Игорь Петров (labas) wrote,
Игорь Петров
labas

Categories:

как генерал туркул был агентом нквд (1)

Таинственную историю т.н. "Бюро Клатта" и донесений Макса/Морица давно изложили Н.Уэст и О.Царев в своей статье (а еще более подробно в книге " КГБ в Англии"). Поэтому ограничусь самым общим пересказом. Во время войны абвер получал от "Бюро Клатта" - шпионской организации, находившейся в Софии - большое количество разведывательной информации из СССР и с Ближнего Востока. Советские донесения подписывались "Максом", ближневосточные "Морицем". Информация производила впечатление весьма достоверной и активно использовалась. Источником якобы являлась разветвленная агентурная сеть, заброшенная в СССР РНСУВ - белоэмигрантской организацией генерала Туркула, отколовшейся в середине 30-х от РОВСа. Разведданные стекались в Софию к человеку по имени Лонгин Ира, а от него через Клатта шли в абвер. К концу войны абвер усомнился в достоверности сведений, Клатт был временно арестован, ни Ира, ни Туркул, впрочем, не пострадали. Тогда же делом заинтересовалась и советская сторона. Чекисты выяснили, что во-первых, донесения Макса лишь кажутся, но не являются достоверными, и во-вторых, никакой агентурной сети РНСУВ в России нет. Соответствующий меморандум был передан лично Сталину.
После войны все главные действующие лица оказались в плену у союзников. Британцы и американцы допросили Клатта, Туркула и Ира, выяснили что источником донесений был последний и стали логически мыслить.
Если абвер так долго считал сообщения Макса достоверными, значит они на самом деле были достоверными. Логично? Логично. Но никаких агентов в СССР у Ира не было. Более того, Советы не слишком взволновались, когда им сообщили об утечках. Вывод: источником сведений были сами Советы. Логично? Логично. Зачем они это делали? Видимо, Ира с Туркулом творили под крышей РНСУВ что-то полезное для Советов, настолько полезное, что это превышало ущерб от разглашения разведданных. Но что именно? С дальнейшим ходом рассуждений можно ознакомиться ниже.

На самом деле, насколько мы можем сегодня судить, все донесения Макса были плодом интеллекта и аналитических способностей Ира.
А публикуемый документ, составленный сотрудником британской службы MI6 профессором Райлом и сотрудником американской службы CIC Джонсоном, помимо обилия информации о малоизвестных страницах истории белой эмиграции и второй мировой войны, может использоваться в качестве наглядного пособия: куда могут завести честного инвестигатора предубеждение и логические выводы, сделанные на основе коррелирующих, но неполных данных.


Организация Туркула и сообщения Макса/Морица.
31.10.46

Замечание. Так как два следователя, занимавшихся этим делом, расходятся по ряду существенных пунктов, этот предварительный отчет разделен на две части
a) Отчет, составленный профессором Райлом и отражающий ход всего расследования и
b) Точка зрения м-ра Джонсона на определенные пункты расследования.
Заключительный параграф - выражение их общего мнения.

A. Главной целью допросов КЛАТТА, ТУРКУЛА и ИРА было решить возникшую во время войны загадку:
1) Из какого первичного источника или источников Абвер получал сообщения Макса и Морица?
2) Каковы были мотивы передачи этих сообщений?
3) Через какие каналы поступали эти сообщения?
Последняя серия допросов была посвящена ответу на особый вопрос: уместна или нет гипотеза, что донесения Макса/Морица преднамеренно передавались какой-либо советской организацией с тем чтобы позволить ее агентам работать внутри оккупированной Осью Европы при поддержке абвера (и возможно, другой или других разведок Оси), короче говоря, донесения Макса/Морица были осовремененной формой троянского коня.
Хотя ни КЛАТТ, ни ТУРКУЛ, ни ИРА не "сломались", они все значительно "погнулись" и то, что они сознательно или несознательно нам открыли, вполне подтверждает гипотезу. Нет оснований сомневаться, что НКВД (сейчас МВД) поддерживал ИРА разведывательной информацией столь достоверной, насколько это возможно, чтобы в обмен на эти золотые яйца он мог бы получать от абвера деньги, гарантию отсутствия слежки за ним, разрешения на переговоры и путешествия, необходимые для выполнения скрытых просоветских операций организации ТУРКУЛА.
Этот отчет не ставит целью резюмировать все важные и интересные пункты, выявленные на допросах, а лишь в общих чертах обрисовать операции организации ТУРКУЛА и представить главное доказательство версии "Троянского коня".

1. Реакции ТУРКУЛА и ИРА на гипотезу о НКВД
Хотя ТУРКУЛ отрицает, что является или являлся советским агентом, сейчас он утверждает, что пришел к мысли о том, что ИРА с довоенного времени был агентом НКВД. Он заявляет, что не осознавал этого до начала лондонских допросов, а считал (дословно, хотя и неправдоподобно), что ИРА работает на англо-американскую разведку. Это запоздалое обличение своего партнера само по себе важное лишь потому, что ТУРКУЛ не смог выдумать никакой другой теории, которая сочеталась бы с фактами, признанными им. Если бы он был способен предложить альтернативное объяснение, то он бы так и поступил, чтобы избежать дилеммы с признанием либо своего соучастия, либо несвойственного ему ротозейства. Ему приходится использовать последнюю лазейку и пытаться заставить нас поверить в то, что ИРА с 1939 по 1946 работал на НКВД, но он, ТУРКУЛ, никогда не подозревал об этом факте.
Тем не менее он признает, что операции его организации в ходе войны зависели от денег и карт-бланша, предоставленных абвером, а это, в свою очередь, зависело от получения абвером важной разведывательной информации от ИРА. Он также признает, что сейчас уяснил, что НКВД передавал ИРА донесения Макса/Морица именно для того, чтобы гарантировать поддержку ИРА абвером.

С другой стороны ИРА настойчиво отрицает, что он или ТУРКУЛ являлись или являются советскими агентами, и далее отрицает, что донесения Макса/Морица поступали из советского источника. Отказавшись от всех предыдущих рассказов о происхождении этих сообщений, он утверждает, что все они стряпались в его собственной голове, базируясь лишь на военно-разведывательной информации, доступной всему населению Балкан. Тем самым он признает (а иногда и похваляется), что донесения Макса и Морица были ложными (если не считать тех, которые по воле случая совпали с реальными событиями). Порой он даже осмеливается утверждать, что продажа состряпанных им самим сообщений абверу была его собственной военной хитростью, продиктованной желанием помочь западным союзникам. В то же время он признает, что лишь факт того, что ОКВ продолжала считать донесения Макса/Морица заслуживающими доверия, позволял действовать организации ТУРКУЛА и что если бы ОКВ выяснило, что донесения Макса были всегда или зачастую ложными, лидеры организации ТУРКУЛА были бы казнены. Целью предоставления этих сообщений абверу было дать возможность организации действовать под патронажем абвера; успех этой операции зависел от правдивости донесений хотя бы Макса в то время как из объяснения ИРА следует, что почти все они были ложными. Он твердо стоит на этом последнем рубеже обороны и не выдает подлинное происхождение донесений Макса/Морица.

2. Деятельность организации ТУРКУЛА во время войны.
Оспаривая обвинение, что организация ТУРКУЛА занимала активную или пассивную пронемецкую позицию, ИРА опрометчиво разгласил то, что ТУРКУЛ старательно скрывал: на деле организация во время войны активно внедрялась в пронемецкие белоэмигрантские организации по всей контролируемой Осью Европе с целью саботажа. Будучи поставлен перед фактом ТУРКУЛ признал это и - не желая того - дал дополнительные сведения. Стало ясно (хотя и не было сказано прямо), что операции внедрения и саботажа велись против антикоммунистических организаций вообще, а не только против тех, что были настроены активно пронемецки.

a) Многие тысячи белоэмигрантов были набраны в ряды Русского Вольного Корпуса [sic! - ИП] в Югославии, который - под немецким управлением - был сначала полицейской, а затем военной единицей. На этом театре военных действий имелись и другие соединения белоэмигрантов, казаков и пр, организованные на схожий манер. За этими соединениями тщательно следила белградская секция организации ТУРКУЛА, которая от его имени уговаривая и увещевая затрудняла набор в них. Согласно показаниям ТУРКУЛА и ИРА методы саботажа в отношении этих соединений ограничивались исключительно джентльменскими уговорами, хотя циничное ухо следователя уловило нотки удовольствия, если не триумфа в рассказах допрашиваемых об огромных потерях, понесенных этими соединениями.
b) Когда армии Оси (немецкая, итальянская, венгерская и румынская) начали все больше и больше использовать русских, им требовалось все больше и больше переводчиков. ИРА и ТУРКУЛ стали использовать многих из этих переводчиков в качестве информаторов, иногда случайно, иногда планомерно. Кто-то из переводчиков смог передать сведения о ситуации в лагерях военнопленных в Германии. Следователей хотели убедить, что эти переводчики использовались в первую очередь для получения информации о немецких зверствах, хотя было признано, что ТУРКУЛ имел сведения о наборе ВЛАСОВСКОЙ армии уже в 1942. Нельзя сбрасывать со счетов возможность, что главным заданием этих переводчиков был на самом деле сбор информации о настроениях среди русских.
c) Печально известному пронемецкому белоэмигранту ЖЕРЕБКОВУ немцы поручили вести наблюдение за белоэмигрантами во Франции. О его деятельности по привлечению русских в трудовые отряды для работы в Германии было доложено ТУРКУЛУ, который сумел командировать своего подчиненного РОМАНОВА из Белграда в Париж с целью что-то предпринять против ЖЕРЕБКОВА.
d) В 1944 ТУРКУЛ под прикрытием ШЕЛЛЕНБЕРГА сам попытался внедриться в штаб генерала ВЛАСОВА, если даже не выше. Его критика ВЛАСОВСКОЙ политики была, очевидно, деструктивной. ТУРКУЛ отрицает, что его вмешательство в это дело относится к категории "скрытый саботаж".
e) На всем протяжении войны люди ТУРКУЛА в Белграде, а именно ГАН, его брат, СЕРДАКОВСКИЙ и РОМАНОВ, находились в постоянном и тесном контакте с генералом ЛЬОТИЧЕМ (один из полуподчиненных МИХАЙЛОВИЧУ генералов). РОМАНОВ также работал вместе с или под началом капитана МАТЛЯ из белградского абвера, который сам имел прямые выходы на МИХАЙЛОВИЧА. В последний месяц войны, в апреле 1945, ТУРКУЛ хотел присоединиться вместе с частью своего штаба к ЛЬОТИЧУ, рассчитывая на будущий конфликт с ТИТО. Он очевидно предполагал, что англо-американские войска поддержат ЛЬОТИЧА и МИХАЙЛОВИЧА, чтобы искоренить коммунизм на северо-западе Балкан. Через связных он вошел в контакт с ЛЬОТИЧЕМ, но война закончилась. Считается, что ЛЬОТИЧ погиб в автокатастрофе. Примечательно, что ТУРКУЛ категорически отрицал какие-либо планы присоединения в 1945 к антиТИТОВСКИМ силам. Лишь ознакомление с признанием ИРА заставило и его признать этот факт.
f) Попытка ТУРКУЛА внедриться самому и внедрить своих офицеров в антикоммунистические армии сочетается с попыткой, предпринятой им в 1939, когда он предложил генералу МАННЕРГЕЙМУ свои услуги и кадры белоэмигрантских офицеров в ходе русско-финской войны. И в 1939 и в 1945 его главным посланником был СЕРДАКОВСКИЙ (СЕРДАКОВСКИЙ также несколько раз ездил с Балкан в БЕРЛИН чтобы по поручению ТУРКУЛА говорить с ХИЛЬГЕРОМ).
g) Имеется верное доказательство того (хотя сам ТУРКУЛ отрицает это), что вскоре после начала русско-немецкой войны ТУРКУЛ в Риме собрал у некоторого количества русских аристократов и их близких подписи под крайне прогитлеровским документом. Очевидно, многие из подписантов вскоре пожалели о своей поспешности. Вероятно, многие и сейчас сожалеют, что они так явно ухватились за последний шанс хоть как-то снова вмешаться в политику.

Конечно, ТУРКУЛ и ИРА утверждают, что эта и схожая деятельность организации ТУРКУЛА подпитывалась благородными идеалами, а не инспирировалась и направлялась НКВД. Их идеалом было с одной стороны спасение России от нацистской угрозы, а с другой освобождение ее от большевизма и атеизма. Факт, что их кампания против пронемецких белоэмигрантов велась с благословения НКВД, не означает, что организация действительно контролировалась НКВД. Нацизм был временным врагом, большевизм - врагом постоянным (ТУРКУЛ сейчас допускает, что за его спиной НКВД фактически обеспечивал операции его организации, подкупая абвер донесениями Макса, чтобы поддерживать и прикрывать организацию; что его организация фактически делала работу НКВД на средства, косвенно предоставляемые НКВД, вот только он ничего об этом не знал и был бы крайне недоволен, если бы узнал).
Важно заметить, что когда на ранних допросах ТУРКУЛА заставляли описать деятельность его или его организации во время войны, он раз за разом заявлял, что и он, и его организация были - ввиду военных трудностей - практически инертны. Сам он написал меморандум о принципах полноценного решения русской проблемы, предупреждал немецких и итальянских чиновников, о том, что массы русского народа хотели бы вернуться к Богу, лично помогал отдельным русским и вырабатывал инструкции для послевоенной пропаганды. Его организация в это время была не больше, чем угасшим именем, но, конечно, и прикрытием для запрещенных, хотя и прибыльных, операций ИРА с абвером. Последующая отговорка ТУРКУЛА, что он попросту забыл упомянуть действия по внедрению в белоэмигрантские организации, работающие на ось и саботажа этих организаций, пока его не ознакомили с признанием ИРА, не является убедительной. Утаивание информации было преднамеренным, но мотивы этого не очевидны. Настаивая, что в душе он был на стороне Союзников, он пренебрег упоминанием своей работы по наблюдению за белоэмигрантами и срыву их использования Осью - так как он знал, что признание в подобной деятельности равнозначно признанию в работе на НКВД - работе, предававшей белоэмигрантов, а ведь он был лидером, которому они наиболее доверяли.

3. Дело РОМАНОВА.
Одним из главных помощников ТУРКУЛА в его организации был некто РОМАНОВ. РОМАНОВ, проведя 15 лет в Париже, приехал в Белград в начале войны. Здесь он и его ассистент ЧЕРТКОВ (тогда же или впоследствии исполнявший функции радиста) оставались до середины 1942. С ведома ТУРКУЛА РОМАНОВ работал на офицера абвера капитана МАТЛЯ и кажется. сыграл некоторую роль в установлении полезного контакта с ЛЬОТИЧЕМ. Ему удалось совершить не одну поездку из Белграда в Рим к ТУРКУЛУ (по показаниям ТУРКУЛА 2 или 3, по показаниям ИРА 8 или 9). Он также дважды посещал Стамбул, ведя шпионскую деятельность по заданию абвера. В это время его протеже или ассистент МУХАНОВ служил у ТУРКУЛА внештатным секретарем (ТУРКУЛ очень упрямо пытался преуменьшить степень знакомства с МУХАНОВЫМ. Мы не знаем, что за этим стоит).
Около 1943-1944 ТУРКУЛ исключил РОМАНОВА, ЧЕРТКОВА и МУХАНОВА из своей организации. На вопрос о причинах исключения ТУРКУЛ ответил, что РОМАНОВ пренебрег приказами ТУРКУЛА относительно работы с абвером. Да, ИРА снабжал КЛАТТА донесениями Макса/Морица с июля 1941 "вопреки приказам ТУРКУЛА", но ТУРКУЛ не мог терпеть еще одно неповиновение, а ИРА не мог терпеть соперника, установившего контакт между организацией и абвером.
Когда об этом деле спросили ИРА, он рассказал, что РОМАНОВ обратился к остальным членам организации ТУРКУЛА в Белграде и Софии сначала с устными, а затем с письменными обвинениями о том, что ИРА является советским агентом, только это может объяснить ежедневную доставку абверу свежих и точных сведений о расположении русских войск. Эти обвинения и намеки того же рода были объединены в брошюре, распространявшейся РОМАНОВЫМ. (Очевидно, он подразумевал, что ТУРКУЛ не был впутан в это дело, а лишь был одурачен).
Характерно то, что ТУРКУЛ не упоминал об этом инциденте, пока его не спросили, но и тогда он отрицал, что видел хотя бы одну брошюру и не мог припомнить, что ИРА говорил ему о содержании брошюры. Затем, когда он нечаянно проговорился, что ИРА принес ему копию, он заявил, что до чтения ее у него нее дошли руки. И наконец, ТУРКУЛ несколько раз повторил, что идея о том, что ИРА - агент НКВД, ни разу не посещала его до недавнего прибытия в Лондон. Приводил ли РОМАНОВ какие-то доводы в пользу своих обвинений выяснить не удалось. Напускная амнезия ТУРКУЛА относительно всего дела явно неслучайна (говорят, что РОМАНОВ сейчас находится в швейцарском монастыре. Интересно было бы узнать, удаление от мира вызвано благочестием или осмотрительностью.)

4. Довоенная карьера ТУРКУЛА.
Согласно собственным показаниям ТУРКУЛ покинул Россию с остатками армии ДЕНИКИНА и через Галлиполи прибыл в Болгарию. Там он оставался до 1931. Он, его жена и дочь влачили скромное и полунищее существование на доходы от бензоколонки и газетного киоска. В 1931 он перебрался в Париж, где тоже жил в бедности, управляя бензоколонкой и рестораном и пуская квартирантов. Единственной его официальной должностью было президентство в союзе белоэмигрантов-галлиполийцев. Похоже, его парижский ресторан был своего рода клубом этого союза. Лишь в 1936-37 он обрел некоторую состоятельность (это подтверждает ВЕР). Если верить неправдоподобным и разнящимся в деталях рассказам ТУРКУЛА, некие японские офицеры начали щедро платить ему за отбор, тренировку и переброску в Россию добровольцев - борцов с большевизмом, которые должны были внедриться в русскую промышленность и агитировать, распространяя свои взгляды. Операция по заброске в Россию этих миссионеров потребовала сотрудничества с абвером, который предоставлял необходимые фальшивые паспорта и пр. На своем первом допросе ТУРКУЛ показал, что перебросил несколько сотен таких людей маленькими группами, о том, что они невредимы, сообщалось время от времени обговоренными объявлениями в московских журналах. В своих поздних показаниях он заявил, что таких агитаторов было лишь пять или шесть, и что он ничего не слышал об их судьбе.
Японские офицеры сперва платили ему 100 фунтов в месяц, затем сумма выросла до 200, и в одном случае он получил специальный бонус в 2000 фунтов. Эти платежи продолжались с 1936-1937 по меньшей мере до 1939. С помощью этих денег ТУРКУЛ мог издавать "Сигнал", журнал организации, которую он создал в 1937 как инициативную группу, соперничавшую с давней белоэмигрантской организацией, известной как РОВС. ТУРКУЛ открыто критиковал направление и политику последней.
Вероятно ТУРКУЛ более или менее честен в вопросе о его доходе, возможно, он ожидает, что через нас получит доступ к своим американским банковским счетам. Может быть деньги переправлялись к нему через какого-то японского посредника. Но трудно представить, что источник или мотивы получения оплаты и бонусов таковы, как он описывает. Между увеличением его дохода и созданием и деятельностью его новой организации должна существовать причинно-следственная связь.

Первыми треми главами РОВСа были генералы ВРАНГЕЛЬ, КУТЕПОВ и МИЛЛЕР. Первый умер при несколько подозрительных обстоятельствах, два остальных были похищены. Известно, что генерал СКОБЛИН, глава "Внутренней линии" РОВСа со своей женой в 1937 оказал содействие похищению генерал МИЛЛЕРА по заданию НКВД. Генерал АБРАМОВ, глава балканского отдела РОВС и номинальный глава "Внутренней линии" был заподозрен в скрытых контактах с женой СКОБЛИНА, а его собственный сын был разоблачен как агент НКВД. Известно, что РОВС был насквозь инфильтрован агентами НКВД. Очевидно искренние белоэмигранты-антикоминтерновцы потребовали создать альтернативную, некоррумпированную, организацию. ТУРКУЛ сделал это и возглавил тем самым это крыло фанатиков. Так король-тиран добился лояльности мятежных вассалов короля-рохли.
В 1938 французская полиция потребовала, чтобы ТУРКУЛ покинул Францию. Причины изгнания ТУРКУЛУ якобы неизвестны. Он уверен, однако, что его едва не заподозрили в содействии похищению генерала МИЛЛЕРА. Чтобы опровергнуть это, он заверил, что сам дважды намечался генералом СКОБЛИНЫМ на роль жертвы. Конечно, по своей воле он не сообщил ничего, что подкрепило бы его рассказ об организации "террористических" тренировочных лагерей для белоэмигрантов во Франции или про методы "сильной руки", которые он когда-либо применял. Однако, остается возможность домыслить, что за историей о заброске пропагандистов-добровольцев в Россию укрыта более грязная история о заброске под давлением НКВД лиц, разыскиваемых чекистами. Чтобы стать приемлемым для НКВД королем-тираном белоэмигрантского сообщества, он должен был выдержать испытательный экзамен, и этот экзамен должен был лишить его шансов разоблачить своих тайных боссов.

5. Довоенная карьера ИРА.
ИРА начал с утверждения, что после службы офицером гвардейского полка у ДЕНИКИНА он поселился в Мукачево (Чехословакия). Он учил юриспруденцию в Пражском университете, получил диплом, после чего стал адвокатом в Мукачево. Ту же историю рассказал ТУРКУЛ.
После некоторого нажима ИРА признал, что никогда не служил в гвардейском полку, что был лишь кандидатом в офицеры, что не получал в Праге диплом и не был в Мукачево адвокатом, а всего лишь клерком в адвокатской конторе. ТУРКУЛ сделал вид, что изумлен этими признаниями, хотя у следователей остался вопрос: не были ли все сообщенные ИРА факты известны ТУРКУЛУ и раньше. Похвальба ИРА и дальнейший отказ от нее вряд ли имеют большое значение. Вероятно им двигало скорее тщеславие, чем расчет.
Живя в Мукачево, он, похоже, энергично служил славянским (но, конечно, не большевистским) идеалам. Работая в университете, он также преподавал в начальной школе в Мукачево примерно до 1928. В это время он, с его слов, сумел заработать 100000 крон, занимаясь историческими изысканиями по поручению групп крестьян, которые судились с крупными землевладельцами.
И он, и ТУРКУЛ начали с утверждения, что их знакомство восходит к службе в армии ДЕНИКИНА, хотя и до 1939 они периодически освежали его. Под давлением оба признали, что никогда не встречались и не общались лично до 1938-39. Встреча якобы произошла так: ТУРКУЛУ, тогда находившемуся в Берлине, позвонил только что прибывший из Чехословакии ИРА. С собой он привез что-то вроде представления от некоего КСЕНОФОНТОВА, пражского члена новой организации ТУРКУЛА. После короткой беседы ТУРКУЛ, который, с его слов, и до того слышал хорошие отзывы о ИРА, не просто принял его в свою организацию, но и назначил своим представителем в Карпатской Руси. Не потребовалось ни дополнительных рекомендаций, ни запросов о надежности ИРА. Беседа касалась главным образом (как со слов ТУРКУЛА большинство его бесед) спасения России и перспектив войны между Гитлером и Сталиным.
В следующий раз они якобы встретились в Риме в 1940, когда ИРА прибыл, чтобы получить разрешение на то или иное сотрудничество с абвером. В разрешении было отказано, но ИРА не отступился от своего плана, причем доверие шефа к нему, очевидно, не было поколеблено.
Практически очевидно, что если не в 1939, то не позже лета 1941 ИРА возглавил если не все, то большую часть спецопераций организации ТУРКУЛА.
Напрашивается вывод, что ТУРКУЛ и ИРА были хорошо подготовлены к взаимному сотрудничеству либо благодаря прежним связям, о которых они умолчали, либо с помощью рекомендаций и инструкций от вышестоящей инстанции, наличие которой оба отрицают.
Трудно поверить и в то, что группа крестьян платила простому учителю 100000 крон за какие-то генеалогические исследования, скорее следует признать, что ИРА в конце 20-х находился на содержании тайной организации .

6. Клавдий ФОСС, он же АЛЕКСАНДРОВ
И ТУРКУЛ, и ИРА были заметно недовольны. когда речь зашла об обсуждении прошлой и нынешней деятельности ФОССА. ФОСС, находившийся после окончания гражданской войны при КУТЕПОВЕ, был выдвинут последним в 1923 в руководство "Внутренней линии" РОВСа. С 1929 он был фактическим главой "Внутренней линии" во всей славянской Европе от Финляндии до Болгарии, он подчинялся генералу АБРАМОВУ, главе балканского отдела РОВС.
Штаб-квартира ФОССА находилась в Софии, похоже, что между 1929 и 1931 он имел тесные связи с ТУРКУЛОМ. В этот период он какое-то время даже жил у ТУРКУЛА. ФОСС утверждает (ТУРКУЛОМ это отрицается), что он и ТУРКУЛ сотрудничали с 1929-1934, ТУРКУЛ соглашается с тем, что когда он жил в Париже, ФОСС часто его навещал.
С 1941 по 1943 ФОСС находился на черноморском побережье в составе немецкой флотской абверкоманды. В том или ином качестве он оставался на немецкой службе до конца войны. Во время войны он однажды встречался с ТУРКУЛОМ. После войны он вступил или восстановил членство в организации ТУРКУЛА и получал от него задания.
ФОСС до сих пор, что, видимо, неслучайно, не сказал ни слова об ИРА. ИРА делает вид, что не знает ФОССА лично. ТУРКУЛ заявляет, что ИРА испытывает или испытывал некую враждебность к ФОССУ, так как ФОСС пытался контролировать спецоперации ИРА или даже внедряться в них. ИРА отрицает некоторые детали рассказа ТУРКУЛА.
Хотя после окончания войны ИРА и ФОСС создавали шпионскую сеть для ТУРКУЛА (якобы в интересах западных союзников), ИРА утверждает, что он не сотрудничал и не обменивался данными с ФОССОМ, хотя и допускает, что если бы было разрешено развивать деятельность, то, возможно, он бы стал скрытым начальником ФОССА, так как он, ИРА, должен был возглавить службу безопасности ТУРКУЛА.
Можно строить различные гипотезы, чтобы объяснить недовольство ТУРКУЛА и ИРА при обсуждении вопроса, враждебность или притворную враждебность между ИРА и ФОССОм, различия в рассказах ФОССА и ТУРКУЛА об их раннем сотрудничестве. Но одно замечание, сделанное ТУРКУЛОМ, явно нерелевантно: он говорил, что его организация считала "Внутреннюю линию" РОВСа подозрительной и поэтому не хотела сотрудничать с лицами, возглавлявшими ее. На самом деле совершенно очевидно, что ТУРКУЛ тесно сотрудничал с ее фактическим главой ФОССОМ, а в 1945-46 прежняя карьера ФОССА не помешала тому, что ему поручили вести секретную работу для организации ТУРКУЛА.
ТУРКУЛ знает, что некоторые белоэмигранты еще до войны заподозрили, что ФОСС - агент НКВД. (Он говорит - и это, очевидно, не лишено справедливости - что белоэмигранты всегда подозревают других белоэмигрантов в подобном предательстве их дела). ТУРКУЛ и ИРА, однако, понимают, что любое доказательство того, что ФОСС - агент НКВД, станет доказательством, что и они - агенты. Тем не менее такие доказательства, хотя пока и скудные, налицо:

a) Назначение ФОССА организатором "Внутренней линии" кажется как-то связанным с влиянием генерала СКОБЛИНА. Вне сомнения СКОБЛИН одобрял назначения и многих честных белоэмигрантов, но санкция на ключевую позицию вероятно могла иметь и более низменные мотивы.
b) Известно, что начальник ФОССА в Болгарии генерал АБРАМОВ посылал инструкции жене СКОБЛИНА, которая, что доказано, была агентом НКВД. Более того, сын АБРАМОВА "сбежал" из России в Болгарию и прекрасно вписался в отцовскую организацию РОВС, пока болгарская секретная полиция (якобы с помощью ФОССА) не выяснила, что молодой человек - агент НКВД. Неподтвержденный слух приписывает ФОССУ и его компаньону в болгарской полиции А.БРАУНЕРУ содействие в переправке молодого АБРАМОВА из Болгарии во Францию. ФОСС заявляет (и заявлял на допросах в абвере и СД), что НКВД был крайне зол на него из-за успехов ФОССА в раскапывании советских секретов. Но советские структуры вряд ли станут доказывать искренность антикоминтерновского рвения своих жертв.
Генерал АБРАМОВ навлек на себя неодобрение в эмигрантских кругах после того как в конце войны покинул Болгарию, оставив там значительную массу эмигрантов на сомнительную милость советских войск и болгарских коммунистов. И возможно не только преклонный возраст побудил советский репатриационный комитет в Зальцбурге отнестись к нему с исключительной снисходительностью. Подозрения против генерала АБРАМОВА не слишком, конечно, обоснованы, но они отбрасывают некоторую тень и на ФОССА.
c) Методы, предлагаемые ФОССОМ для сотрудничества с [цензурная лакуна] выдержаны в том же стиле, что методы, использованные ИРА для работы с абвером [цензурная лакуна] "Я добуду вам то, что вам нужно при условии, что вы не станете пытаться следить за мной и моими людьми. Это будет стоить вам карт-бланша для меня" Подобная техника указывает на существование на заднем плане важной, но осторожной организации. Если ФОСС станет подражать ИРА и предоставлять ценную, точную и свежую информацию, то это станет важным доказательством того, что метод Макса снова используется.
d) ФОСС также занимался исследованиями о росте и управлении власовской армии
e) В докладах из американской зоны предполагается существование и других мелких доказательств того, что ФОСС работает на НКВД.
Основываясь на предположении (пока умозрительном), что ФОСС с 20-х был агентом НКВД можно составить следующую интересную картину:

Около 1929, ФОСС, глава "Внутренней линии" в славянской Европе установил контакт с обнищавшим генералом ТУРКУЛОМ. После того как знакомство окрепло а, возможно, после нескольких испытаний и углубилось, ФОСС помог ТУРКУЛУ перебраться в Париж. Там, еще после нескольких лет нищеты и, возможно, дополнительных испытаний ТУРКУЛ вышел на передний план как активный белоэмигрантский лидер с хорошей военной биографией и незапятнанный грязью, которая толстым слоем покрывала руководство РОВС. Многие из мятежных членов РОВС присоединились к новой организации ТУРКУЛА. Возможно, именно ФОСС был вербовщиком, нашедшим будущего короля-тирана.
В связи с отсутствием ФОССА на Балканах во время войны ТУРКУЛ, ИРА и ФОСС не могли детально отрепетировать какой-либо сценарий прикрытия. Крайне отрешенный вид, который напустили на себя ТУРКУЛ и ИРА при вопросах о ФОССЕ, возможно выдает их нервозность в связи с тем, что ФОСС может из лучших побуждений все выдать.
----------------

Так как ни ТУРКУЛ, ни ИРА, ни КЛАТТ не сломались, остается несколько важных вопросов, ответ на которые пока не может быть дан.
1) Мы ничего не знаем о том, каким путем донесения Макса/Морица поступали к ИРА. Мы ничего не знаем о том, каким путем или путями ИРА посылал информацию обратно в Россию.
2) Остается загадкой, зачем нужна была спешная экспедиция в Рим в момент падения Муссолини, чтобы вытащить оттуда ТУРКУЛА. Почему на следующий день после прибытия КЛАТТА и ИРА ИРА улетел назад в Софию? Почему КЛАТТ затем полетел в Будапешт, чтобы отправить в Рим РОМАНОВА? Почему МУХАНОВ тогда и только тогда присоединился к эвакуирующейся группе? Почему ТУРКУЛ и ИРА так рьяно настаивали на том, чтобы лететь в не занятую немцами страну?
3) Мы не знаем, почему ТУРКУЛ покинул или был вынужден покинуть Германию в 1939, почему он отправился в Рим, каковы были его связи с итальянским правительством, чем он главным образом в Риме занимался и на какие средства он там жил.
4) Мы не имеем конкретных сведений о вербовке, подготовке, найму и оплате ТУРКУЛА и ИРА со стороны НКВД до 1941, мы даже не знаем был ли в структуре НКВД ИРА начальником ТУРКУЛА. коллегой или подчиненным (хотя факты говорят против последнего варианта).
5) Интересно было бы выяснить, как сотрудничество РОМАНОВА с капитаном МАТЛЕМ в Белграде использовалось организацией ТУРКУЛА. Кажется, оно обеспечивало свободный от слежки курьерский маршрут между Белградом и Римом, предположительно обеспечивало и свободный от прослушивания канал радиосвязи между Белградом и Римом (И ТУРКУЛ, и ИРА начали с утверждений. что едва слышали о капитане МАТЛЕ, в конце концов даже ТУРКУЛ признал, что был хорошо с ним знаком).
6) Определенно можно выяснить многое о размахе и о методах операций "тайного саботажа", которые ТУРКУЛ и ИРА вели против антикоммунистических лиц и организаций.
7) Мы не знаем, почему источник донесений Макса/Морица разбавлял достоверные донесения Макса выдуманными донесениями Морица и продолжал заниматься этим долгое время и после того как заслуженно низкое мнение немцев о последних стало известно КЛАТТУ и ИРА (у нас нет дальнейших подтверждений теории, что донесения Морица готовились в первую очередь для использования в Италии, нет и доказательств того, что они вообще попадали в руки итальянцев)

окончание
Tags: документы: NA, донесения макса, туркул, фосс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments