Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Category:

заметки на полях

1. M.Kellogg "The Russian Roots of Nazism"

In August 1912, Dubrovin renamed the organization the Vserossiiskogo Dubrinskogo soiuza russkoga naroda (All-Russian Dubrovin Union of the Russian People) with himself as lifetime leader... Two close colleagues and friends, Aleksandr Bork, who belonged to the Union’s Head Council, and his wife Elsa Shabelskii-Bork, who regularly attended Head Council meetings in an advisory capacity, aided him in his efforts to maintain control of the Union. The couple submitted articles to The Russian Banner in accordance with Dubrovin’s wishes. The pair also began publishing a newspaper, Svoboda i poriadok (Freedom and Order), with police money in December 1913...
Lieutenant Piotr Shabelskii-Bork, the son of the couple who had published the Union of the Russian People newspaper Freedom and Order and a member of both the Union of the Russian People and Purishkevich’s Michael the Archangel Russian People’s Union, also supported the Kornilov Putsch.


Елизавета Александровна была, конечно, женщиной выдающихся достоинств, но, надо отдать ей должное, Петра Николаевича она не рожала. Фамилия Петра Николаевича была Попов, а Елизавета Александровна стала его крестной (см.: 15 августа, в 10 часов утра в имении Сусть-Заречье Новгородской губернии, после продолжительной болезни тихо скончалась писательница Елизавета Александровна Шабельская-Борк, о чем убитые горем крестный сын и друзья извещают знакомых и почитателей). Уже после ее смерти Попов превратился сначала в Попова-Шабельского, а затем в Шабельского-Борка.

Lieutenant Piotr Shabelskii-Bork, who had been released from a Bolshevik prison through a May 1, 1918 amnesty, undertook a dangerous undercover mission to help the Tsar and his family, whom he believed to be still alive in Bolshevik captivity. He disguised himself as a Bolshevik and traveled to Ekaterinburg in the Urals while it was still under Bolshevik control. After White troops captured the city later in the month, he participated in the official investigation of the Bolshevik murder of the Tsarist family. The White investigators discovered that the Tsaritsa had possessed Black Hundred member Sergei Nilus’ The Great in the Small and the Anti-Christ as an Imminent Political Possibility with a copy of The Protocols of the Elders of Zion. They also noted that she had drawn a swastika in her room. The report that the White commission, which included Shabelskii-Bork, compiled eventually appeared in the Völkischer Beobachter. An article in a September 1920 edition of the newspaper, soon before the paper became the official newspaper of the National Socialist Party, claimed that Jews had murdered the Tsar and his family. The paper concluded this from information in the White commission’s report that the walls in which the assassination of the Tsar and his family had taken place had been covered with graffiti in German, Hungarian, and Hebrew. Shabelskii-Bork had arrived too late to save the Tsar and his family...

И тут все было несколько сложнее:
В сентябре 1918 года в Екатеринбурге, не служа в частях нашей армии, проживал именовавший себя корнетом Петр Николаевич Попов-Шабельский. Он говорил, что приехал в Екатеринбург по поручению Высоких Особ, и в чем именно заключалось его поручение, он не высказывал. Рассказывал также, между прочим, что был вместе с полковником Винбергом, автором записок “контрреволюционера”, участником процесса Пуришкевича.
Он очень интересовался Царским делом, говорил со многими, расспрашивал всех, посещал исторические места и хотя говорил, что ему тяжело верить в убийство Августейшей Семьи, но тем не менее там, в Екатеринбурге, утверждал, что в факте Ее убийства он не сомневается.
В конце сентября он исчез из Екатеринбурга.
Прошло два месяца. Когда немцы, после Украинской авантюры, спасая русских офицеров от большевиков, вывозили их с Украины эшелонами, на станции Белосток в один из эшелонов вошел Попов-Шабельский и поехал в Берлин.
В Берлине Попов-Шабельский совершенно изменил свое мнение о судьбе Царской Семьи: он со многими другими русскими офицерами говорил совершенно открыто, что Царская Семья жива, что Великий Князь Михаил Александрович был похищен белогвардейцами, и такие же утверждения можно было слышать от всех русских людей, проживавших в Германии.


Будучи допрошенным в июне 1921-го следователем Соколовым Петр Николаевич, во-первых, честно признавал, что в следствии не участвовал:
Через некоторое время была образована комиссия, под председательством Сергеева, в которую входили, кроме других лиц, капитан артиллерии Александр Евгеньевич Сотников, Белозерский или Белоцерковский. К тому времени я познакомился с офицером Соболевым и сошелся с ним. Вместе с Соболевым мы держали связь с Сотниковым и знали, таким образом, что устанавливалось комиссией Сергеева. Вот что было установлено ею.
а во-вторых действительно налегал на версию спасения царской семьи:
В Екатеринбурге было почти всеобщее убеждение, что Царскую Семью увезли и для отвода глаз кого-то расстреляли в доме Ипатьева. Увезли Ее несомненно по дороге мимо Коптяков. К этому убеждению пришел и я.
Тогда я решил ехать в совдепию и искать Царскую Семью. Меня отговаривали. Помню, Риза-Кули-Мирза мне говорил без всяких пояснений: “Вы Их там не найдете”. Что он хотел этим сказать, я не знаю.
Я все-таки поехал. В Самаре, которая была в руках чехов, мне чешская контрразведка (не помню, кто именно) говорила: “Царская Семья разделилась, и Они все спаслись, уехав в разные стороны”.
Я проехал в Петроград, был в Москве и отправился в конце концов в Киев, откуда вместе с другими офицерами уехал в Германию и попал в Берлин в феврале 1919 года. В Германии мне удалось узнать следующее.
Артиллерийский офицер Игорь Константинович Оранжереев мне говорил, что Государь проехал через Ярославль. Чтобы помешать Ему спастись, Савинков и поднял тогда восстание в Ярославле.
Один эсер обратился однажды к Троцкому с ходатайством об освобождении каких-то арестованных. Троцкий ему ответил: “Отстаньте! Какие там арестованные? Царя украли”.
Ротмистр Григорий Григоров мне говорил, что Юлия Александровна Ден получила от Великой Княжны Ольги Александровны письмо с датой от 5 ноября 1918 года, в котором Она писала Ден, что все живы.


Это все, конечно, мелочные придирки. Но в целом пока Келлогг производит двойственное впечатление. С одной стороны, нельзя не оценить объем переработанного материала, в том числе источников из немецких и эмигрантских архивов, вывезенных после 1945-го в СССР. С другой стороны автор все время рассказывает историю про четырех русских мушкетеров - Бискупского, Бермондта, Шабельского-Борка и Таборицкого, которые повлияли на четырех балтийских мушкетеров - Шойбнера-Рихтера, Розенберга, Шикеданца и Курселла, которые в свою очередь повлияли на Гитлера. Отсюда русские корни нацизма.
Все бы хорошо, но этот сюжет автор заново рассказывает в начале каждой главы, в заключение каждой главы и - видимо, для феноменально маловосприимчивых читателей - по несколько раз внутри каждой главы.
Мне тут видится некоторое упрощение и уплощение реальности, впрочем, я пока одолел только полкниги.

2. Александр Гогун "Старые песни без главного".

А из других источников известно, что на этой встрече [представитель органов госбезопасности] Медведев пытался убедить атамана [Тараса Бульбу (Боровца)] убить сатрапа Украины, прокоммунистического изувера Эриха Коха, которого соратники по партии за его леворадикальные взгляды называли «Эриком Красным» (т.е. Рыжим) или «Вторым Сталиным».

На всякий случай последовательно протер монитор, очки и глаза, но ничего не изменилось, там действительно написано "прокоммунистический изувер" и "леворадикальные взгляды". Единственная версия, которая мне приходит в голову: утонченный троллинг. А.Гогун хотел таким образом проверить, кто дочитает его рецензию до конца. Ну вот - я дочитал.
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments