Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

ее борьба (2)

начало здесь

Служебная записка.

Госпожа Мелитта Видеман в последнее время снова пыталась связаться со мной, чтобы, как она поясняла, попросить моего совета относительно важных вопросов всеобщего значения. Вследствие плохой телефонной связи с Биркенвальдом я поручил унтерштурмфюреру СС Штрауссу передать госпоже Видеман, что я буду находиться в ее распоряжении 12.7.44 между 17 и 18 часами в помещении личного штаба рейхсфюрера СС в Берлине.

Я как раз говорил с руководительницей издательства "Grenze und Ausland", когда меня оповестили о прибытии госпожи Видеман. Я прервал беседу, чтобы поприветствовать госпожу Видеман. Она подошла ко мне с вопросом, остаюсь ли я все еще оптимистом. На мое замечание о том, что я не вполне понимаю смысл ее слов, она ответила: "Ах да, Вы еще так молоды". Она считает важным разговор со мной, так как уже стало очевидным, что прогноз рейхсфюрера СС, сделанный им в прошлом году относительно дальнейшего хода войны с Россией, оказался неверным. Поэтому она терзает себя вопросом, не должна ли она еще раз высказать рейхсфюреру СС свои мысли о русской проблеме. Она как раз кое о чем осведомилась и при этом выяснила, что, к примеру, штандартенфюрер СС д'Альквен действует в ходе своих операций [Скорпион-Ост] ровно в том направлении, которое она с самого начала и одобряла. Конечно, она не может знать, действует ли штандартенфюрер СС д'Альквен с согласия рейхсфюрера СС. Она даже считает возможным, что это не так, ибо и в других областях решительные люди не обращают внимания на указания сверху, которые отстают от развития реальной ситуации.

К этим объяснением я отнесся весьма сдержанно. Я попытался вежливо объяснить госпоже Видеман, что мне не удается следовать за ходом ее мысли и поэтому я не могу ответить на ее нынешний вопрос о том, какой совет я мог бы ей дать. Если она считает правильным снова обратиться к рейхсфюреру СС, то никаких препятствий для этого не существует. Больше я ничего не могу ей сказать.

Госпожа Видеман была этим по всей видимости не удовлетворена. Она продолжала излагать свои мысли, к примеру, о том, что должно уже, наконец, нечто произойти, что переживаемый нами сегодня крах нашей восточной политики вынуждает действовать безотлагательно. Она знает, что еще не поздно, хотя, конечно, урон немецкому престижу будет нанесен. Все уступки, которые, заговори о них раньше, могли бы быть преподнесены восточным народам, находившимся под немецким владычеством, как большой подарок рейха, сегодня будут восприняты ими как добытые собственным упорством.

Когда я ничего на это не ответил, госпожа Видеман внезапно поднялась, коротко подала мне руку и со словами "Всего хорошего, до свидания!" покинула комнату ожидания личного штаба рейхсфюрера СС. Я сопровождал ее до приемной, напоминая, чтобы она не забыла свой пропуск, и сказал напоследок "Хайль Гитлер, милостивая госпожа". Однако, она не взглянула ни направо, ни налево, а с пылающим лицом проследовала к лестнице.

Если до этого и существовали сомнения, то ход этого разговора доказывает, что в случае госпожи Видеман мы имеем дело с женщиной, которая, без того, чтобы самой нести ответственность как журналисту, неподобающим образом вмешивается в политические вопросы, масштаб которых для нее непостижим. Конечно, обмен мнений среди единомышленников об окружающих нас трудностях допустим, но нужно в любом случае требовать, чтобы в подобных разговорах было видно искреннее участие в деле и внутреннее единение с нашей судьбой! Как никогда раньше во время этой встречи у меня создалось впечатление, что внутренний настрой госпожи Видеман не удовлетворяет этим важным условиям. Поэтому я оповещу об этой беседе тех чинов СС, которые, как я знаю, контактируют с госпожой Видеман, чтобы они прекратили отношения с ней. Следует ли принять дальнейшие меры против госпожи Видеман лежит вне моей компетенции.

19.7.44 Хауптштурмфюрер СС [подпись]

DIE AKTION
KAMPFBLATT FÜR DAS NEUE EUROPA
Редакция.
Берлин, 10 октября 1944

Штандартенфюреру СС д-ру Брандту
Полевой командный пункт

Дорогой господин доктор Брандт.

После долгого перерыва я снова обращаюсь к Вам с просьбой передать рейхсфюреру содержание этого сообщения или прилагаемое письмо.

Я смею надеяться, что в связи с развитием событий последних полутора лет Вы расцениваете мое письмо от 9 [ошибка, правильно: 26] мая 1943 иначе, чем прежде. Вы также возможно поймете, что по сей день, хотя колесо истории и невозможно повернуть назад, я мучительно сожалею, что Вы тогда не предоставили мне возможности лично изложить рейхсфюреру СС мои соображения относительно новой восточной политики. Сегодня пытаются воплотить в жизнь предложенную мной тогда политическую линию. Мы хотим надеяться на большие успехи, которые могут оказаться решающими для исхода войны. Но то, что было возможным полтора года назад, сегодня гораздо менее вероятно.

Что ж, надо добиваться лучшего из возможных исходов. Но и этого не происходит. Темп, в котором развивается власовский проект, не имеет ничего общего с методами авторитарного государства: это темп нерешительности и упущенных возможностей. Среди проблем, которыми занимается Власов - число необходимых ему стенографисток, пишущих машинок, помещений и пр. - вещи, которые в данной ситуации должны решаться за 24 часа. Обсуждается слияние различных национальных комитетов, причем практически каждое немецкое ведомство проводит собственную политику. Почему перед Власовым не ставится задача создать первым делом комитет со всеми национальными меньшинствами, с включением в него, конечно, известных личностей и имен, а уже затем поставить на голосование вопрос о создании национальных комитетов, которые организуются нами в последние недели с удивительным рвением? Это ведь в наших интересах быстро добиться результатов, ведь сегодня роль играют лишь политические факты, пропагандистские акции бессмысленны и не приносят эффекта.

Из-за всех этих мелочей теряется ценнейшее для настоящих политических действий время. Я звонила Вам в свое время в связи с русскими в Румынии. Реакции не последовало, вероятно, было уже слишком поздно.

Сегодня ситуация в Сербии находится на краю пропасти. Белград может пасть каждый день, через восемь дней мы можем оказаться за пределами Сербии. При этом речь ни в коем случае не идет лишь о "потерях пространства" - мы сегодня охотно преуменьшаем серьезность проблем. Речь идет о политических и военных факторах огромного значения. СД может Вам подтвердить - уже несколько месяцев назад из-за границы поступали сообщения, что противник ожидает решающую битву на Балканах. Пусть это преувеличение, но в любом случае там находится - и даже больше, чем в Финляндии и Норвегии - точка столкновения интересов союзников. Мы должны держать нашу руку на пульсе.

Власов утверждает, что сегодня у него еще есть возможность (возможно, завтра ее уже не будет) добиться решительного поворота ситуации в Сербии. Но счет идет на часы, в лучшем случае на дни. Нет времени на утомительные разговоры - Власов и пара его лучших людей должны установить связь с руководством армии и СС на Балканах, кроме того Власову должна быть дана возможность самостоятельно вести политическую деятельность на Балканах. Он считает что вопреки всем обстоятельствам при правильном использовании имеющихся там немецких войск, тамошнего русского корпуса, казацких соединений и, возможно, скорейшем подтягивании проверенных в бою русских батальонов с запада будет возможно удержать Белград и некоторые другие части Сербии. выигранное время должно быть использовано им, Власовым, для попытки вести переговоры с Тито и вступить в контакт с определенными кругами в Сербии.

Я не знаю, удачен ли этот план, также и Власов не может поручиться за успех в связи с упущенным временем и возможностями. Но эта попытка не сопровождается никаким риском для нас, успех же даст нам крайне важные политические козыри на Балканах, не говоря уже о военных преимуществах.

Извините, что я Вам снова докучаю этими предложениями. Но, к сожалению, развитие политической ситуации настолько подтверждает мои политические прогнозы, что я сочту нарушением своего долга. если не буду снова и снова указывать политическим лидерам на еще имеющиеся возможности. Что я при этом действую на нервы некоторым людям, до сей поры, к сожалению, совершавшим ошибки, я полностью осознаю. Быть правым весьма неудобно. В любом случае я хочу указать, что моя политическая работа никогда не приносила мне никаких преимуществ, скорее наоборот. Я не чиновница и не хочу ей стать, я не хочу сделать карьеру в СС. Исключительно забота о будущем нашего народа вынуждает меня обращаться в компетентные ведомства со своими предложениями. Ведь правильность моих прежних прогнозов и советов позволяет сделать логический вывод, что и мои сегодняшние взгляды и предложения могут оказаться верными.

[подпись: Видеман],
главный редактор.

DIE AKTION
KAMPFBLATT FÜR DAS NEUE EUROPA
Редакция.
Берлин, 10 октября 1944

Рейхсфюреру СС
Полевой командный пункт.

Рейхсфюрер!
Позволю себе обратить Ваше внимание, что начатая Вами совместная работа с власовским движением в определенных обстоятельствах может немедленно дать видимые военные и прежде всего политические результаты на Балканах.

Однако, чтобы добиться успеха, счет идет на часы, в лучшем случае на дни. Власов считает, что если действовать немедленно, возможно будет удержать Белград и отдельные важные части Сербии. Находящиеся там немецкие войска, остатки русского корпуса и казацких соединений, дополненные немедленно перебрасываемыми туда русскими батальонами с запада при условии начала определенных политических действий должны в любом случае решить эту задачу, так как по мнению Власова советские силы там довольно слабы.

В свою очередь, Власов с некоторыми своими лучшими людьми будет пытаться начать переговоры с Тито и определенными сербскими кругами. Успех этих переговоров принесет коренной перелом всей военной и политической картины на Балканах.

В связи с переговорами Черчилля в Москве это стало бы событием чрезвычайного масштаба. Однако действовать нужно, как сказано, мгновенно.

Конкретно это означает: решение Вами, рейхсфюрер, практических военных и политических вопросов и немедленное постановка Вами задачи перед Власовым, который должен затем выйти на связь с важнейшими немецкими военными и политическими руководителями операции на Балканах, так как лишь таким образом можно гарантировать скорейшее развитие всей операции.

Разумеется никто не может поручиться за успех таких мероприятий, проводимых в последнюю минуту. Но и риска в них нет.

Извините, рейхсфюрер, что я обращаюсь к Вам с этим предложением, но мне придает мужества факт, что - как печально бы это ни было - развитие политической ситуации подтвердило мои прежние политические прогнозы и предложения.

[подпись: Видеман],
главный редактор.

Рейхсфюрер СС.
Начальник главного управления СС.
Берлин-Грюневальд, 18.10.1944

СЕКРЕТНО

Штандартенфюреру СС д-ру Брандту
Полевой командный пункт.

Дорогой доктор,
в приложении возвращаю оба письма госпожи Видеман. Невероятно, как женщина ставит всё с ног на голову. Если она где-то появляется, жди беды.

1. Она состоит в связи с русским офицером.
2. Она неделями пыталась добиться разговора с Власовым, наконец, она поймала его на прогулке и втолковала помимо прочего, что сотрудничество с главным управлением СС не должно его устраивать, единственным его партнером по переговорам должен быть рейхсфюрер СС. Кроме того она так разукрасила перед ним наши отделы, что сделала почти невозможной дальнейшую работу с Власовым.

Тогда я позвонил группенфюреру СС Мюллеру, который дал приказ об аресте госпожи Видеман.

Ваш
обергруппенфюрер СС [подпись: Бергер]

Полевой командный пункт, 23 октября 1944
Обергруппенфюреру СС Бергеру
Берлин

Дорогой обергруппенфюрер!
Я уведомил сегодня рейхсфюрера СС, о том, что госпожа Видеман на некоторое время будет взята под арест. По всей видимости, Вы сделали то же самое устно.

Рейхсфюрер СС просит Вас проследить, чтобы с госпожой Видеман обращались прилично, как это и принято. Чтобы избежать дальнейших осложнений после ее освобождения ей рекомендуется держаться вдали от всех русских вопросов и не вступать в политические беседы с ведомствами и членами СС. Она сама должны была знать, что ей не следует лезть в русские дела, если она состоит в связи с русским офицером.

С сердечным приветом,
[подпись: Брандт],
штандартенфюрер СС.

Служебная записка.
21.11.1944 мне позвонил старший секретарь Хайм (RSHA IV B2a) и сообщил следующее о госпоже Видеман:

17.11. посажена под арест за неподобающее вмешательство в восточную политику рейха. Она побудила генерала Власова к открытым пренебрежительным высказываниям о различных ведомствах рейха. Кроме того она не выполнила данные ей обязательства. Ее политическая суетливость и необъективная критика не позволяют ожидать плодотворного сотрудничества с ней. РСХА перешлет дополнительно подробную письменную сводку.

22.11.44 [подпись]
Хауптштурмфюрер СС.

BA NS 19/1224, перевод мой
Tags: бергер, видеман, документы: BA
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • объявление

    На днях В середине января между исследователем советских репрессий Константином Богуславским и видеоблоггером Егором Ивановым…

  • pulp non-fiction, или бурная жизнь отто винценца ципко

    Новая публикация на Кольте. Обладатель швейцарского заграничного паспорта Роланд Лансинг, он же Отто Винценц Ципко, просит известить якобы…

  • давно что-то не было стихов

    ТРЕНИНГ Пока мойра прядет непрочную нить или двойра стелет кровать, я хочу доступно тебе объяснить почему нельзя воровать. Очень просто: грабеж - не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal

  • объявление

    На днях В середине января между исследователем советских репрессий Константином Богуславским и видеоблоггером Егором Ивановым…

  • pulp non-fiction, или бурная жизнь отто винценца ципко

    Новая публикация на Кольте. Обладатель швейцарского заграничного паспорта Роланд Лансинг, он же Отто Винценц Ципко, просит известить якобы…

  • давно что-то не было стихов

    ТРЕНИНГ Пока мойра прядет непрочную нить или двойра стелет кровать, я хочу доступно тебе объяснить почему нельзя воровать. Очень просто: грабеж - не…