Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

начало великой дружбы

1. ЦЕНА КРОВИ
(Письмо в редакцию)

Офицерской кровью залита вся русская Земля. Но падают одни бойцы и встают другие. Ни советские застенки, ни голод, ни лишения, ни муки - не заставят угаснуть дух офицера, отказаться от мысли хотя бы ценою своей крови вернуть величие и счастье исстрадавшейся Родине. Вправе ли кто-нибудь спекулировать на этой цене крови, смотреть на офицеров как на "пушечное мясо" для удовлетворения своих честолюбивых замыслов и корыстных вожделений? А между тем в настоящее время Западная Европа кишит всякого рода "политическими" и "общественными" деятелями, которые имеют дерзость говорить от имени России, когда их никто на это не уполномачивал, лить крокодиловы слезы о ее горькой доле, а под шумок устраивать различные авантюры, аферы и гешефты.
Таких деятелей сколько угодно "слева", но, к сожалению, имеются они и "справа". Этого нельзя замалчивать, так как они губят Святое Русское Дело, вредят ему больше, чем Керенские, Савинковы, Авксентьевы и прочий легион революционных "бесов".
Когда-то, еще в первые дни своего существования "Призыв" предупреждал офицеров относительно странствующих по заграницам бывших революционных "политических деятелей". Это было по случаю прибытия в Берлин первого революционного "военного и морского министра" Гучкова, того самого, который втихомолку продолжает орудовать здесь и поныне. Он еще никак не может понять того, что его песенка давным-давно спета, что его имя ненавистно людям, любящим Родину, как связанное с причинами разрушения России. Я коснулся этого имени в связи с тем обстоятельством, что оно настойчиво упоминается в Берлине наряду с именами других дельцов русской "политической биржи". В настоящее время снова полезли из всех щелей различные "мошки и букашки". На лицо и болтуны Таврического Дворца, и самозванные "сиятельства", и генералитет, не особенно стесняющийся в присвоении себе теплых местечек и "средств к жизни". Все это смешалось как в калейдоскопе, ведет свою особую "политику", интригует друг против друга, оспаривает право "власти" и получения банковых чеков. Какой ужас! Но хороши и иностранцы, которые доверяют этим лицам и наполняют своею валютою многочисленные бездонные карманы! Неужели они не понимают того, что необходимо хоть немножко разбираться в людях и не открывать свои объятия и бумажники первым встречным?

На очереди какая-то новая авантюра, пахнет новым "кровопусканием", и, как говорят, не без ведома Антанты, причем "живую силу" предполагается черпать все в том же многострадальном русском офицерстве.
Имеются и факты, показывающие что действительно что-то замышляется на этот счет. Косвенным подтверждением этому могут служить достоверные слухи о вновь учреждаемом в Германии "Русском Генерал-Инспекторстве интернированных войск", причем даже будто уже имеются штемпеля этого учреждения, а политические завтраки, обеды, ужины и чаи устраиваются на широкую ногу в первоклассных ресторанах. Уже катится веселая, привольная жизнь!
Ну а офицерство, то самое, чья судьба решается ныне за бокалом вина и в обществе красивейших женщин, как оно? О нем нет речи. В ужасных условиях оно ютится по лагерям, живет мечтами о спасении России и не гадает, не ведает, что готовится ему.
Экие пустяки, что оно заявляет, что ему "довольно авантюр", оно пойдет только за своими авторитетами, а не за насильно навязанными лицами, что ему жизнь уже опротивела от голода, холода, расплывчатых лозунгов и различных честолюбцев - справимся!
Так думают эти "политические круги"...
Господа офицеры, будьте осторожнее, будьте подальше от деятелей такого рода! У них на первом плане свое "я", вопросы личного благополучия, а остальное все, в том числе и запас красивых слов и лозунгов - лишь способы и средства...
Распродажа России идет и оптом и в розницу, спекуляция на Ее возрождении процветает во всю - и пора положить этому предел!
Необходимо сказать: "Бросьте вашу недостойную игру! Уходите, не профанируйте Святого Дела, честью вас просим об этом".
Ведь разве не знакомы нам все эти имена, которые всплывают теперь, разве мы можем забыть пресловутую Моргановскую историю, которая так долго служила посмешищем во всей заграничной печатаи.
Под будущие блага, за счет возрождающейся России какая-то группа доморощенных политиков, решившая что и она чего-нибудь да стоит в политике, при посредстве какого-то юркого "дельца" у неведомого "пассажира" Моргана заключает "русский государственный заем"! Дело займа кончилось опереткою, ну а если бы не кончилось ею, что тогда?
Какое имели право эти господа отдавать на откуп Россию и распоряжаться ее богатствами по своему усмотрению?
В здравой ли памяти находились они, когда на своем заседании решали вопрос о зачислении какого-то Мошелля в ряды русского офицерства, чуть ли не с правом поступления в любой полк? Мне могут ответить: что ж Вы хотите, ведь там "заседали" штатские люди - откуда им знать о том, что в полки старой русской армии офицеры принимались лишь с согласия общества г.г. офицеров данного полка?
Но в составе "Западного правительства" были и военные, которые обязаны были протестовать против такой торговли офицерскими погонами, "обрезать" каждого как следует уже за одно такое предложение.
Какая честь для нас, для всего офицерства: Мошелль - наш брат по оружию, наш однополчанин!!...
На тему об этом договоре можно писать без конца, но лучше всего за себя говорит он сам. Поэтому не найдете ли возможным, Господин Редактор, напечатать его полностью, как он есть, чтобы этим напомнить читателям так скоро позабытую историю спекуляции на возрождении России. Это дело не должно заглохнуть, они должны предстать перед судом общества русских изгнанников, а впоследствии - дать ответ перед судом России!..
Вот содержание договора между мертворожденным Западным правительством и... Мошеллем, заключенного в Берлине 6 сентября прошлого года:

"Банкирский дом И.П.Морган, Берлинское Отделение, и Западно-русское правительство в лице своих представителей, министра-председателя В.Бискупского, министра иностранных дел В.Бискупского, министра финансов Г. Фон Берга, военного министра П.Дурново, министра внутренних дел Г. фон Дерюгина, министра земледелия Д.Зякина, министра народного просвещения В.Поппе и министра торговли А.Рёммера настоящим заключают следующий договор:
§1 Банкирский дом И.П.Морган предоставляет Русскому Правительству заем в 300000000 марок (триста миллионов) на 10 лет из 5 5/8% годовых. По истечении 10-летнего срока заем подлежит погашению ежегодными взносами в 30 миллионов марок с начислением соответствующих процентов.
§2 Обеспечением настоящего займа служит все движимое и недвижимое имущество всей территории, находящейся в данный момент под властью Русского Западного Правительства м всех прочих территорий, которые могут быть подчинены в будущем означенному правительству. В случае неуплаты Русским Правительством процентов по вышеупомянутому займу в течение более трех лет, часть служащих залогом имуществ переходит в собственность Банкирского Дома И.П.Моргана соразмерно сумме долга с вычислением процентов и по выбору названного банкирского дома.
§3 Русское Западное Правительство имеет право по восстановлении порядка в России конвертировать вышеупомянутый заем в обыкновенный заем из 5% годовых по курсу 98.
§§4,5,6 содержат финансовые и налогово-технические подробности.
§7 Банкирскому Дому И.П.Морган предоставляется право открыть генеральное представительство своего банка в Москве или С.-Петербурге с отделениями по всей стране. В случае учреждения Государственного банка интересы Банкирского Дома И.П.Морган должны быть соответствующим образом ограждены.
Настоящий договор изготовлен в двух оригиналах, прочитанных, одобренных и скрепленных подписями сторон.
И.П.Морган - Берлин
Генеральный представитель (подпись)
Министр-Председатель В.Бискупский."
Далее следуют подписи всех вышепоименованных министров.
Кроме договора о займе генерал Бискупский заключил с Мошеллем еще "комиссионный договор" следующего содержания:
"Западно-русское Правительство, представленное в лице генерала Бискупского и его кабинета признает, что
1) Оно обязуется немедленно по заключении сделки уплатить директору А.В.Мошеллю за посредничество по предоставлению Банкирским Домом И.П.Морган займа в 300000000 марок комиссию в 1% с суммы займа.
2) Оно признает за директором Мошеллем право постройки в России для себя или для фирм, представителем коих он является, мастерских для летательных аппаратов, верфей для сооружения подводных лодок и для изготовления предметов военного снаряжения. Оно обязуется оказывать этим предприятиям всевозможные льготы и предоставлять при одинаково выгодных предложениях им соответствующие подряды.
3) Оно окажет и впоследствии директору Мошеллю всяческое содействие и обещает ему благожелательную поддержку во всех его начинаниях. В частности оно ему на основании его желания предоставит разрешение на въезд и выезд в Западную Россию, русское подданство и принятие его офицером в западно-русскую армию. Со своей стороны директор Мошелль обязуется оказывать Западно-Русскому Правительству всяческую помощь и пользу.
Настоящий договор прочитан, одобрен и подписан Западно-русским Правительством.
(Следуют приведенные в первом договоре подписи равно как и подпись д-ра А.Мошелля)"
Договор в комментариях не нуждается. Хочется повторить только слова Шакловитого из "Хованщины":
"Господи, вземляй грех мира,
Избавь Русь от наемников злых!.."
Русский офицер.
("Призыв", Берлин, 19 февраля 1920г.)

2. Необходимое разъяснение
22-го сего Февраля, в прошлую Пятницу, в 7 3/4 часов вечера в редакцию нашей газеты позвонил господин Schönherr, занимающий должность "Staatskomissar für öffentliche Ordnung" и просил вызвать к телефону редактора. Ни редактора ни его помощника в редакции в это время не было, а потому по телефону говорил один из наших сотрудников, оказавшийся в помещении редакции. Ему было передано следующее официальное сообщение.
Накануне в "Призыве" появилась статья, направленная против генерала Бискупского. Господин Комиссар обращает внимание на то, что генерал Бискупский аккредитован в Германии Антантой как член комиссии по контролю лагерей военнопленных, что имеется Версальский договор, что Германия может иметь крупные неприятности от Антанты вследствие таких статей и что конечно, это должно тогда отразиться и на газете.
Поэтому Господин Комиссар обращает внимание редакции на последствия, которые могут иметь такого рода статьи.
Указание на неприятности, могущие угрожать нашей газете имеют для нас несравненно меньшее значение, чем неприятности, будто бы угрожающие Германии вследствие наших статей. И чувства благодарности и искреннего доброжелательства, и долг корректности по отношению к благородной Стране, так рыцарски и гостеприимно к нам относящейся, обязывают нас быть в высшей степени осторожными во всех вопросах могущих так или иначе затронуть Германские интересы.
Одна мысль о том, что по нашей вине могут возникнуть для Германии какие-либо международные неприятности, способна заставить нас тщательно проверить всю нашу деятельность и ограничить ее, чтобы только не заслужить упрека в неблагодарности или неделикатности.
Однако, в данном случае мы позволяем себе оспаривать выше приведенное мнение ввиду того что по глубокому нашему убеждению, все дело тут заключается в недоразумении, происшедшем может быть вследствие незнания русского языка или вследствие того, что какие-либо недобросовестные и неразборчивые в средствах люди могли ввести в заблуждение должностное лицо.
Для нас до сих пор было совершенно неизвестно, что генерал Бискупский является аккредитованным Союзными Державами доверенным человеком, на которого даже возложены особые функции. Но хотя бы это было и так, мы уверены, что распоряжениями и действиями этих держав и их местных представителей руководят прежде всего начала законности и справедливости, уважение к одной из ценных свобод, демократиями всего мира признанными за человечеством, а именно к свободе печати, а кроме того также соображения о разумности и целесообразности своих мероприятий.
Вот почему мы убеждены, что ни одно правительство не станет оспаривать права русской газеты обсуждать вопросы, касающиеся деятельности тех или других наших соотечественников, затрагивающей политические, общегосударственные русские интересы.
Лично генерал Бискупский нам неинтересен: как о частном лице мы о нем писать не станем и не считаем вправе о нем писать. Им как и любым другим нашим соотечественником, мы можем быть заинтересованными только постольку, поскольку они играют или желают разыграть какую-либо политическую роль. В этой области суждений и мнений "Призыв" считает себя не только вправе, но и обязанным указывать как на тех людей, которые заслуживают особого общественного доверия, так и на тех, кто этого доверия не заслуживает.
Раз мы получили сведения о затевающемся новом политическом предприятии, в котором большое участие имеет генерал Бискупский, мы не смеем не предупредить и не высказать нашего мнения, что считаем генерала Бискупского неприемлемым для крупной политической роли, а саму затею - для России не только ненужной, но и вредной, да вредной также и для будущих русско-германских отношений.
Там, где краеугольным камнем поставлены интересы России и и Русского Дела, там "Призыв" обязан высказывать открыто и смело свое мнение, всегда искреннее, всегда беспристрастное и мотивированное серьезными данными.
Если мы заблуждаемся, пускай укажут нам наши ошибки и докажут их: в таком случае мы готовы всегда принести повинную за наше заблуждение, которое всегда может быть только добросовестным.
Но - думается нам, нельзя нас лишать права откровенно обсуждать на страницах газеты наши русские дела, особенно когда правильное понимание разных недоуменных обстоятельств имеет такое животрепещущее значение для нашей многострадальной Родины.
Редакция.
("Призыв", Берлин, 25 февраля 1920г.)


Редактором газеты "Призыв" и таким образом формальным автором вышеприведенной заметки был П.Попов, в 1922-м после покушения на Милюкова и убийства В.Д.Набокова приобретший печальную известность под псевдонимом Шабельский-Борк. Впоследствии он стал ближайшим другом и берлинским представителем... генерала Бискупского и его заместителем в организованном нацистами в 1936-м году управлении русской эмиграции.

"Господин Комиссар" выглядит опереточным злодеем (нельзя исключать, конечно, что его роль талантливо исполнил кто-то из знакомых Бискупского), героическая борьба редакции за свободу печати, впрочем, пропала втуне, так как менее чем через месяц грянул капповский путч, утром первого дня путча вышел последний номер "Призыва", а после подавления путча редакцией овладело неодолимое желание перебраться куда-нибудь поюжнее, например, в Мюнхен.
Tags: бискупский, шабельский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments