Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

ее борьба (1)

МЕЛИТТА ВИДЕМАН.
26 мая 1943
Господину рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру.

Рейхсфюрер!
Жгучая забота о судьбе нашего народа, которая сейчас решается навеки, вынуждает меня писать Вам, хотя я знаю, что незнакомая женщина, самовольно высказывающая стоящим у власти мужчинам политические соображения, будет выглядеть назойливой и самонадеянной. Но сегодня не до предусмотрительности, тактики или сомнений неважно какого рода.

Я считала, что потребности высказать Вам свои мысли я не должна противиться прежде всего потому, что с начала польской кампании и по сегодняшний день я - вопреки распространенному мнению - с полной уверенностью считала правильными общее политическое и военное развитие, равно как и многие отдельные действия, и даже предвидела их.

Отправной пункт моих рассуждений - необратимые потери ценнейшей немецкой крови на всех фронтах. Эти потери, если принимать во внимание наши политические цели и задачи - уже совершенно неприемлемы. Они и дальше будут возрастать, что в последующие военные годы станет еще более угрожающим в связи с также растущими потерями на тыловых рубежах. Невыносимо думать о Сталинграде, о Тунисе, о будущих наших и русских наступлениях и знать при этом, что, зачастую не оставляя потомства, гибнут юные парни и без того демографически слабых годов рождения, трагическим образом выпавших на первую мировую войну.

Необходимые (в рамках возможного) демографическо-политические мероприятия, призванные посредством повышения рождаемости компенсировать хотя бы малую часть потерь - отдельная задача. Но ключевым фактором должно стать сокращение потерь, неизбежно ожидающихся в дальнейшем. Произойдет ли в этом году вторжение в Западную Европу - более, чем сомнительно. Неизбежны однако крупные сражения, неважно, по чьей инициативе, на востоке. Сталин черпает гигантские резервы из неиссякаемых масс восточных народов, по моему мнению, эти резервы значительно выше, чем их общепринятая оценка. Недопустимо задействовать для предотвращения опасности с востока элитные соединения Германии и германской Европы, соединения Ваффен-СС. Мы, национал-социалисты, десятилетиями говорили о том, что война производит отрицательный отбор. Англичане делают все должное, чтобы свести этот отрицательный отбор к минимуму: они прибегают к помощи других народов, приносящих свои кровавые жертвы.

Уникальная историческая заслуга СС в том, что в рейхе именно они сделали первый шаг в этом направлении, создав германские соединения Ваффен-СС. На сегодняшний день принцип отбора изменился, подчиняясь требованиям момента. В Франции организуются полки СС, а на юго-востоке создается дивизия "Принц Ойген".

И среди восточных народов уже начата подобная деятельность. Важно, чтобы в соответствии с громадным пространством и огромными возможностями и используемые средства были бы широкомасштабными, а не мелкими. Во всех родах войск и соединениях, прежде всего в тылу, у нас уже задействовано более миллиона представителей коренного населения. Нет сомнений в том, что к осени численность достигнет нескольких миллионов. В связи с тем, что, как и ожидалось, организованная военная деятельность банд в тылу усиливается, эти формирования приходится вооружать. К сожалению, недостает местных офицеров, так как лишь они способны и в критических ситуациях удержать своих подчиненных от спонтанного дезертирства. Эти офицеры сидят в лагерях военнопленных и отказываются присоединяться к предателям родины. Учет тонких психологических факторов и духовных ценностей - первое требование настоящей реальной политики. Каждый специалист знает, что у большей части русских и других восточных народов фанатичные национальные чувства и щепетильность в вопросах чести являются врожденными. Кто не кладет эти факторы в основу политических и военных мероприятий, испытывает серьезные трудности и неудачи. Необходимое для сохранения нашей крови и гарантии нашей победы широкомасштабное задействование восточных частей, прежде всего, на самом востоке, а завтра возможно и против вторжения войск плутократов, возможно лишь, если эти части будут слышать лозунги, потакающие их национальным чувствам и понятиям о чести.

И здесь уже есть почин. Т.н. русская освободительная армия, известная вам объединение частей, состоящих из коренного населения, с назначением собственных офицеров, под верховным началом командующего второй ударной армией генерала Власова, находится в стадии подготовки. Но эта подготовка длится уже почти полгода - с декабря 1942 г. Это ужасное промедление вызывает у пленных красных офицеров, даже у тех, кто безусловно является истинными и страстными врагами большевизма и друзьями рейха, глубокое и опасное недоверие к искренности наших намерений. Год приближается к середине, теряется время, которое невозможно вернуть назад. Если к концу осени этого года хотя бы миллионная армия, составленная из русских и других восточных частей, с собственными офицерами, собственными флагами и знаками отличия, с оглашенным перед мировой общественностью союзным договором с рейхом, выступит против Красной Армии на каком-нибудь участке фронта как крупное единое соединение (необходимые с военной точки зрения меры предосторожности при стратегическом выборе позиции должны быть учтены), то нас ожидает величайшая неожиданность этой войны. Пусть успех и не будет столь большим, как был бы, если бы это мероприятие началось год назад.

Опасности подобной операции очевидны. Но без риска нет успеха, тем более сегодня. В любом случае риск использования рассеянных вооруженных групп в тылу, если принимать во внимание особые таланты русских в организации бандитской войны, несравнимо более велик. Прежде всего неудачно постоянное использование соединений из коренного населения не на фронте, а для борьбы с бандами. Зачастую, как это, к сожалению, известно из документов, проводятся акции по уничтожению женщин и детей в деревнях, лежащих по соседству с районами расположения партизан. Из-за этого множатся враги рейха и будущие партизаны. Короткий кризис на фронте во время какой-либо будущей операции может стать причиной того, что весь немецкий тыл окажется охвачен восстанием. А вот полноценные крупные соединения, оснащенные идеологической программой и сражающиеся на переднем фронте, если и будут перебегать к врагу, то крайне редко или вообще никогда.

СС, которые продемонстрировали свои умения и мужество при обучении и задействовании солдат иных национальностей, и в этом случае могут решить все имеющиеся проблемы быстро и окончательно. Однако, подобные крупномасштабные мероприятия должны проводится вкупе со всеми политическими мероприятиями. Полумеры больше вредят, чем помогают. Исправление совершенных и признанных ошибок приводит к успеху скорее, чем упорствование в таких ошибках из желания видеть в этом вопрос престижа.

Теория унтерменшей по отношению к восточным народам, прежде всего к русским, опровергнута практикой. Они хорошо сражаются, они жертвуют собой ради родины, они производят оружие, которое как минимум частично не уступает нашему, они доказали свою надежность как работой в Германии, так и службой в соединениях Ваффен-СС. То, что в гигантском населении при многократном смешении рас и прежде всего под большевистским влиянием, встречаются неутешительные явления - факт само собой разумеющийся. В будущем он ставит перед нами большие, но успешно решаемые на основе наших расовых познаний задачи.

Для работы миллионов остарбайтеров в рейхе и завтрашней службы миллионной армии восточных войск на фронтах исчезновение теории унтерменшей из нашей пропаганды - абсолютно необходимо. Но это необходимо и из внутриполитических соображений. Миллионы немецких солдат видят на востоке своими глазами силу и оружие, промышленность и сельское хозяйство противника и расхождение между собственным опытом и лозунгами, предлагаемыми немецкой общественности, не увеличивает доверие к руководству. То же и внутри страны. Немецкая домохозяйка, получающая от государственных и партийных ведомств указания плохо обходиться со своей служанкой-унтерменшем, замечает однажды, что в ее доме живет морально чистый, по-человечески надежный, работящий и прилежный человек, от чьей помощи она не хочет отказываться. Немецкая крестьянка видит те же качества в военнопленных, работающих в поле и хлеву на месте призванных в армию и павших мужей и сыновей. Предприниматели и коллеги по работе видят как трудятся и чего добиваются остарбайтеры. Все эти практические наблюдения целого народа создают картину, которая не имеет ничего общего с пропагандой об унтерменшах. Следствием чего является латентный кризис доверия, который в критический момент может выйти на поверхность.

Так одно цепляется за другое. В германских и в западно-европейских областях, даже у наших союзников можно видеть отрицательные последствия нынешнего подхода. Я сама во множестве случаев слышала от доверенных лиц, даже от честнейших, желающих навсегда сохранить братство по оружию и политическую дружбу с рейхом, что они не могут преодолеть морально довлеющее над ними недоверие к немцам, которое можно выразить примерно так: "Если завтра рейх по каким-либо причинам окажется несогласен с кем-либо из нас или потребует от нас результатов, которых мы не в состоянии добиться, то нас тоже объявят унтерменшами какой-нибудь ступени и будут обходиться соответственно". Это не шутка, а горькая для всей Европы и опасная для Германии реальность.

Если сегодня говорить об этих вопросах с людьми, ответственными за решение этих задач и занимающими более или менее ответственные посты, часто слышишь ответ: мы должны истреблять и править кнутом, иначе мы не сможем подтвердить наши претензии на господство, прежде всего в кризисных ситуациях мы не должны менять эти методы, так как хода назад при усилении противодействия уже не будет.

Одно здесь должно быть совершенно ясно: важно, не только какой путь правления в будущем мы хотим выбрать, но и какой мы можем выбрать. Как известно, ничто так быстро и гарантированно не ведет к поражению, как возложение на себя задач, которые не под силу решить.

Мы хотим селиться на востоке, создать крестьянские угодья для немецкой расы. Но людские потери этой войны с абсолютной гарантией сделают невозможным немедленное успешное воплощение этого плана. У нас уже в 1938-м не хватало рабочих рук, прежде всего в сельском хозяйстве, мы и по сей день не можем даже и близко заселить Вартеланд немцами, но мы ведем истребление на востоке, чтобы создать плацдарм для немецких переселенцев!

Совершенно иначе выглядит достижение этой цели, если думать масштабами столетий и действовать не механически, а органически. Всегда и везде солдат и руководящая идеологическая прослойка защищают национальное пространство народа от уничтожения или ассимиляции. Распылять тонкий слой немецкого населения по огромным пространствам означает несмотря на все меры предосторожности обречь его на вымирание.

Поэтому первой целью нашей общей политики должно быть не нарезание земельных угодий для немцев, а установление немецкого политического и идеологического руководства на территориях, на которые когда-нибудь, возможно, столетия спустя, прибудут немецкие поселенцы.

Нужно лишь вернуться к прежним основным законам национал-социализма и исходной позиции СС, чтобы обрести руководящий принцип для всех серьезных политических шагов. Пространства Европы и Восточной Европы, возможно, до Урала, а то и дальше, не могут быть искусственно заполнены нами по запылившемуся и устаревшему либеральному принципу человечности. Иначе возникнет аморфная миллионная масса, которая нас наверняка раздавит. Если же рейх поделит всю территорию по базовому национал-социалистическому принципу - национальному, это значительно уменьшит трудности.

Такая крупная политическая концепция должна быть сначала оглашена на востоке, так как там нет ничего "легитимного", что должно бы быть сперва отменено. Большевизм проделал для нас прекрасную подготовительную работу. Было бы крайне необходимо в национально-смешанных районах учредить еще парочку дополнительных республик. Плюс такого решения ситуации на востоке в том, что при умелой пропаганде в рейхе никто не сможет упрекнуть нас в раздроблении "единой и неделимой" русской империи: мы перенимаем то, что было сделано до нас, а после войны совершенно легитимно и демократично устраиваем общенациональное голосование, которое и закрепляет созданное положение. Если до этого в каждой мелкой республичке мы поставим хорошо оплачиваемого президента со всей прилагающейся свитой, устроим оплачиваемый из Берлина собственный университет, будем поощрять национальные культурные интересы, то можно быть заранее уверенным, что и после войны ни одно из этих карликовых государств не будет стремиться назад, под русское владычество. А в связи с введением общеевропейской экономической и дорожной политики отрицательные стороны такого раздробления и вовсе не будут заметны.

Последствия такой восточной политики оказались бы неимоверно велики для всего мира и для германской Европы. К примеру, независимая Эстония - гарантия собственного национального существования для Финляндии, Норвегии и Дании. А уничтожение прибалтийских государств - по закону политической логики для всех названных стран - очевидное предзнаменование собственного исчезновения после немецкой победы.

К этому политически-управленческому фундаменту, который как ничто другое укрепляет немецкое руководство, должен обязательно добавиться расовый и духовный механизм отбора лучших, т.е. СС. Национально-культурные автономии заодно и предотвращают дальнейшее смешение рас. СС должны проводить отбор из всех национальностей, проживающих под немецким руководством в общеевропейском пространстве. Этот отбор должен способствовать появлению через десятилетия и столетия все более сильной германо-нордической руководящей прослойки. Уже сейчас многие эсэсовцы в Нидерландах, Норвегии и пр - молодые парни лучших кровей - несмотря на формальную верность своему народу сделались людьми рейха. Это стало возможным лишь потому, что мы почитаем их народ.

В будущем - и чем скорее это начать, тем лучше - возникнут СС в Эстонии, в Литве, на Украине, в России. Первый шаг - это, конечно, Ваффен-СС, из которых люди, действительно полезные и в мирное время, будут перениматься в СС.

Если немецкое руководство будет тактично избегать любого ущемления народных и национальных чувств народов, живущих под его правлением, будет несложно заполучить расово полноценных членов в эти всеобщие СС, открытые для всех народов Европы, в том числе и ее востока. В течение лет, десятилетий и столетий эти эсэсовские кланы будут врастать в немецкое ядро общей Европы, усиливать его и поддерживать немецкое правление. Чем сильнее будет германо-нордическая правящая прослойка, тем легче будет проводить в жизнь принцип единого расового отбора и тем быстрее будет расти запас ценной крови на континенте. Немецкий язык - язык общения многочисленных автономных народов - сыграет свою роль в том, что этот расовый отбор приведет к подлинному единству.

Это взаимодействие двух противоположных стратегий - статического построения государств на национальной основе и динамического расово обоснованного лидерства СС - наверняка гарантирует длительное существование европейского рейха под немецким или германским началом.

Что касается восточных народов, то нужно помнить и о желтой угрозе, которую Европа без славян или Европа со врагами-славянами, никогда не сможет одолеть.
Приведенная в этих объяснениях глобальная политическая цель, если ее провозгласить, принесет несомненную пользу для дня сегодняшнего, для исхода войны, так как даст нам надежные военные и трудовые резервы. Торжественное оглашение ее стало бы уже давно необходимой переформулировкой расплывчатых и бессодержательных понятий вроде "Новый порядок", решило бы для нас множество проблем по всей Европе.

В бесчисленных поездках по европейским странам во время войны я вела сотни разговоров, прежде всего с политическими противниками и пришла к убеждению, что подобный шаг абсолютно соответствовал бы духу времени, что обнародование этой цели сделает массы наших бывших противников нашими соратниками в борьбе.

Извините, господин рейхсфюрер, за это чересчур длинное письмо, в котором, однако, даже не все самое важное упомянуто. Легко указать на конкретные факты во всех областях экономики, политики и пр, которые способны моментально оказать огромное воздействие на ход войны.

Если Вы найдете в моих тезисах нечто, что требует детализации, то я была бы особо признательна Вам, если бы нам удалось поговорить лично, чего я уже долго безуспешно добиваюсь.

В заключение я хотела бы упомянуть, что я излагала эти мысли обергруппенфюреру Гейдриху за четыре недели до его смерти в Праге. Он ответил мне, что это именно те принципы, на которые он постепенно собирается ориентировать свою работу в протекторате.

То. что в рейхе уже сегодня имеется новое поколение, способное, работая практически, осуществлять широкомасштабные планы, я знаю благодаря многочисленным встречам с молодыми эсэсовцами. Тем самым мы обладаем богатым выбором будущих политических и духовных лидеров, так что любой народ мира может нам сегодня лишь завидовать. И все эти молодые люди жаждут решать в будущем крупномасштабные задачи позитивного мироустройства.

[подпись]

Госпоже Мелитте Видеман.
Берлин-Шарлоттенбург
Полевой командный пункт, 30 июня 1943

Уважаемая госпожа Видеман.
Наверняка Вы уже долго ждете ответа на письмо, отправленное Вами рейхсфюреру СС 26.5.43. Лишь несколько дней назад мне представилась возможность ознакомить рейхсфюрера с Вашими размышлениями.

Я не хочу углубляться в отдельные детали, так как могу Вам сообщить, что фюрер как раз дал четкие указания относительно дела Власова.

К сожалению, рейхсфюрер СС не может Вас принять, так как он почти не бывает в Берлине, а если и бывает, то очень коротко, и все это время до предела и более заполнено служебными совещаниями.

Если я когда-нибудь окажусь в Берлине, то я нахожусь в полном Вашем распоряжении на случай, если Вы захотите поделиться с личным штабом рейхсфюрера той или иной мыслью или предложением.

С дружеским приветом,
Оберштурмбаннфюрер СС [подпись: Брандт]

окончание
Tags: видеман, документы: BA
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments