?

Log in

No account? Create an account
мертвец в отпуске - 2 - Игорь Петров — LiveJournal
07.11.2012
21:45

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
мертвец в отпуске - 2
Часть первая
Часть вторая: Ренегат и Чиновники.
ач-3
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
Перевод с немецкого.

Москва, 7 марта 1933 года
Весьма секретно.
Мой дорогой ТИППЕЛЬСКИРХ

В дополнение к моему письму от 28 февраля при сем пересылаю две докладные записки от 2 и 7 марта, из коих Вы усмотрите дальнейший ход дела. Сейчас речь идет о том, чтобы прилагаемая заметка возможно скорее была помещена в германской прессе, но таким образом, чтобы нельзя было узнать действительный источник. Затем мы просим Вас иметь в виду, что Вы. повидимому, через некоторое время получите от нас телеграмму с сообщением, что определенная личность, фамилия которой еще неизвестна, там-то и там-то перейдет границу. Надо будет позаботиться о том, чтобы эта личность по переходе советской границы была бы взята под соответствующую охрану, только таким образом, чтобы это не вызвало подозрения для того, чтобы эту личность в Германии потом передать соответствующим правительственным инстанциям.
Из прилагаемых докладных записок Вы усмотрите, что посольство во всем этом деле, которое при некоторых обстоятельствах может получить большое внутриполитическое значение, стремилось обеспечить германскому правительству использование возможностей, которые могут из этого вытекать, без того, чтобы самому попасть в опасность скомпрометировать себя.
Я ведь не должен указать Вам, что при дальнейшем обсуждении этого вопроса необходимо быть весьма осторожным. Всякий неосторожный шаг может иметь самые неприятные последствия.
С сердечными приветами,
Всегда Ваш ГИЛЬГЕР

3 приложения.
-----------------------------------------------------------------------------
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

В дополнение к докладной записке от 28 февраля 1933 года о первом посещении Макса КИФЕРА.
1 марта 1933 года Макс КИФЕР явился в условленный час ровно в 11 часов 30 минут ночи в дом на Калашный переулок и был принят мною и г-ном ПФЕЙФЕРОМ. Беседа длилась почти 4 часа, так как КИФЕР опять очень подробно обрисовал трудности, на которые он здесь наталкивается. Он опять очень отрицательно отзывался о недостаточной поддержке, оказываемой здесь местным немецким коммунистам и об игнорировании многими русскими партийными товарищами немецких коммунистов и о самомнении русских партийных товарищей. Он жаловался на то, что некоторые члены партии, особенно председатель МОПРа СТАСОВА с самого начала относились к нему пренебрежительно, что последняя называет его "одичалым мещанином" и постоянно интригует против него. Однако, он того мнения, что русские члены партии с своей точки зрения в отношении тех методов, которые они применяли в этой стране, были правы, но то, что возможно и применимо в России - для Германии означало бы самое тяжелое преступление над германским народом и полностью бы разрушило Германию. Но германские коммунисты делают все возможное, чтобы разрушить Германию. О тех средствах. которые при этом применяются, он хочет открыть глаза Германскому Правительству.
Коммунистическая революция в Германии, заявил дальше Макс КИФЕР, означала бы в данный момент самое большое зло для Советского Союза, ибо это означало бы немедленную войну. Поэтому партия и Правительство Советского Союза в настоящее время меньше всего желают революции в Германии, но они должны ее поддержать по соображениям престижа, без того, чтобы они материально в состоянии были бы на это. Но этого они не могут показать немецким коммунистам, а наоборот, должны их морально поддерживать и до определенной степени их терпеть.
При дальнейшем обсуждении его вопроса выезда из СССР было констатировано следующее:
Так как КИФЕР заявил, что советское правительство лишь сейчас потребовало от него, чтобы он стал советским гражданином и что как раз это дало ему последний толчок обратиться в посольство, то его принадлежность к германскому подданству можно считать доказанной. Что касается его жены, то она хотя благодаря официальной регистрации брака стала германской подданной, но по положению вещей, нет надежды на то, что советское правительство ее выпустит из советского гражданства или выдаст заграничный советский паспорт. Поэтому пока Киферу ничего другого не остается, как поехать одному и будучи в Германии, оттуда попытаться получить выездную визу для его жены. Но вопрос идет о том, как осуществить его отъезд.
Для этого есть две возможности:
1) КИФЕР не пользуется непосредственной помощью посольства, а пытается собственными силами добиться выдачи его паспорта. Если ему это удается, то все таки имеется опасность, что ему не удастся живым выбраться. Для предотвращения этой опасности необходимо поместить заметку в германской прессе, о которой упоминалось уже во время первой беседы.
2) КИФЕР этот план считает безнадежным и отказывается от него, предлагая посольству добиться у советского правительства его выезда из СССР. В данном случае можно ожидать, что советское правительство будет ссылаться на постановление от января 1932 года, на основании которого иностранец до установленного на основании этого распоряжения срока, не оформивший свои документы, считается советским гражданином.
КИФЕР на это заявил, что он не хочет еще официально обращаться в посольство. Ему наверное удастся получить свой паспорт, но он сомневается, выедет ли он живым из СССР. В этом случае ему необходима поддержка, путем помещения заметки в немецкой прессе, относительно его принудительной задержки в СССР. Как только появится такая заметка в германской прессе, то он будет настаивать на выдаче его паспорта. Вообще же все эти соображения были бы лишними, если бы ему дана была возможность хотя бы только 5 минут говорить с представителем теперешнего германского правительства из Берлина. Тогда он мог бы определенно рассчитывать на то. что он в течение 24 часов был бы не в СССР и в Германии, еще до того, как заметят его отсутствие. Это предположение КИФЕР обосновывает тем, что он может германскому правительству передать сведения весьма важного внутриполитического значения.
На вопрос, не может ли он дать какие либо намеки относительно тех сведений, которые он хочет передать германскому правительству, КИФЕР ответил отрицательно. Сведения такого характера, что мы как чиновники, обязаны были бы немедленно передать их правительству. На основании тех мероприятий. которое германское правительство сейчас же предприняло, советским инстанциям, без всяких, известны стали бы источники этих сведений и это, пока он еще находится здесь, вовлекло бы его в величайшую опасность.
Этими заявлениями, КИФЕР, повидимому, хочет намекнуть, что германское правительство должно быть заинтересовано в том, чтобы возможно скорее, если даже нелегальным путем, вывезти его в Германию. Мы не считали целесообразным с КИФЕРОМ подробно обсудить этот вопрос. Единственная возможность нелегального отъезда поездом или аэропланом - это то, чтобы КИФЕР получил паспорт, на котором будет подлинная советская выездная виза.
Но так к[а]к о каждой выданной здесь визе сообщается Погран ОГПУ, то невозможен выезд с фальшивой визой. Было уже несколько случаев, что у германских специалистов или представителей фирм пропадали паспорта, на которых имелась уже выездная русская виза. Таким случаем КИФЕР хотел воспользоваться. При этом он допускал ошибку, предполагая, что посольство в состоянии создать такого рода возможность.
К концу КИФЕРУ мы заявили, что посольство постарается, помещением заметки в германской прессе, найти подходящий повод потребовать возвращения его паспорта и объясниться с Коминтерном. Такое предложение мы можем послать в Германию лишь 7 марта, так как необходимо воспользоваться для того курьерской почтой. Тем временем он может еще раз подумать, как он хочет разрешить этот вопрос.
Вполне понятно. что ему. как и раньше, все еще неудобно, официально обратиться в посольство, которое потом официально предпримет шаги за его выезд и за его безопасность. Мы предложили КИФЕРУ 6 марта еще раз явиться к нам. Тем временем мы обсудим содержание заметки прессы, которая должна будет быть отослана в Германию для того, чтобы прилечь внимание германской общественности на его принудительную задержку в СССР. Перед своим уходом, КИФЕР передал нам его германский военный документ, документы о врученных ему советских знаках отличия и членскую книжку спортивного общества "Динамо".

Москва, 2 марта 1933 года.
ГИЛЬГЕР
ПФЕЙФЕР


ач-3
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
В дополнение к докладной записке от 2 марта 1933 года о втором посещении Макса КИФЕРА.

6 марта 1933 года, ровно в 11-30 вечера Макс КИФЕР опять пришел в дом на Калашном пер.6 Его принял г-н ПФЕЙФЕР. Г-н ГИЛЬГЕР, который задержался на ужине у английского посла, приехал на 3/4 часа позже и тоже присутствовал во время беседы.
КИФЕР вначале сообщил, что создавшиеся условия в Германии (поджог рейхстага, арест вождей компартии) изменили также и его положение здесь. Изъявил готовность, во исполнение высказанной им неоднократной просьбы пересмотреть и уладить его расхождения с различными ответственными членами партии. Кроме того его хотят послать в Германию с особенными поручениями. Там сейчас парализованы его самые резкие противники. Большая возможность деятельности, которая ему этим открывается, его бы привлекла, если бы он окончательно уже не порвал со всем этим. Он, как и раньше, хочет во что бы то ни стало уехать в Германию для того, чтобы там освободить рабочих от московской зависимости.
КИФЕР затем оставил вопрос относительно его отъезда и начал рассказывать о своих поездках и опытах в Советском Союзе. При этом он несколько раз заявлял, что местная система совершенно применима для Советского Союза и достигнуты большие успехи. В дальнейшем, если не будет войны, мощь Советского Союза значительно усилится. Но если Советский Союз сделает прыжок вперед, то оно это беспощадно использует также в других странах, как сейчас Коминтерн беспощадно использывает зависимость немецких коммунистов. КИФЕР все время подчеркивал, что немецкие коммунисты слепо и недостойно выполняли все указания из Москвы и что они готовы с неслыханной жестокостью применять эти методы в Германии, котор[ы]е, возможно, применимы только в Советском Союзе, но в Германии они могут принести только несчастье. Из его разсуждений можно было заключить, что КИФЕР все еще находит необходимым и неизбежным дальнейшее развитие к социализму, но необходимо освободиться от чужого влияния. Теперешний курс в Германии он считает совершенно правильным. Он только того мнения, что надо оберегаться - нерешительных и колеблющихся рабочих, служащих и других граждан включить в единый фронт с коммунистами. Он того мнения, что при съагитировании рабочих за новый курс, он сможет быть весьма полезен.
КИФЕР. который во время последней беседы заверил, что он на всякий случай поедет в Германию, если даже его молодая, еще не 20-ти летняя жена (которая является советской подданной), не сможет с ним поехать, вдруг заявил, с неожиданной твердостью, что для него важно найти какую либо возможность, чтобы его жена могла выехать. Средства и пути должны найтись и найдутся. Он открыто сознался, что думает о нелегальном отъезде. Его сведения для германского правительства будет иметь такое значение, что правительство ему и его жене, без сомнения, окажут во всех отношениях помощь. Так как каждая виза контролируется на советской границе, то его жена должна получить германский паспорт с действительной визой. Паспорт ведь может быть утерян каким нибудь немцем.
На наши соответствующие вопросы КИФЕР сознался, что он свою жену еще не поставил в известность о своих намерениях. Он ей сказал только, что он хочет с нйе уехать на 10 дней в Германию, ели он получит соответствующее разрешение от ГПУ или других организаций. Будучи в Германии, он хочет ее поставить перед выбором - хочет ли она остаться с ним или вернуться в СССР. Он готов, если это необходимо, в письменной форме просить германское правительство, чтобы последнее помогло ему и его жене нелегально выбраться из СССР.
На это ему отвечено было, что посольство не может высказаться на это предложение. Посольство, хотя и может передать дальше германскому правительству пожелания и предложения германского подданного, но решение такого вопроса не лежит в компетенции посольства. Но если даже предположить, что германское правительство изъявит готовность согласиться на его предложение, то необходимо будет преодолеть различные технические трудности. Во всяком случае разрешение этого вопроса потребует некоторого времени. При этом нет даже уверенности, что такими действиями его жена не попадет в весьма неприятное положение.
На основании разных приведенных ему аргументов, КИФЕР решился вначале попытаться получить в Коминтерне разрешение на выезд для него и его жены.
Резюмируя, нужно сказать, что во время беседы было зафиксировано следующее:
1) Макс КИФЕР просит посольство, во что бы то ни стало безопасным путем поставить в известность германское правительство, что он порвал со своим прошлым и готов предложить свои услуги правительству со всеми его знаниями коммунистического движения, как только ему удастся выбраться из СССР.
2) Посольство заявляет, что КИФЕР, как германский подданный, во всякое время имеет право официально обратиться в посольство, чтобы последнее потом официально заступилось за его выезд и личную безопасность.
Этой возможностью КИФЕР пока не хочет воспользоваться.
3) При теперешнем положении вещей КИФЕР считает также нецелесообразным потребовать свой паспорт в Коминтерне и попытаться выехать без помощи посольства, если даже после морального разрыва с Коминтерном.
4) Наоборот, КИФЕР намерен позаботиться о том, чтобы Коминтерн послал его с заданием в Германию. Тогда он, по всей вероятности, должен будет выехать с фальшивым паспортом и переодетым. Одновременно он хочет попытаться получить для его жены, благодаря его связям с руководящими лицами, командировку в какое либо советское учреждение в Германии, например, в Торгпредство.
КИФЕР просит его позицию в отношении Коминтерна укрепить тем, чтобы в какой либо немецкой газете была помещена заметка о том. что КИФЕРА задерживают в СССР и что он напрасно пытается получить разрешение на временное возвращение в Германию.
Как только будет вынесено соответствующее решение, КИФЕР сообщит об этом посольству и укажет также номер его паспорта, фамилию. под которой он едет, укажет свой маршрут и другие необходимые данные. Он просит тогда поставить германское правительство в известность о том, чтобы, возможно, уже с границы был взят под защиту и чтобы это не вызвало подозрения. Он считает весьма необходимым, чтобы извне ни в коем случае не узнали о его связи с правительством, прежде всего первое время, ибо, сейчас же попытаются его по меньшей мере морально уничтожить.
По этой причине необходимо позаботиться, чтобы от этом вопросе неизвестно стало общественности. всякое преждевременное раскрытие этого дела, пока КИФЕР еще находится на территории СССР, может быть для него опасным для жизни.
5) КИФЕР опасается быть арестованным, если случайно заметят его посещение членов германского посольства. Если он в течение 10 дней не даст о себе ничего слышать, то он просит официально обратиться к советским властям. Посольство может в этом случае предполагать, что он арестован.

Москва, 7марта 1933 года.
ГИЛЬГЕР
ПФЕЙФЕР
--------------
Перевела: [подпись]
21 марта 1933 года


ач-3
ПРОЕКТ ЗАМЕТКИ В ПРЕССУ

Германские горняки, которые разочарованные вернулись с угольных шахт Кузнецка и Сибири в Германию, привезли с собой сообщение, которое еще раз бросает характерный луч на условия царящие в компартии Советского Союза. Согласно этому сообщению, известный германский коммунист        , который в течение нескольких лет находится в Советском Союзе и много раз выступал в СССР с агитационными речами по поручению партии среди работающих в СССР немцев, в последнее время был весьма ограничен в своей свободе движения. Носятся даже слухи, что         против его воли задерживается в СССР. Ему не разрешают даже уехать в Германию на временную партийную работу. Его родные в Германии давно уже не имеют от него никаких сообщений.
--------------
Перевела: [подпись]
21 марта 1933 года

Часть третья


РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 185
Оригинал, машинопись. Подчеркивания в заголовках машинописные. Подчеркивания в тексте сделаны красным карандашом за исключением подчеркивания в начале докл.записки от 7 марта, оно сделано синим карандашом.

Tags: ,

6 comments | Leave a comment

Comments
 
[User Picture]
From:kaganer
Date:07.11.2012 21:36 (UTC)
(Link)
"использывает" - так в оригинале?
[User Picture]
From:labas
Date:07.11.2012 21:37 (UTC)
(Link)
Да :)
Но и опечатки все равно возможны.
[User Picture]
From:plombomaniac
Date:08.11.2012 08:02 (UTC)
(Link)
А это в оригинале или опечатки?

то он прочит официально обратиться
которое еще ра бросает
Тогда он. по всей вероятности
[User Picture]
From:labas
Date:08.11.2012 08:06 (UTC)
(Link)
Это, натурально, опечатки.
Большое спасибо, все поправил!
From:(Anonymous)
Date:08.11.2012 09:53 (UTC)
(Link)
Возможно, опечатка:
Макс КИФЕР просит посольство, во сто бы то ни стало..
[User Picture]
From:labas
Date:08.11.2012 10:30 (UTC)
(Link)
Да, спасибо!
My Website Powered by LiveJournal.com