Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

последний камень преткновения или доктор лейббрандт нервничает

Управление Восток
Берлин, 6 июня 1940
Рейхсляйтеру Розенбергу
Довожу до Вашего сведения следующие факты:
1) Я передал письмо полковника Джагинова1, адресованное рейхсляйтеру и переданное мне начальником штаба, моим сотрудникам д-ру Вайссу и Райтенбаху для выяснения обстоятельств. Они вызвали к себе вовлеченных в это дело лиц и получили их показания, отраженные в прилагаемых документах. Из показаний следует, что письмо было написано по настоянию Шабельского-Борка2 и что автор письма даже не читал материалы, о которых он пишет (Приложение 1).
2) 2 января начальник Управления русской эмиграции [Бискупский] направил редактору "Нового Слова" [Деспотули] письмо, в котором назвал того сексотом (сотрудником ГПУ), что сопроводил тяжкими порочащими честь обвинениями, коим не привел доказательств (Приложение 2).
3) В январе генерал Бискупский пригласил в свое Управление представителей русских националистических организаций и потребовал от них письменно протестовать против "Нового слова" (имеются свидетели)
4) 90-летний флигель-адъютант царя Флюг, возглавляющий общество памяти царя, пишет Бискупскому письмо, в котором выступает против одной из заметок в "Новом Слове", при этом ругая газету последними словами. Оценку этого письма моим сотрудником д-ром Вайссом прилагаю. Из письма следует, что оно было инициировано все тем же лицом. (Приложение 3)
5) В своем разговоре с Ларионовым3 Бискупский назвал рейхсляйтера "последним камнем преткновения", который должен быть устранен. Дан ли ход делу в связи с этим высказыванием, мне до сего дня неизвестно. (Приложение 4)4
Из этих и многих других фактов, которые могут быть приведены, следует, что наша работа и газета "Новое слово" систематически и непрерывно саботируются вышеназванными персонами. Я неоднократно на это указывал. Однако по сей день у меня нет информации, из которой следовало бы, что инициаторы саботажа привлечены к ответственности. Напротив я распорядился, чтобы редактор отказался от любых опровержений и не разрешил предпринимать положенные ему как члену палаты журналистов рейха юридические шаги для защиты от подобной клеветы.
Помехи нашей работе столь велики, а обвинения столь неслыханны, что их нельзя оставить без внимания. Обвинители должны выступить с доказательством своих обвинений и быть привлечены к ответственности.
В настоящее время, когда решается судьба немецкого народа и происходит передел политического мироустройства мы должны отбросить вечные интриги и раз и навсегда запретить завзятым интриганам мешать нашей деятельности.
Я повторяю, что по соглашению с компетентными ведомствами моя [sic! - ИП] газета должна выполнять вполне определенную политическую задачу в интересах Германии, и по мнению компетентных ведомств она выполняет ее хорошо. Постоянный рост спроса особенно за пределами Германии - лучшее доказательство полезности ее работы в интересах Германии.
Все сомнения, если таковые будут во Внешнеполитическом Ведомстве [Розенберга], прошу высказывать мне до того, как делиться ими с другими организациями. Позволю задать вопрос, доколе наша работа и труд как раз тех сотрудников, которые отстаивают интересы рейхсляйтера, будет порочиться и пачкаться посторонними, а интриганы будут безнаказанно продолжать свой промысел?
[Лейббрандт]


8 сентября 1939

7 сентября в беседе с В.Ларионовым генерал Бискупский дал следующий ответ касательно разъяснения положения русской эмиграции в Германии в свете заключения немецко-советского пакта:

Генерал Бискупский, который был срочно вызван немецким министром из Мюнхена, где проводил свой отпуск, уже предпринял некоторые шаги к немедленному разъяснению ситуации.
В трех министерствах генерал получил успокоительный ответ, что заключенный с Советами договор никоим образом не касается русской эмиграции.
"Механизм пакта и его подлинный смысл был мне основательно разъяснен в министерстве, но конечно, под строжайшим секретом, чтобы это подлинный смысл не стал известен Москве".

Приехавший из Мюнхена генерал был обеспокоен, полагая, что его срочный вызов связан с только что заключенным договором и означает его смещение, но уже то обстоятельство, что он остается во главе русской эмиграции, вдохновило генерала на следующие оптимистические рассуждения:
Подписанное им в 1923-м году с генералом Людендорффом соглашение остается в силе и будет развиваться дальше по предусмотренному им и ген. Людендорффом плану. Один из тогдашних параграфов этого соглашения предусматривал присоединение Австрии и восстановление обеих стран, т.е. Германии и России, в границах 1914 года.
Генерал считает, что внутриполитическое положение в СССР достаточно подготовлено для создания "народной монархии"; что же касается внешней политики, то нынешние правители Советского Союза ведут ее в национальном духе и в согласии с интересами рейха. От коммунизма в России уже ничего не осталось и немцам будет легко выполнить и последний параграф соглашения от 1923-го года: заменить советскую верхушку представителями монархического легитимистского правительства в духе русского фашизма - национал-социализма (т.е. группы Бискупский - Мельский5 -Туркул6).
Особенно благоприятным симптомом Бискупский считает факт, что текст того соглашения теперь затребован министерством.
По мнению генерала, единственным и последним препятствием для выполнения соглашения, является после быстрого разгрома Польши возможное предложение Англии: заключить договор с Германией за счет России, что также находится в соответствии с "планом Розенберга".
"Это мой последний камень преткновения"7 - но впрочем и на это возражение со стороны министерства был дан успокоительный ответ.

Глубокое удовлетворение генерал высказал в связи с тем, что никогда не принимал участия в борьбе с красными и тем самым предвидел,так сказать, будущую внутреннюю эволюцию [нацистов].
Младороссы, порожденные им лично, а вовсе не ГПУ, как это было написано в "Новом Слове", тоже поставили правильный диагноз в мудром предвидении русско-немецкого договора и этой эволюции. К сожалению, по словам генерала, младороссы вероломно изменили ему, попав под влияние английского масонства в лице Великого Князя Дмитрия Павловича. Сам генерал еще в юности входил в Союз Русского Народа и работал вместе с главой Союза Дубровиным8. Союз Русского Народа, основанный Дубровиным и его заместителем Марковым-Вторым, генерал относит к первым проявлениям фашизма - национал-социализма во всем мире.


IfZ MA 128/1, перевод с немецкого мой (в случае с вторым документом - обратный перевод)

1 - Джагинов Михаил Александрович, (1880-1958). Чугуевское пехотное юнкерское училище (офицером с 1902). Полковник 75-го пехотного полка. В Вооруженных силах Юга России; в конце 1919 командир Осетинского батальона. В эмиграции в Германии. Участник монархического движения. Ум. в Арользене (Германия). (биогр. данные взяты у С.В.Волкова)

2 - Шабельский-Борк Петр Николаевич (1893-1952, наст. фамилия Попов), родился в Кисловодске. Участник первой мировой войны. с 1919 г. в эмиграции в Германии. Участник покушения на П.Н.Милюкова 28.03.1922 во время которого был убит В.Д.Набоков. Приговорен к 12 годам тюрьмы, но освобожден уже в 1927г. Ближайший берлинский сотрудник "генерала для особых поручений" В.Бискупского, в начале 30-х влачил полуголодное существование. После организации в 1936 г. Управления русской эмиграции под началом Бискупского занял пост секретаря Управления. После войны эмигрировал в Аргентину.

3 - Ларионов Виктор Александрович (1897-1988), родился в Санкт-Петербурге. Служил в Добровольческой армии. С 1920г. в эмиграции. В 1927г. проник с сообщниками из Финляндии на территорию СССР и устроил теракт во время партсобрания в Ленинграде, в результате чего было ранено несколько десятков человек. Благополучно вернулся в Финляндию. В конце 30-х сотрудник "Нового Слова" в Берлине. С осени 1944-го служил в управлении безопасности КОНР, печатался в органе ВС КОНР "За Родину". После войны жил в Мюнхене. Автор мемуаров "Последние юнкера" (1984).

4 - Приложения 1-3 в данном архивном фонде отсутствуют, но присутствует документ, который либо являлся Приложением 4, либо иным описанием того самого разговора между Бискупским и Ларионовым. Приводится ниже.

5 - Псевдоним А.Меллера-Закомельского.

6 - Туркул Антон Васильевич (1892-1957) - участник первой мировой и гражданской войн. За отличие в боях в Крыму произведен П.Н.Врангелем в генерал-майоры в возрасте 28 лет. С 1920г. в эмиграции. В середине 30-х вступил в конфликт с РОВС, основал собственную организацию "Русский Национальный Союз Участников Войны". Сведения о деятельности в 1941-44 г.г. противоречивы. С декабря 1944-го член КОНР, весной 45-го пытался концентрировать различные формирования КОНР в районе Зальцбурга. После второй мировой войны жил в Мюнхене, издавал журнал "Доброволец".

7 - Подчеркнуто в тексте и отчеркнуто на полях, вероятно, Лейббрандтом.

8 - Дубровин Александр Иванович (1855-1921) - врач, основатель "Союза Русского Народа" (1905). В 1920-м году арестован ВЧК, расстрелян.
Tags: бискупский, деспотули, документы: IfZ, ларионов, меллер-закомельский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments