Он член партии с 1932 г. До 1941 г. Кернесс был сотрудником Главного Политического Управления Красной Армии в Москве, затем - полковым комиссаром. Кернесс заявил, что он перебежал к нам, так как получил задание от русских оппозиционных элементов прозондировать с немецкой стороны возможность заключения сепаратного мира. На вопрос о том, кто эти элементы, Кернесс назвал несколько ничего не значащих имен, однако утверждал, что многочисленные известные лица, а также влиятельные члены советского правительства не согласны с политикой Сталина. При условии, что Германия изъявит готовность заключить с Россией сепаратный мир на приемлемых условиях, они свергнут Сталина и вступят в переговоры с германским правительством. Спрошенный об этих лицах, Кернесс назвал имена Молотова, Калинина, Потемкина, Шапошникова, Тимошенко и др. Кернесс заявил, что все подробности об этом он изложил письменно и передал военным органам в Харькове. В настоящее время эти записи разыскиваются ответственным сотрудником ОКХ. Письмо Кернесса рейхсминистру иностранных дел прилагается.

Ни моя беседа с Кернессом, ни содержание его письма рейхсминистру иностранных дел не убедили меня в том, что за сообщениями Кернесса кроется что-либо большее, чем его собственная витальность и жажда выделиться. Я обращался с ним соответствующим образом и сказал ему, что момент окончания войны будет зависеть не от пожеланий какой-либо русской оппозиции, а будет установлен немецкими пушками. Генерал Власов и полковник Соерский оценивают Кернесса сдержанно, но не отрицательно. Они считают его разумным и пригодным к использованию.

Противоречия между этими двумя офицерами и Кернессом состоит в том, что они считают невероятным переворот в Советском Союзе или же дворцовую революцию в Кремле, в то время как Кернесс утверждает, что оппозиция против Сталина уже так сильна, что предлагаемое им средство (сепаратный мир с Германией) позволило бы ей прийти к власти. Убедительных доказательств своей точки зрения Кернесс пока не представил...
Фельдмарк, 8 августа 1942 г.
Хильгер.
1

18 декабря 1942 г. Иосиф Яковлевич Кернес был исключен из списков Советской Армии как погибший. Неделей позже он перешел линию фронта в районе расположения 198 стрелковой дивизии под Любанью и отрекомендовался работникам госбезопасности младшим лейтенантом Волковым.
Кернесу не так давно было посвящено две достаточно обширные статьи (А. Почтарев: "Оппозиционер" из ГлавПУРа, В.Рязанцев: Лабиринт Люцифера), за подробностями отсылаю к ним, сам же изложу сюжет вкратце.
О довоенном прошлом Кернеса известно немного, приведенная Рязанцевым история про Шанхай вряд ли имеет к нему касательство. Кернес служил в армии с 20 лет, закончил Военно-политическую академию, был батальонным комиссаром. Попав в плен, придумал историю про действующую в СССР подпольную организацию, благодаря этому был выделен из общей массы и отправлен в винницкий лагерь, где стал партнером по преферансу как раз доставленного туда генерала Власова. В деле Кернеса излагается одна из версий перехода Власова на немецкую сторону:
Власов, по предположению ... Кернеса, возможно, и не согласился бы возглавить РОА, если бы не один случай. Однажды, как обычно, шла игра в карты, вошел кто-то из новых партнеров и сообщил о приказе Сталина, объявлявшем Власова изменником Родины. Власов страшно возмутился: - Нет, вы только подумайте, как ценят людей в советской стране Ни в грош заслуги! Десятки лет непорочной службы, а после пленения, в котором я совершенно не виновен и об обстоятельствах которого я готов отчитаться, меня поторопились произвести в изменники. У нас все возможно, а уж врагом народа объявить могут и деревянный столб.2

Далее пути Власова и Кернеса разошлись. Нехитрый блеф Кернеса немцы, конечно, раскусили, но тем не менее решили использовать его в своих целях. К Кернесу приставили немецкого разведчика, работавшего в диверсионной службе "Цеппелин", по имени Николай Николаевич. Это был, кстати, будущий историк, солидарист и уважаемый деятель второй эмиграции Н.Н.Рутченко. Рутченко, похоже, не был в восторге от подопечного и обзывал его "Остапом Бендером."
Впрочем, в задуманной операции сам Кернес выполнял лишь роль футляра. Офицеры "Цеппелина" решили "поверить" перебежчику и вернуть его на советскую сторону с письмами, написанными сотрудничавшим с "Цеппелином" бывшим советским генералом Бессоновым и адресованными "заговорщикам", ровно тем, кого назвал Кернес. Разумеется, с целью дискредитации последних.
Писем, зашитых в шов кернесовских брюк, было два, немецкое:
"Берлин, 16 декабря 1942 г.
Господину маршалу Тимошенко.
Переданные господином Кернесом предложения вашей оппозиционной группы относительно сепаратного мира с Германией были с интересом приняты к сведению. Однако отсутствуют достаточные полномочия для г-на Кернеса, а также данные о силах оппозиции. Связь господ Шапошникова, Кузнецова, Рокоссовского, Потемкина, Мельникова и Мехлиса с направлением, представляемым г-ном Василевским, была бы желательна. Г-н Кернес об этом доложит устно. Для продолжения переговоров ожидается командирование вашего полномочного представителя с конкретными предложениями. Крегер, генерал".

и русское:
"Александру Васильевичу Василевскому.
Александр Васильевич! Доволен, что моя первая оказия дошла до вас. Меня интересует ваша точка зрения по второму пункту моих предложений, так как вы ничего не говорите в своем ответе второго гонца. Крайне интересно с артелями Мерецкова, Меркулова и Первухина. Странные люди. Не время говорить о правах, когда надо говорить только об обязанностях. Не правда ли? Парольные связи с моим ближним к вам филиалом даст Кернес, а о ходе нашей работы вас проинформирует мой связник... Вы спрашиваете, ориентироваться ли на роль Бориса Михайловича? Не советую. Устарел и потерял популярность. Слава России! Глава РСНП - генерал-майор (комбриг) И. Бессонов".

Из показаний Бессонова от 15.06.45:
Должен сказать, что ни с Шапошниковым, ни с Василевским я никогда знаком не был, не знал также до этого и самого Кернеса. Письмо к Шапошникову и Василевскому я направил в провокационных целях, и сделал это с ведома и согласия [сотрудника "Цеппелина"]Шмидта. Последний вручил этот документ Кернесу перед переброской его в Советский Союз — об этом говорил впоследствии сам Шмидт. Примерно год спустя, в июне 1944 года, когда меня водворили в концентрационный лагерь "Саксенхауз" я случайно встретился там с военнопленным, быв. лейтенантом Красной Армии Рудченковым... Рудченков говорил, что по заданию немцев он занимался вербовкой агентуры из числа русских военнопленных, содержавшихся в лагерях, и сам лично перебрасывал их на территорию Ленинградской области... Рудченков говорил также, что он перебрасывал по заданию немцев и других агентов для подрывной работы в глубоком советском тылу, и привел пример, как он 26 декабря 1942 года в районе Пскова перебросил на территорию Советского Союза бывшего военнослужащего Красной Армии Кернеса. По словам Рудченкова, Кернес был экипирован немцами в форму красноармейца, снабжен фиктивными документами и обеспечен продовольствием на пять суток. Рассказывая о переброске Кернеса, Рудченков высказал мне свое предположение, что Кернес, очевидно, был убит при переходе линии фронта, так как в момент его приближения к переднему краю обороны советских войск раздалось несколько одиночных выстрелов и после этого все стихло. Мне было ясно, что Рудченков рассказывал о том Кернесе, которому я через Шмидта вручил письмо на имя Шапошникова и Василевского. Больше о Кернесе мне ничего неизвестно.3

Желаемого немцами эффекта письма, доставленные Кернесом, не произвели, "младшего лейтенанта Волкова" быстро разоблачили, тем не менее ГБ не торопилась отдавать провокатора под суд, продлевая сроки его содержания под арестом 36 (!) раз. Наконец, в 1946-м он получил 20 лет и был отправлен во Владимирскую тюрьму. Из нее он вел обширную переписку с различными партийными и госинстанциями, желая как смягчить собственную участь, так и принести пользу человечеству. Биограф Рязанцев желчно замечает:
Кернес, как сам признавался, от нечего делать начал в камере писать четырехтомную монографию "Фрагменты коммунизма" — о становлении и развитии "общества будущего" в СССР. Рисовал схемы, пытался делать макеты подвижных укрепленных районов, стратосферного дирижабля. Сокамерники считали его занятия знаком силы человеческого духа, тюремное начальство — обыкновенной придурью. Надзиратели с усмешкой рвали записи, ломали макеты. Куда-то подевалась монография.

Но рукописи не горят, и скептики, как водится, посрамлены. В архиве советского экономиста Островитянова обнаруживается монография И.Я. Кернеса «Семья и коммунизм» (1955), по всей видимости та самая или как минимум ее часть. Кернеса выпустили по амнистии в 1955-м, до конца жизни он работал главным библиографом Государственной публичной исторической библиотеки, автор книг "Что читать о комсомоле" (1963), "К победе коммунистического труда" (1963), "Годы великих свершений, 1953-1963" (1964) и др. Умер в 1969-м.

1 - перевод цит. по В.Захаров "Сталинская 'наука воевать'" (Материалы по истории РОД, т.4, 1999) с незначительной правкой после сверки с немецким оригиналом ("Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht", т.2. 1965)
2 - цит. по П. Пальчиков "История генерала Власова", Новая и новейшая история 1993. N2.
3 - цит. по В. Макаров "Поручик СД Николай Рутченко-Рутыч и его непредсказуемое прошлое", Родина, 1997
Tags: рутченко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments