Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

товарищ сталин за 50000 долларов

История письма "Заведывающего Особым отделом Департамента Полиции" Еремина от 12.07.1913 изучена более, чем хорошо.
(интересующихся отсылаю к сборнику Ю.Фельштинского "Был ли Сталин агентом охранки?" или 8 главе книги В.Козлова "Обманутая, но торжествующая Клио").

Первопубликатор Исаак Дон Левин 23.04.56 в журнале "Лайф" так излагал историю того, как письмо попало ему в руки:
Однажды в 1947 году мне принесли документ, написанный на русском языке... [Это письмо] было передано мне тремя людьми с безупречной репутацией: Вадимом Макаровым, сыном русского адмирала, а сейчас инженером-исследователем, Борисом Бахметьевым, бывшим американским послом правительства Керенского, и Борисом Сергиевским, пионером русской авиации, ныне летчиком-испытателем.
Эти трое раздобыли письмо у профессора М. П. Головачева, эмигрировавшего из России в Китай. Ему это письмо дал полковник Руссиянов, офицер царской полиции в Сибири, который, до того как бежал в Китай, порядком порылся в сибирском архиве Охранки. Головачев, человек высокоинтеллигентный, с превосходной репутацией, привез письмо из Шанхая в один из своих визитов в Соединенные Штаты.

В книге "Величайший секрет Сталина" Левин излагает ту же историю более подробно:
В сентябре 1946 года в коннектикутской летней резиденции тогдашнего посла в Италии г-жи Клер Бут Люс я встретился с господином Вадимом Макаровым, хорошо известным сыном знаменитого адмирала Степана Макарова, героя злосчастной Тихоокеанской эскадры Императорского военно-морского флота в русско-японской войне 1905 года. Наша встреча в качестве гостей г-жи Люс привела к продолжительной дружбе. Господин Макаров сообщил мне тайну, которую разделял с двумя другими известными русскими эмигрантами -- Борисом Бахметьевым и Борисом Сергиевским... Все три господина имели безупречную репутацию.
Господин Макаров сказал мне, что им достался оригинал документа, который, если его обнародовать, мог бы произвести на диктатуру Сталина эффект разорвавшейся бомбы. Этот документ устанавливал дореволюционную связь Сталина с Охранкой. Я выразил сомнение, но заинтересовался. Оригинал документа находился у господина Сергиевского. Я вскоре встретился с ним, и он передал мне этот документ на хранение, для изучения и установления подлинности.
Откуда появился этот документ? По-видимому, он был привезен в Соединенные Штаты из Шанхая профессором М.П. Головачевым, русским эмигрантом, проживающим в Китае, бывшим заместителем министра в демократическом Дальневосточном правительстве во время гражданской войны в России. Профессор Головачев, уже давно вернувшийся к себе в Китай, был известен всем троим как сын известного московского юриста. Как этот документ попал к Головачеву? По словам Головачева, он попал к нему в руки от его сибирских товарищей по оружию, бежавших в Китай. Поскольку на севере Китая полыхала гражданская война между силами красных и Чан Кайши, Головачев, подобно тысячам других русских, настроенных против большевиков, пытался эмигрировать вместе с женой в Соединенные Штаты. Угроза Шанхаю возрастала, и от Головачева посыпались отчаянные просьбы Сергиевскому и Макарову добиться для него въездной визы... Когда накануне падения Шанхая началась паника, Головачевы спаслись, став участниками массовой эвакуации русских беженцев на Филиппины, осуществленной с американской помощью, и в конечном счете высадились на Западном побережье США.

Наконец, в возникшей после публикации полемике Дон Левин добавляет еще две детали:
Хотя я не видел документа до 1947 года, мой сотрудник г-н Макаров видел его фотостат уже в 1934 году и уже в то время начал переговоры...
Документ никогда мне не принадлежал и является собственностью Толстовского фонда, которому был подарен гг. Макаровым и Сергиевским, которые его приобрели от профессора Головачева. В 1947-48 годах оригинал документа был предоставлен мне гг. Сергиевским и Макаровым на несколько недель для экспертизы. С тех пор он хранится в сейфе банка, имени которого я даже и теперь не знаю, и где его "Лайф" снимал в руках гр. Толстой.

Доказывавший подложность письма Р.Врага (псевдоним Е.Незбжицкого) так реконструировал его историю:
Впервые он появился на информационном рынке в 1936-37 гг. Находился он тогда в руках целого ряда русских эмигрантов, связанных с двумя организациями - "Братство русской правды" (в государствах Прибалтики) и "Союз русских фашистов" (на Дальнем Востоке). Были основания полагать, что этот "документ" - вариант тех фальшивок о большевиках (в том числе о Сталине), которые стали появляться начиная с 1917-18 годов и фабриковались бывшими агентами Охранки. Одни утверждали, что этот "документ" был сфабрикован в Риге бывшим агентом Охранки Д., а другие -- в Харбине людьми, связанными с разведывательными службами атамана Семенова.
Как бы то ни было, в 1937-м году была сделана попытка одновременной продажи этой фальшивки - на Дальнем Востоке японцам, а в Болгарии - немцам, через бюро Розенберга при посредничестве лиц, связанных с "Внутренней линией", тайной контрреволюционной организацией, ставшей наследницей "Треста", другой русской организации того же толка. Японцы потребовали экспертизы разведывательных служб Японии, которые без труда установили фальшивку и даже ее источник. Немцы же обратились за консультацией к секретарю НТС (Национального трудового союза) г-ну М.А.Георгиевскому, который также установил источник фальшивки и поставил об этом в известность поляков.
В 1938 году попытка продать этот "документ" была сделана в Вене одним международным агентом, косвенно связанным с советскими разведывательными службами. Одновременно "документ" появился в Париже, откуда он был предложен румынской разведке через второстепенного русского политика. Тогда же впервые возникло подозрение, что в продаже и публикации этого документа заинтересовано советское "агентство", желавшее, по-видимому, таким образом дискредитировать информацию западных стран (в частности Германии).

Подведем некоторые предварительные итоги. Первообладатель письма - полковник Руссиянов действительно существовал, но умер в Шанхае в 1938г. От него письмо попало к Мстиславу Петровичу Головачеву, стороннику сибирской автономии, бывшему товарищу министра иностранных дел Временного Сибирского Правительства. Он, кстати, на момент публикации Дон Левина был еще жив (умер в Сан-Франциско в декабре 1956г.), но насколько мне известно, в газетной полемике вокруг письма не участвовал.
Несколько странным выглядит утверждение Р.Враги, что для проверки подлинности письма немцы из "бюро Розенберга" (очевидно, имеется в виду APA - внешнеполитическое ведомство НСДАП) обратились за консультацией к НТСовцу Георгиевскому. Как бы то ни было, Георгиевский был расстрелян в СССР в 1950г. и ни подтвердить, ни опровергнуть информацию Враги не мог.

Однако, в архиве немецкого МИДа сохранились другие сведения о попытке продажи "письма Еремина" немцам. К сожалению, я обнаружил их лишь в пересказе, тем не менее информация показалась мне достойной обнародования.
Совершенно секретная телеграмма главы немецкой миссии в Шанхае в Берлин, датированная 26.11.41
Сотрудник информирует министерство, что профессор Головачев, опознанный как бывший министр иностранных дел сибирского правительства Логдаодского
[sic! очевидно: Вологодского]" предлагает немцам определенные документы за 50000 долларов США. Эти документы доказывают что Сталин в 1906-1916 г.г. состоял на службе царской секретной полиции - "Охрина" [sic!].
Публикация таких документов стала бы весомым пропагандистским ударом по СССР, особенно в США и Соединенном Королевстве.
Примечание: в деле содержится еще одна, более поздняя телеграмма из Шанхая относительно того же вопроса, также подписанная Линссером и датированная 05.01.42. Она поясняет, что документы были спрятаны офицерами царской полиции после большевистской революции и тайно вывезены в 1934г. Головачев знал о существовании этих документов. Он считает, что время для публикации сейчас пришло.
Других документов по этому вопросу в деле нет.

Надо сказать, сношения Головачева с немецким консульством в Шанхае в конце 41-начале 42-го находятся в некотором противоречии с утверждением Дон Левина: Головачевы спаслись, став участниками массовой эвакуации русских беженцев на Филиппины, осуществленной с американской помощью

Потерпев неудачу с нацистами, Головачев попытался продать тот же документ после войны госдепу. В итоге же покупателем оказался Толстовский Фонд, но так как это частная организация, то ее вряд ли можно обвинить в нецелевом расходовании средств на приобретение клочка бумаги огромной ничтожной неизвестной исторической ценности.
Но по крайней мере, бывший товарищ министра иностранных дел ВСП заработал себе на спокойную старость в Сан-Франциско.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments