Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

д-р геббельс читает и.солоневича

С удивлением обнаружил, что несмотря на широкую известность И.Солоневича, не все посвященные ему отрывки из дневников Геббельса переведены на русский. Восполняю пробел.


01.07.37 Читаю ужасающую книгу о России. Солоневич «Потерянные»1. Фюрер тоже хочет ее прочитать. Следующий партсъезд будет опять посвящен борьбе с большевизмом. Мне фюрер дает тему Испании.
Фюрер поговорил с нашим московским послом Шуленбургом, который рисует очень мрачную картину России. Только террор, интриги, убийства, предательство, коррупция. И это родина рабочего класса!
05.07.37 Потрясенно продолжаю чтение «Потерянных» Солоневича.
22.07.37 Дочитал «Потерянных» Солоневича до конца. Жуткая хроника. Вот он, большевизм в чистом виде.
14.10.37 С ужасом читаю вторую часть «Потерянных» Солоневича. Да в России просто кромешный ад. Стереть с лица земли. Пусть исчезнет.
22.10.37 Читаю «Потерянных» дальше. Ужасно, ужасно, ужасно! Мы должны защитить Европу от этой чумы.
27.10.37 Вчера проснулся очень рано. Дочитал «Потерянных» Солоневича. Эта книга должна попасть ко всем. Документ 20-го столетия. Вот до чего мы довели Европу.
04.02.38 ГПУ взорвало бомбу в Софии. Покушение на Солоневича. Его жена погибла, он невредим2. Это Москва... Эти Советы – настоящий преступный синдикат. Их надо уничтожить огнем и мечом!
04.03.38 Гестапо не хочет пускать Солоневича в Германию. Якобы он агент ГПУ. Несусветная чушь. Придется проявить настойчивость.
10.03.38 Солоневича, наконец, несмотря на все сомнения, пустят в Германию. Хорошо сработано!
28.04.38 Солоневич побывал у Ханке3. Произвел приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.
01.05.38 Даю Солоневичу субсидию в 30000 марок для его антибольшевистской газеты4. Он работает хорошо.
29.05.38 Солоневич все же остается в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.
07.09.38 Говорил с Розенбергом о Солоневиче. Он считает того не слишком искренним5. Буду действовать более осторожно.
07.06.41 Солоневич предлагает свое сотрудничество6. Прямо сейчас я еще не могу его использовать, но наверняка смогу очень скоро.
08.06.41 Солоневич предлагает себя, чтобы работать против Москвы. Гестапо считает его подсадной уткой. Пускай за ним понаблюдают7.


Источник: "Die Tagebücher von Joseph Goebbels", Teil I, Bd. 4: 206, 210, 228, 358, 364, 376; Bd. 5: 135, 186, 197, 276, 281, 323; Bd. 6: 75; Bd. 9: 357, 359

1 - немецкий перевод "России в концлагере"

2 - 3 февраля 1938 г. в софийскую квартиру Солоневичей была доставлена замаскированная под бандероль бомба. При попытке открыть бандероль она взорвалась. Погибли секретарь Солоневича и его жена.

3 - Карл Ханке (1903-1945(?)) - статс-секретарь министерства пропаганды. Ср. описание появления Солоневича в Берлине в справке А.А.Лампе от 01.08.1938:
Появление в Берлине братьев Солоневичей с сыном (Борис С. появился только временно), высылка генерала А.В.Туркула из Франции, а представителя фашистов Радзаевского Тедли из Швейцарии - внесли в жизнь русской эмигрантской колонии в Берлине атмосферу напряжения, сплетни и опять той или иной взаимной грызни.
И. Л. Солоневич, которого предупреждали не против «фашистов», как он писал в своей газете, а против личности барона Меллера-Закомельского, пользующегося определенно отрицательной репутацией в среде объединения русских национальных организаций, – пренебрег этими предупреждениями и всецело стал координировать свою работу именно с бароном, который наладил И. Л. Солоневичу лекции, как в Берлине, так и в провинции (в последней на немецком языке). Выступали также Б. Л. и Юрий Солоневичи, последний в том или ином виде вмешался в жизнь организаций русской молодежи.

Весной 1938 года политические группировки громогласно объявили о создании в Берлине нового «Национального фронта», в состав которого вошли: барон Меллер-Закомельский – от РНСД, генерал А. В. Туркул от РНСУВ, Тедли – от Дальневосточных фашистов (сменив в этой роли в Берлине А. А. Аверкиева), И.Л.Солоневич – от самого себя или от своей же газеты. К этому фронту примкнул и редактор русской берлинской газеты В. М. Деспотули.
Во все зарубежные газеты стали поступать широковещательные сведения о значении и успехах нового фронта. Тут были сведения о «падении» генерала Бискупского и о «замене» его не то И. Л. Солоневичем, не то генералом А. В. Туркулом, не то целой четверкой: Солоневич, Туркул, Тедли, Мельский. Были сведения о приеме сначала И. Л. Солоневича, а потом и генерала А. В. Туркула самим главой Германии А. Хитлером, а если не им лично, то министром пропаганды доктором Геббельсом и т.п. Все эти сведения нервируют русскую эмиграцию повсеместно, так как несомненно, что современная Германия привлекает к себе сочувственные взгляды и устремления русских эмигрантов, ранее всего учитывающих антикоммунистические и антибольшевистские устремления современной Германии и ее вождей. Все эти измышления прессы в очень слабой форме «опровергались» И. Л. Солоневичем в его газете и никак не освещались В. М. Деспотули в редактируемой им в Берлине газете «Новое слово». Словом, создалась вредная шумиха, разобраться в которой не так легко, а в особенности тем, кто стоит вдалеке от жизни русского Берлина. Милюков в своей газете умудрился даже связать имена Солоневича, Туркула и фон-Лампе в приписываемой им кампании против евреев....

Что же в этом всем правда и что ложь? Какова сила вновь народившегося «фронта»?
Раньше всего И. Л. Солоневич и его сын Юрий (брат – Борис вернулся в Брюссель и только собирается к осени переселиться в Берлин).
Лекции Солоневичей возбудили большой интерес в среде русской колонии в Берлине. Часть колонии не пошла из-за отрицательного отношения к устроителю лекций Меллеру-Закомельскому, через которого (в видах охраны личной безопасности Солоневичей) только и можно было получать билеты, но большая часть пошла. Общее впечатление? Коротко резюмируя – меньше, чем было в книгах и в газете Солоневичей, и не так интересно, как в книге...
Гораздо важнее, что лекциями И.Л. Солоневича заинтересовалась германская провинция. Там он имел успех. Информации его были, несмотря на его оторванность от СССР, новы. Это принесло деньги и самому Солоневичу, и его «антрепренеру» – Мельскому.

Но «прием у А. Хитлера», «доктора Геббельса» – все это сплошная выдумка, тенденциозно пущенная и неохотно опровергаемая, – этого просто не было и, конечно, хотя бы в отношении А. Хитлера, – и быть не может. И. Л. Солоневичу и его сыну разрешено жить в Германии и разрешено читать лекции, во время которых их охраняют. Будет ли разрешено и дальше – вопрос, ибо плохо разбирающийся в германской действительности И. Солоневич в своей газете допустил рискованные замечания о своей «независимости» по отношению к Германии – это произвело отрицательное впечатление. Рискованно и его заявление о своем материальном благополучии – это вызовет финансово-контрольный нажим. Вопрос о создании газеты в Берлине, на замен газеты В. М. Деспотули, – отпал. На это не согласились соответствующие власти. Будет ли И. Л. Солоневич очень держаться за пребывание в Германии – вопрос. Во всяком случае успех только в деле лекций, и, конечно, никакой возможности занятия места генерала Бискупского – нет...
Остались: Солоневич – с большими деньгами, с газетой и с культивированной ненавистью к РОВСоюзу, союзу Нового поколения, младороссам и т. п. Звено во «фронте» большое. А. В. Туркул, всячески пропагандируемый тем же Солоневичем и устно, и письменно, но с ограниченными правами и возможностями, ибо всякая связь из Берлина на Париж (газета «Сигнал» по существу своему гибельна в Германии. И, наконец, барон Меллер-Закомельский, немного поправивший дела своей организации на докладах Солоневича, но, видимо, задумывающийся о том, поскольку ему выгодно оставаться с Солоневичем и Туркулом, которые к генералу Бискупскому благожелательны мало. Барон человек, который обстановку учитывает и переменит фронт, не очень задумываясь.

(цит. по К.А.Чистяков "Иван Солоневич и его роль в предвоенном Русском Берлине")

4 - в публикациях в "Голосе России" в 1938 г. Солоневич многократно затрагивал тему финансирования:
Ни от кого ни одной копейки субсидий мы не получили и в ответ на предложение такого рода я остался "тверд, спокоен и угрюм" (04.01.38)
Из моего отдыха в Германии не вышло ровно ничего. Вот вам мое июньское расписание занятий: 9-го доклад по немецки в Лейпциге, 10-го по-немецки в Дрездене, 11-го по-русски в Касселе, 14-го по-немецки во Франкфурте, 16-го по-русски во Франкфурте, 17-го по-немецки в Берлине, 21-го по-русски в Берлине, 24-го по-немецки в Гамбурге, 25-го по-русски в Гамбурге. За всем этим расписанием тускло маячит мечта купить какой-нибудь достаточно способный к передвижению автомобиль и удрать с Юрой куда-нибудь в окончательную дыру. Когда и если совершится эта покупка - продажа моей совести за наличные германские марки в глазах прохвостов всего мира будет окончательно совершившимся фактом...
Я еще буду писать о Германии. Я с достаточной степенью ясности знаю, сколько именно и каких именно собак будут на меня вешать либеральные еврейские круги и те, кто находится под их обрезанным и даже необрезанным влиянием. Мне - наплевать. В мире осталось не очень много вещей, которые могли бы меня напугать, и в мире нет денег, которые могли бы меня купить. Деньги у меня есть. Люди, хоть немножко понимающие в арифметике, могут сообразить, что около четверти миллиона томов моих книг, вышедших на 12 языках, дают достаточную материальную базу для бренного нашего существования.
(21.06.38)
Финансовая база "Голоса России" в настоящий момент находится в таком виде:
По моим гонорарам за иностранные издания я имею около полумиллиона франков. В штабс-капитанском фонде "Голоса России" имеется около ста тысяч франков. Этот фонд несколько запутан, ибо в него частью входят, частью не входят деньги "Голоса России", замороженные в странах с валютными ограничениями... Вот сейчас: в Германии, под боком, лежит около 30000 франков, более 2000 марок, которых мы получить не можем, они вносились на счет Тамары Владимировны, теперь Юре нужно "вступить в наследство" и получить разрешение на право взять эти деньги и это не так легко...
Дальше: на моих докладах в Германии я заработал что-то около 3000 марок - 40000 франков (вот они, немецкие денежки) и на статьях в немецкой печати не знаю сколько. Этих денег ни ввезти, ни вывезти. Поэтому Юра вчера купил подержанный опель, на каковом опеле мы и удерем так, чтобы не было никакой необходимости в нашей охране и не было возможности устроить слежку.
Как я уже однажды писал, мои финансовые источники могут быть предъявлены любой комиссии - хотя и бы того же РОВСа, пожалуйте, скрывать мне решительно нечего. Никакой конспиративной работы я не веду (кроме переправки газеты и книг в Россию...) а все остальное на виду: пожалуйте.
(12.07.38)

5 - в оригинале использовано выражение "hält ihn nicht für ganz echt", в дословном переводе "считает не вполне настоящим". Ср. с упоминанием Солоневича в переписке И.А.Ильина и И.С.Шмелева в 1939г.:
Ильин: [Солоневич] гад последний! наемный агент Геббельса, живет под Берлином в отнятой у евреев вилле.
Шмелев: Для меня Солоневич был всегда гадом. Его приемы — грязные. Это какой-то вывихнутый большевик, не без русской (грязной только) соли. (цит. по "Переписка двух Иванов (1935 – 1946)", 2000)

6 - ср. со статьей Солоневича "Так что же было в Германии?" (1948):
...ни генерал В. Бискупский, ни полковник Скалон, ни генерал фон Лампе, ни я никакого участия ни в какой немецкой акции не принимали. Генерал В. Бискупский умер от отчаяния и от голода, полковник Н. Скалон так и кончил свою трудовую жизнь — шофером грузовика...
Основной вопрос заключается вовсе не в том, хотел ли Иван Иванович помогать Германии или не хотел, а в том, что никакая мыслящая помощь Германию спасти не могла. Что немецкое мировоззрение — немецкое вообще, а не только гитлеровское — было построено на сплошной мифологии, и что, как завершительный штрих этой мифологии, была создана легенда о всесокрушающей мощи армии Третьего Рейха...
Германия Гитлера шла на самоубийство. Было бы разумно в нем участвовать? Только для того, чтобы на фундаменте новых трупов строить новую легенду — и идти все к новым и новым братским могилам? Германия Гитлера шла на самоубийство. И мы ей сказали: ну что же, скатертью дорога! И каковы бы ни были наши отдельные ошибки — в этом отношении мы оказались правы. Хотя бы только в этом.


7 - После нападения на СССР Солоневич не был принят на работу в структуры министерства пропаганды. Ср. упоминание в документах оперштаба Розенберга. Hauptamt Schrifftumspflege сообщает 18.12.41 "Окончательную позицию по отношению к братьям Борису и Ивану Солоневичу мы сами по себе занять не можем. Оба находятся под тщательным надзором гестапо, у которого без сомнения имеются результаты наблюдений. В целом оба брата Солоневича описываются как крайне тяжелые люди" (ЦДАВО, ф. 3676 оп. 1 д. 212, перевод мой)
Tags: солоневич и.л.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments