Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

допрос мл.лейтенанта Бончковского

Стенографическая запись допроса.

БОНЧКОВСКИЙ Виктор Семенович (лагерный псевдоним Казанцев) - 1915 г.о., уроженец г. Дебальцево, из рабочих. Соц.положение - служащий, образование высшее, до войны работал завпедом 69-й школы в гор.Днепропетровске, по национальности украинец, в армию призван 23 июня 1941г., служил в Днепропетровске в 196 стрелковой дивизии начальником аэрометрического поста, мл.лейтенант.

ВОПРОС: Расскажите о Вашей службе в Красной армии с начала Отечественной войны.
ОТВЕТ: 30 июня дивизия, в которой я служил, выехала на фронт. Ехали мы из Днепропетровска через Знаменку, Винница и выгрузились у мест. Капайгород. Южнее Капайгорода мы остановились в лесу. Здесь пробыли около недели. Артполки приняли участие в военных действиях. Потом пришел приказ о том, чтобы мы направлялись на ст.Рахны Лесовые. В г.Рахны мы мы были несколько часов, в тот же день погрузились и поехали через Котовск, Смела. В Корсуне выгрузились. Это было в конце июля м-ца 1941 г. около двух суток находились в лесах недалеко от г. Корсунь, откуда направились в р-н Медвино (на пути к Белой Церкви). В это время мы услышали разговоры, что около Белой Церкви высадился десант.Дивизия получила приказ во взаимодействии с другими частями выбить десант из Белой Церкви и оборонять ее. Здесь дивизия приняла бой, в результате которого гаубичный полк понес большие потери, легкий полк потерял меньше. Из Медвина наша дивизия переехала ближе к г.Корсунь,а потом к районному центру Таганча (юж. Таганча разместилась в лесном массиве). Здесь наша дивизия снова вступила в бои с немцами и имела некоторое продвижение с севера на Корсунь. Части дивизии доходили до ж.д. Ростов-Днепропетровск-Киев, но потом опять отступили. Из Таганчи передвинулись в направлении к Черкассам. Из Черкасс после немецкого нападения перебрались в д. Мельники - на левый берег Днепра. В Мельниках располагался штаб нашей дивизии, а артполки располагались на сев-зап от Мельники (название села не помню). После того, как немцы переправились через Днепр в р-н Кременчуг, а с севера начали продвигаться на Чернигов, мы стали уходить с артполком. Где располагался штаб дивизии, я в то время не знал.

Штабную батарею в Мельниках расформировали, и я с некоторыми средними командирами и бойцами влился в артполк, где был назначен командиром топографического взвода. Ночью направились в Чернобаи. Ехали всю ночь. В это время мы не знали, что находимся в окружении. Днем мы начали вести наступление, в результате которого у противника отбили одну деревню у реки Сула. Пытались перейти на противоположный берег, т.к. нам сообщили, что перейдя реку, мы сможем соединиться с основными частями. С наступлением темноты наш артиллерийский легкий полк направился примерно в р-н Денисовки, т.к. там якобы находился большой мост через реку. Подойдя утром к реке, наш полк подвергся минометному и пулеметному обстрелу. Моста здесь не оказалось. Часов в 6-7 утра мы начали переправу. Во время переправы через реку многие были ранены. Человек до 70 переправились и остановились в лесу. В лесу подождали до вечера. Вечером услышали. что к нам переправляются еще какие-то части. Здесь мне сказали. что нужно пройти километров 50 на Синчу и потом можно соединиться с частями Красной армии. Уйти из рощи все не могли. Две группы человек по 15 ушли, а к утру лес окружили немцы и начали прочесывать. Это было 22 сентября 1941г.

ВОПРОС: Расскажите о пребывании в плену.
ОТВЕТ: В этот момент я попал в плен с частью своего полка. В плен нас повели в г.Лубны, а оттуда погрузили в эшелоны и направили в Ромодан. Поместили недалеко от ж.д. станции. Находились здесь дней 6. Из Ромодана направили в Хорол, где находились примерно месяц. Далее направили в Кременчуг, а отсюда погрузили в эшелоны и направили в г.Бердичев. Из Бердичева по ж.д. поехали в г. Владимир-Волынск. Это было в первых числах ноября месяца 1941 г. По прибытии в гор. Владимир-Волынск были разбиты по ротам. В лагере находилось до 14 тыс. военнопленных. Питание было плохое, а именно в в день давали 200 грамм хлеба, утром кипяток, в обед - литр супу, состоявшего из капусты и нечищенного картофеля. Такое питание было до января м-ца 1942 г. За этот период времени военнопленные сильно отощали. Примерно с декабря м-ца начались заболевания тифом. Ежедневно заболевало по 40-45 чел. За январь-февраль м-цы тифом переболело до 80% пленных, смертность была чрезвычайно велика. Затем началась эпидемия дизентерии, а вконце зимы - цынга. Для того, чтобы избежать болезни цынгой употребляли траву, которая росла на территории лагеря, также привозили хвою. В связи с вышеуказанными эпидемиями из 5 тысяч пленных постоянного состава 75%, т.е.до 3,5 тысяч умерло.

В момент пребывания в этом лагере мы ходили на работу - перевозили разбитые пушки, собирали медь, кирпичи, ездили за хвоей, а также исполняли черновые работы внутри лагеря.
Весной пошли слухи о том, что нас думают отправить на работу в оккупированные области. По приказу германского командования нас разбили на группы по 50 человек. Но это оказалось неправдой и мы остались опять в лагере. Весной группу в 250 чел. направили работать в поле - сажать картофель.

Каждое утро перед завтраком все военнопленные выходили на зарядку, которая заключалась в том, что мы должны были ходить строем по большому двору этого лагеря в течение 1,5 часов. Затем эту зарядку сократили до часа. Во время зарядки также бегали по малому и большому кругу. Были такие дни, когда с 8 час.утра до 13.00 проходила проверка. В такие дни выходили абсолютно все. Не желающих или не могущих выходить расстреливали.

С наступлением весны зарядка происходила по плану. В начале весны приезжало в лагерь много гражданских и военных руководителей, которые вербовали на работу. Но обычно составляли список и на этом работа заканчивалась, т.к. при объявлении набора по какой-либо специальности, все люди изъявляли желание работать. Это потому, что каждый стремился уйти из лагеря военнопленных.

Весной приезжал капитан фон Брауде - быв. житель Ленинграда, который вербовал военнопленных в казачий отряд. Он набрал из числа лагеря около 1500 чел. и отправил их в Ровно. Через "Обвер" (что это за организация я не знаю, но по характеру работы родственна гестапо) вербовали военнопленных, направляли их в Варшаву и забрасывали в тыл Советского Союза для шпионажа и диверсий.

В одну из таких групп, предназначавшихся для шпионажа, вошли советски настроенные военнопленные командиры: Судаков, Игнатьев (ранее работал техником). Эти командиры вошли туда для того, чтобы проучившись узнать людей, их задания, район дейтсвия с тем, чтобы попав на территорию Советского Союза рассказать надлежащим органам об этих врагах. Группа общим числом составляла 30 чел. и их направили в Варшаву. Игнатьев в Варшаве заболел и его вернули в наш лагерь, а Судакова направили в советский тыл.

В середине весны 1942г. к нам приехали Карл Альбрехт и капитан Шмидт, которые вербовали в организацию людей, которые бы желали бороться с большевизмом. Достаточно было человеку сказать, что он не любит советскую власть. как его зачисляли в этот отряд. Я также вступил. Что за организация, какова должна быть ее практическая деятельность - нам не говорили.
Организация состояла из двух групп - украинской и русской. Русской руководил полковник Климов, а украинской - Авраменко Сергей Николаевич (фамилия его матери - Церковницкая, отец - священник). По его рассказам он преследовался органами НКВД, должен был скрываться на территории Донбасса под фамилией Сергеев, так как якобы участвовал во взрыве шахты "Мария". Так же говорил, что он окончил Московский университет - литературный факультет и работал в издательстве газеты "Социалистический Донбасс".

Во Владимире-Волынском группа подполковников-полковников-капитанов (и только один лейтенант Власов) в количестве 30 человек работали у танковых казарм под охраной немцев, напали на немцев и лопатами убили несколько охранников (об этом группа договорилась еще раньше). Трое из этой группы работавших собрали трупы и передали их немцам, за что были освобождены из лагеря (фамилии этих предателей я не знаю). Остальные 27 чел. бежали. Этих людей преследовали и при обнаружении всячески издевались, а затем расстреливали. Власова поймали позже других, привезли в г. Владимир-Волынск в лагерь, где и расстреляли. При расстреле Власов воскликнул: "Да здравствует Советская Родина и вождь пролетариата тов. СТАЛИН"

Всех находившихся в лагере военнопленных-евреев расстреливали.
Евреев уничтожали следующим образом: группу вывозят, сначала расстреливают часть, оставшиеся закапывают убитых и так проходил расстрел до последнего человека. Последнего еврея закапывает немецкий солдат.

Летом из Владимир-Волынска пленных большими партиями стали направлять в Ченстохов. За неделю было вывезено 4-6 тысяч, лагерь сразу опустел. В Ченстохове лагерь был для командного состава.

В конце июня 1942г. наша группа в колич. 50 чел. была направлена в Германию - гор.Веймар (точнее в Бухенвальд, что в 8 км от Веймара) в концентрационный лагерь. лагерь занимает большую территорию - примерно 1000 кв.метров, расположен среди леса на вершине горы. Количество заключенных в лагере достигало примерно 20 тыс. человек. Лагерь был обнесен стеной и проволокой, через которую проходит ток высокого напряжения. В башнях, находившихся на стенах, жили стрелки. Ночью стены были освещены ярким светом под темными абажурами. В лагере освещения не было. Вне лагеря находились казармы немецких солдат и комендатура, затем уже находилась охрана лагеря. несколько северо-восточнее лагеря находились мастерские по производству оружия. Примерно на юг находился крематорий.

В этом же лагере содержались немецкие коммунисты, люди пытавшиеся сбежать за пределы Германии, члены чехословацкого правительства, советские граждане из оккупированной территории.

Мне говорили, что за месяц до нашего приезда в этот концентрационный лагерь, здесь находился Тельман. Подробно о пребывании Тельмана в этом лагере мне ничего узнать не удалось.

В Бухенвальде мы узнали, что создан Политический центр борьбы, сотрудниками которого мы являлись и встретились с будущим руководством Политического центра борьбы. Главный его руководитель генерал-майор Бессонов (псевдоним Катульский). По его рассказам он служил одно время в Ленинградском военном округе, затем работал в Главном Управлении связи погран. охраны НКВД, окончил академию им. Фрунзе.

Здесь мы занимались изучением немецкого языка, ходили на прогулки за пределы концентрационного лагеря. Все время нахождения в лагере почти ничего не делали. В концентрационном лагере находились около 3-х месяцев.
В ноябре м-це 1942г. весь состав Политического центра борьбы выехал в г.Лейбус, разместились в здании монастыря и здесь уже начали занятия со всем личным составом по тактике ведения партизанской борьбы, изучению программы народно-российской партии социалистов-реалистов. Изучали кратко возникновение и развитие фашистской партии. Устраивали экскурсии в крестьянские хозяйства и на предприятия сахарного завода.

В Лейбус прибыло пополнение в отряде - 17 чел.девушек из Люблина и Замостье, которые также предназначались для партизанской борьбы. Через некоторое время прибыла группа из Хамельбурга в колич.20 чел. Здесь руководящий состав ПЦБ занимался разработкой программы партии, разработкой планов по заброске отрядов на территорию Советского Союза - в тыл для подрыва России изнутри.

Часть комсостава, преимущественно майоры, подполковники и штабные работники в колич.20 чел. поехали в Берлин на экскурсию, а остальные - около 162 чел - выехали в село Линсдорф. ВЛинсдорфе штаб продолжал работу, главным образом, по уточнению планов, разработанных в Лейбусе, а весь остальной офицерский состав и рядовых (их называли активистами) разбили на взвода и они занимались немецким языком.

Еще ранее Бессонов запретил нам читать газету "Заря", т.к. она писала о создании "Русского комитета" во главе с Власозым.
Через некоторое время я слышал через адъютанта Бессонова, что генерал Бессонов предъявил германскому командованию меморандум, в котором отказался примкнуть к Власову и настаивал па проведении своих планов. При беседе Власова с Бессоновым они ни до чего не договорились и немецкое правительство закрыло ПЦБ.

В Берлин уехали: генерал-майор Бессонов, генерал-майор Будыхо (Успенский), полковник Киселев (Костин), полковник Любимов (Голубинцев), подполков. Бродников Виктор Викторович (Лилин), полковник Климов (Вербов), остальных не помню. Из числа руководящего состава остался Меандров (Соколов), который организовал из нас и остался руководить отрядом по борьбе с партизанами. Шмидт нам говорил, что ваше командование (т.е. Бессонов) не оправдало доверие и что он, шмидт, настоял перед немецким командованием, что нас послали на ту работу, для которой мы готовились. Он обещал направить нас в район Великие Луки.

Спустя некоторое время к нам приехал немецкий представитель, выстроил всех и начал отбор в свой отряд из оставшихся. Выбирал физически здоровых, рослых, здоровых и главным образом из числа мл.лейтенантов и солдат. Не брал воентехников. Набрал около 60 чел. Сам он был командиром этого отряда. его заместитель - русский капитан Пузыревсккий. Отряд разбил на 2 группы. Первые лредназначались для борьбы с партизанами, вторые - для работы в гражданских учреждениях. Я был во втором отделении.
Отряд по борьбе спартизанами начал заниматься строевой и физической подготовкой, тактическими занятиями. Мы числа 6-го июля выехали в район Себеж.

Еще будучи в Веймаре я, панин - воентехник, лейтенант Цейхмайструк начали договариваться о том, чтобы выбрать удобный момент для совершения побега. Когда мы переехали в Лейбус, к нам присоединились Панин Виктор, Арапков - мо.лейтенант, Гмыря - лейтенант, Рожков и другие.
Когда прибыли в Линсдорф, к нам присоединились подполковники Пастушенко, Леус, подполковник Шилов.
Такого же мнения был бат.комиссар Чугунов, лейтенант Матвеев (Токарский), мл.лейтенант Елисеев, красноармеец Косолапов, Тырянник, Харлашкин, майор Панас, майор Бондурко, красноармеец Игумнов.

Будучи в Линсдорфе у нас был такой план: уйти с оружием, предварительно уничтожив немцев и лиц, которые являются противниками русского народа. Мы начали изучать территорию Чешского государства для того, чтобы пройти через Чехословакию, т.к. чешский народ нам симпатизировал. Подполковник Пастушенко всех лиц, которые были настроены за Советский Союз, стремился взять в свои руки, обучал нас методам передвижения по оккупированной территории и.т.п. и был организатором побега.

По приезде в Себеж 18 июля 1943г. мы договорилась, что нужно, прежде всего, связаться с населением, не особенно торопиться и по возможности узнать о расположения партизан. Мне удалось связаться с Литвиновым (житель Себеж, парнишка лет 18), который вместе с нами собирался итти к партизанам. Литвинов достал карту Себеж до Освеи на немецком языке, на которой мы начертили расположение гарнизонов.

Бат.комиссар Чугунов на концерте в городе познакомился с девушками и вечером он мне сообщил, что ему удаслоь установиться связь с партизанами. Чугунов и Пастушенко написали письмо партизанам. Партизаны дали ответ дня через два, в письме сообщили маршрут по которому нужно итти и указали место встречи. Это письмо было написано командиром отряда, как я позже узнал, из бригады Марго. Кроме этого отряда, нам удалось связаться с другими отрядами. Пастушенко сказал,что он имеет два списка лиц, которые настроены за советскую власть и думают уйти к партизанами второй список изменников, продавшихся немцам. Из них ни один к партизанам не перешел.

По приказанию Пастушенко я составил список о наличии вооружения. Некоторые из числа собравшихся бежать к партизанам оружия не имели. Перед уходом мы должны были холодным оружием уничтожить немцев, колеблющихся взять с собой. Такое решение мы приняли в субботу, а в воскресенье ко мне обратился Панин и спросил карту данного района, я ответил, что карты нет. Подполковник Шилов и Панин решили итти одни, но я им сказал,что это будет нечестно, нужно вернуться и итти со всеми вместе. Но вскоре Шилов все же ушел.

В среду подполковник Пастушенко в сопровождении по-видимому агента партизан по имени Тося хотел бежать. Леус начал уговаривать меня не итти с ними. Сам он сказал, что пойдет в разведку.
На следующий день утром 22.7. нас отправили на лесозаготовки. Пастушенко здесь не был, был Чугунов, Матвеев и я. Мы договорились сегодня бежать, что я веду группу через оз. Себежское. Группа организовалась в колич.10 чел. Место встречи назначили на рынке. Озеро почти со всех сторон охранялось - на южной стороне велось наблюдение за лодками. С 20 часов на берегу ходил часовой, рядом со зданием гестапо также находился часовой, около комендатуры находились патрули и часовые. После обеда мы услышали стрельбу из автоматов за озером. Поняли, что это партизаны дают нам знать.

Вечером мы ушли на озеро для совершения побега. Разделились на две группы. Первая группа, уезжая на лодке, договорилась, что она вторую будет ожидать около д.Черная. Лодку пришлось ожидать около часа. Переправившись мы по условленному маршруту направились к партизанам. Через некоторое время мы увидели двух человек - один в немецкой форме, другой - в гражданской. Мы подумали, что это немец и полицейский и скрылись, хотя как потом оказалось, это были партизаны.

В одном из домов мы спросили есть ли здесь немцы. Жители нам сообщили, что здесь нет немцев и что здесь проходили партизаны и вели 5 власовцев. На следующий день мы вышли в ту деревню, где нас встретили партизаны и мы направились с бригаду Марго. Марго нам сказал, что мы в бригаде будем использованы как рядовые партизаны.

ВОПРОС: Расскажите подробно о политическом центре борьбы.
ОТВЕТ: Последнее время название ПЦБ вспоминалось реже, а носил он название "Российская народная партия социалистов-реалистов". Генеральным руководителем был генерал-майор Бессонов (он же Катульский), его адъютант лейтенант Колбасов, в период войны курсант 1-го Московского артиллерийского училища, начальник штаба подполковник Бродников Виктор Викторович (он же Лунин), житель г.Гайсин Винницкой области, его первый заместитель полковник Бухаров (Томаев), инженер, житель Москвы, его зам.по учебной работе - майор Хоменко, зам.нач.штаба по хозчасти майор Царицин (он же Алексеев), адъютант нач.штаба ст.оейтенант Глассон (он же Астахов).
Отделом пропаганды руководил полковник Любимов (он же Голубинцев) Никанор Никанорович, преподаватель академии им. Фрунзе. Этот отдел имел подотдел печати. которым руководил Цыкунов (он же Руднев), военюрист 2 ранга.
Первым заместителем Любимова был Глебов (псевдоним), настоящую его фамилию не знаю. Отделом революционной безопасности, точнее говоря шпионажем среди нас руководил генерал-майор Будыхо (он же Успенский), сам из Белоруссии, до войны командовал дивизией, которая дислоцировалась в Белой Калитве. Его заместителем был майор Башта (Панин), адъютант - красноармеец Полежаев (псевдоним), помощником Башта работал я.

Штаб в основном разрабатывал планы по переброске отрядов в тыл Советского Союза - на территорию европейской части СССР и в бассейн рек Эмба и Урала. В разработке этих планов командованию помогали полковник Киселев (он же Костин), полковник Меандров (он же Соколов), полковник Петров (он же Крюков), подполковник Бродников (он же Лилин), полковник Бухаров (он же Томаев). Все схемы и карты чертил л-нт Цейхмайструк, я и л-нт Лысенко (Алешин).

Штаб руководства состоял примерно из 162 чел, исключительно из командного состава.
Для переброски в тыл Советского Союза в основном должны были набираться лица из числа военнопленных, эмигрантов и лиц, завербованных на работу в Германию. Их общая численность к моменту старта должна была составлять от 25 до 40 тыс.чел. Весь состав этой группы должен был быть сконцентрирован на территории Карелии в р-не Петрозаводска. В Петрозаводске должен был дислоцироваться штаб ПЦБ во главе с генерал-майором Бессоновым и генералом Будыхо. остальные должны были быть переброшены. 1-й отряд под командованием полковника Киселева (Костина) должен был направиться на север Норвегии. Отсюда либо подводными лодками, либо на гидросамолетах через промежуточный пункт Новая Земля, переброшены в бассейн нижнего течения р.Обь, в населенные пункты Обдорск (Солигар), Березово. Штаб 1-го отряда или как его называли Сибирской зоны должен был находиться в Березове. После увеличения численного состава отряда Сибирской зоны, из Березово должен был на гидросамолетах стартовать на юг в Самарово, Илим, Сидельниково, Тара, Тюмень. после занятия всех этих пунктов и увеличения численности за счет местного населения, они должны были двигаться на юг к Сибирской ж.д. магистрали с целью перерезать железнодорожную магистраль Кузбасс-Урал.

2-й отряд под командованием полковника Меандрова (Соколова) должен был стартовать с одного из озер, расположенного зап. Петрозаводска на территорию северо-европейской части СССР. Высадка должна была быть произведена на озерах и реках в следующих населенных пунктах: Пингеа, Нижняя Гора, Емецк, Плесецк, Няндома, Демьянск, Чакула - часть сев. 20 км, а вторая юж. 25 км. Сыктывкара в р-не Нарьян-Мара. Высадившиеся десанты в р-не Плесецк, Няндома должны были создать заградотряд для того, чтобы дать возможность оторваться основными силами на случай преследования частями Красной Армии. Высадившиеся десанты в районе Чакула должны бали захватить Котлас. Высадившиеся в Нижней Горе и Пинеге захватить Архангельск. Высадившиеся юж. 25 км Сыктывкара должн были захватить Сыктывкар. Высадившиеся 20 км. сев. Сыктывкара - занять Чердынь.
Всего должно было быть высажено в этих районах 12.5 тыс. человек путем переброски по воздуху - высадка должна происходить только на воде, т.к. наличия аэродромов на севере никто не знал.

Десанты считали, что пополнение в отряды они произведут за счет заключенных.
3-й отряд, командир еще не был назначен, должен был из района Петрозаводска летать самолетами и высадиться на Чухломском и Галичском озере, захватить г.Галич и организовать галичский особый сектор. Количество высадившихся должно было достигать 500 чел. Их задача заключалась в том, чтобы прервать железнодорожное сообщение на участке Ленинград-Вологда-Киров-Свердловск, а впоследствии по выполнении этой задачи, должны стать заградотрядом для северной зоны, т.е. для 2-го отряда.

4-й отряд, командир еще не был назначен, направлялся из района Петрозаводска на юг Украины. а оттуда на гидросамолетах в Оренбургский особый сектор. Посадка должны быть произведена на озерах Челкар, Доссер, а также на реке Илек, в районе городов Кондагач, Актюбинск и Акбулак. Задачи этого отряда - прервать ж.д.сообщение на участках Гурьев-Орск, Уральск-Актюбинск, разрушить нефтепровод Гурьев-Орск и по выполнении этих задач по освоению района двигаться на юг Урала. Параллельно с этим предусматривалось уничтожение мостов и основных магистралей через Волгу, Вятку, Каму.

Отдел пропаганды и агитации должен был организовать отделы пропаганды и агитации на советской территории вблизи мест высадки десантов еще до высадки основных сил с тем, чтобы вызвать недовольство путем агитации среди населения. Отделы должны были находиться в г.г. Архангельск, Вологда, Кинешма, Ярославль, Казань, Ижевск, Воткинск, Куйбышев, Уральск, Надеждинск (Серов), Нижний Тагил, Ниж.Солда, Верхотурье, Ирбит, Туринск, Свердловск, Красногвардейск, Курган, Эмба, Омск, Барабинск, Татарск, Ишим, Новосибирск, Меркушево, Сарапул.

Отдел печати готовил в Линсдорфе газеты "Путь сибиряка", "Северная правда", "Голос русского народа", "Уральское слово", "Закаспийский клич", "Заря", два журнала - "Голос русского народа", "Русская женщина". Журнала "Голос русского народа" вышло уже три номера. Номера газет выходили не по порядку. Это делалось для того, чтобы ввести в заблуждение тех, кто попытается отыскать остальные номера.
На вооружении отряды должны были иметь легкую артиллерию, минометы, винтовки, автоматы.

ВОПРОС: Что же последовало за составлением этих сумасбродных планов?
ОТВЕТ: Бессонов возил эти планы в Берлин, а возвратившись, корректировал их. Затем из ставки германского командования приехал капитан Шмидт, вел переговоры с Бессоновым по вопросу присоединения к Власову. Бессонов отказался. после этого немцы забрали из нашего лагеря Бессонова, Будыхо, всех их помощников - полковников и перевели Бессонова, Бродникова, Любимова в один из концлагерей под Берлином, а Будыхо и остальных - в лагерь военнопленных под Берлином. Планы Шмидт забрал. На второй день Шмидт разъяснил нам, что планы наши хороши, но будут осуществлены нами же после того, как мы оправдаем себя в открытой борьбе с партизанами. О Бессонове он отозвался весьма нелестно. Таким образом "Политический центр борьбы" распался, а планы остались на бумаге.

ВОПРОС: Вы рассказывали, что после возникновения ПЦБ начала организовываться "Российская народная партия социалистов-реалистов". Расскажите, кто был ее организатором, программа партии и судьба этой партии.
ОТВЕТ: Эту "партию" организовал Бессонов, его ближайшим помощником был Любимов (Голубинцев). Эта партия по-моему существовала только в нашем лагере. В лагере полковник Любимов (Голубинцев), военюрист 2-го ранга Цыкунов (Руднев), полковник Глебов (псевдоним), ветврач Дроздов (псевдоним), мл.лейтенант Авраменко-Церковницкий (Сергеев) и Бессонов выработали программу партии. Предусматривалось, что после свержения советской власти, эта партия станет государственной руководящей партией. Программу ее по конкретным вопросам я не знаю. Был ли выработан устав, я не знаю. Об этом подробно может рассказать бежавший к партизанам бат.комиссар Чугунов.
Прием в партию пока не проводился. После того как Бессонов и его помощники были увезены, ПЦБ распался, а равно перестала существовать и партия.

ВОПРОС: Кого вы знаете из генералов, находившихся в плену у немцев и их поведение.
ОТВЕТ: Мне рассказывают, что наши генералы, числом 40 чел. все находятся в одном лагере в Хаммельбурге (на юге Германии). Я знаю, что там находится генерал-майор Артеменко, генерал-майор Ткаченко. Немцы предлагали Артеменко организовать из украинцев такую же группу как и Бессонов. Артеменко отказался от этого предложения. О Ткаченко знаю по разговорам, что его за просоветские разговоры отправили в концлагерь.
В апреле м-це 1943г. в лагере в Бреславле был генерал-майор Карбышев. Никакой антисоветской работы не вел и когда мы уезжали из Бреславля, Карбышев заявил нам: "Вы быстрее меня будете на родине. Передайте, что я остаюсь верным сыном Советского Союза". В лагере он также не ведет никакой антисоветской работы.
О других генералах я ничего не знаю.

ВОПРОС: Что вы желаете дополнить к своим показаниям?
ОТВЕТ: Полковник Любимов (Голубинцев) немцами в мае м-це с.г. вместе с Бессоновым и полковником Киселевым (Костин) ездили на экскурсию в Париж. Вернувшись через 15 дней, Любимов рассказывал нам, что в Париже встретил своего дядю - белоэмигранта писателя Шмелева. Этот Шмелев рассказал Любимову, что около процентов 90 белоэмигрантов желают победы России над Германией и только 10% желают обратного. Из числа ждущих победы Советского Союза над Германией хотели бы чтобы после войны было установлено управление государством, т.е. весь государственный строй был бы таким, как в Англии и Америке.

Более дополнить ничего не могу, протокол с моих слов написан верно и вслух мне прочитан. В чем и расписываюсь [подпись]

НАЧАЛЬНИК 2 ОТДЕЛА ШТАБА
ДОПРОСИЛ ПД ПА КФ - КАПИТАН [подпись] ЯНУШКО

5 августа 1943 г.
Tags: документы: РГАСПИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments