?

Log in

No account? Create an account
Игорь Петров Below are 20 entries, after skipping 20 most recent ones in the "Игорь Петров" journal:

[<< Previous 20 entries -- Next 20 entries >>]

17.10.2018
17:44

[Link]

допрос полковника козлова
Допрос полковника П.С. Козлова в моем переводе.

Его довольно долго искали, я и сам последние полгода этим активно занимался, и был, к примеру, раздосадован, не найдя его в июле в документах отдела Ic AOK 4 (сохранившихся, к сожалению, очень фрагментарно).
Но вот добрый человек нашел его в документах отдела Ic PzAOK 2, и оказалось, что все это время искомый допрос преспокойно лежал на моем жестком диске. Но в делах 2 танковой я его не искал.

Обстоятельства находки тем самым получились анекдотичными, ну а содержание, увы, отнюдь не.

Read more...Collapse )

Tags: ,

68 comments | Leave a comment

14.10.2018
11:43

[Link]

" во избежании неприятностей" (письмо генерала кочкина)
Начальнику 76 Д.П. ИРО
господину майору Мингел 1
Ганновер, 16.1.50 г.
Милостивый государь.
В настоящее время международная политическая обстановка стала такой, что Российские Ди-Пи, верные традициям Старой Великой России, стали испытывать уверенность, что их уже не станут выдавать явным палачам Российского народа - большевикам. Этой уверенности не мало содействовал и разосланный недавно по лагерям нашего расселения особый циркуляр - к сожалению, скрываемый украинской администрацией лагеря - как предписывалось относиться ко всем национальностям, проживающим в зоне оккупации, одинаково лойяльные и терпимые,2 как это и соответствует основным принципам демократии.

В результате этих благоприятных нам международных сдвигов, Российские Ди-Пи, проживающие в Ганноверском лагере "Лысенко" и вынужденные до сих пор скрываться под личиной украинцев, галичан и пр., позволили себе соорганизоваться в значительную группу россиян - около 250 человек - а 22.12.1949 года они избрали Российский Национальный Комитет на состоявшемся в театральном зале лагеря Общем Собрании - около 350 человек - имевшем место в присутствии коменданта лагеря Кравчука и прибывших к нам по этому случаю Заместителя Российского Центрального Представительства Н.Р. Кастеля и члена Зонального Российского Представительства проф. А.Н. Колесникова.

Председателем общего собрания и названного Российского Национального Комитета в Ганновере был избран я, нижеподписавшийся русский генерал-майор Б.П. Кочкин, сокомбатант английской армии по первой мировой войне, а секретарем штаб-ротмистр П.П. Львов, причем, конечно, о результатах избрания Российского Национального Комитета было сообщено в Российское Центральное Представительство на все три зоны в Мюнхене.

Сообщая, господин майор, Вам об этом, я одновременно почтительно Вас прошу по возможности удовлетворить наше скромное желание стать самими собой... ниже следующим:
1. Представлением нам в лагере 2 комнат и т.п. .......
.....................................................................3
А теперь еще позволю себе подчеркнуть этот свой доклад, господин майор, некоторыми сведениями о том, в каких тяжелых моральных условиях, унижающих человеческое достоинство, проживают в лагере "Лысенко" наши Россияне. Эти условия таковы:
1. Вот уже четыре года россияне лишены в лагере Лысенко русской школы.
2. Они лишены также возможности иметь в районе лагеря церковь на славянском языке, вследствие чего они вынуждены снимать за деньги совместно с беллорусами один из приделов немецкой кирхи, расположенной в полутора километрах от лагеря.
3. Они лишены права на оплаченый труд в лагере, т.к. на административные и хозяйственные должности русские люди не допускаются.
4. Они не могут свободно говорить на родном языке во избежании неприятностей со стороны самостийников.
5. Они лишены даже права на "русский" угол, где они могли бы собраться почитать русские газеты и обсудить те или другие вопросы нашей внутренней жизни, причем имели место случаи, когда собрания русских людей разгонялись при содействии лагерной полиции.
И т.п.

Русский язык. Машинопись. Сохранена орфография оригинала.
HIA, Boris I. Nicolaevsky Collection, Box 480, Folder 40.
Публикация И. Петрова.

1 Цитируется по письму В.А. Головина Б.И. Николаевскому от 01.02.1950 г.
Головин сопровождает цитату следующим комментарием:
Написал его бывший царский генерал, семидесятишестилетний старик, совершенно одинокий, по убеждениям - ярый монархист, как Вы увидите, избранный в Украинском лагере Председателем Российского Национального Комитета частью жителей лагеря, украинцев по происхождению, но не желающих теперь иметь ничего общего с украинскими националистами, засевшими в этом лагере. Правда, Кочкин - монархист, но, судите сами, он мужественный человек. Теперь лагерное Ировское начальство - он им всем, как видно, здорово надоел своей борьбой за права человека - под предлогом перераспределения в лагерях, отправляют его в лагерь престарелых.
Кочкин Борис Петрович (1876 - 1956) - см. биографию здесь.
IRO (International Refugee Organization) - созданная ООН в 1946 г. Международная организация по делам беженцев, опекавшая "перемещенных лиц" (ди-пи), оказавшихся или умышленно оставшихся после второй мировой войны в чужих странах, в первую очередь, в Германии.
2 Так в оригинале.
3 Пропуски в оригинале.

Tags: , , ,

22 comments | Leave a comment

12.10.2018
16:22

[Link]

"к конечному торжеству добра и любви" (письмо н. снессарева ф. нансену)
[20 сентября 1922 г.]
Фритьофу Нансену
Лига Наций
Милостивый Государь,
Судьба вознаградила Вас за Ваши труды на пользу науки и человечества, возложив на Вас высокую миссию признанного всем миром защитника угнетенных, обиженных и страдающих.
Поэтому мне кажется, что к Вам могут обращаться за защитой не только организации и группы, но также и частные лица, если они сознают, что их человеческое право нарушено и их безвинно и бесполезно, грубо несправедливо заставляют страдать.
Если это так, и я не ошибаюсь, считая Вас действительно защитником справедливости, я прошу Вас выслушать мою жалобу.
Я – русский. Моя фамилия – Николай Снессарев. Мне 64 года, и я профессиональный журналист, в течение более 40 лет. Первое время в русских разных изданиях и последние 25 лет до 1912 года исключительно в самой большой русской газете Новое Время в Петербурге. За все 40 лет я писал исключительно по спорту, охоте, рыбной ловле, городской хронике и фельетоны бытового характера. Никогда за всю мою жизнь я не написал ни одной строки по политическим вопросам, как внутренней, так и внешней политике. Я органически ненавижу политику, никогда ею не интересовался и считаю ее главным тормозом в поступательном движении человеческого развитья и главным злом в человеческом общежитьи.
Я работал очень много. Был секретарем газеты, имел личное состоянье и зарабатывал ежегодно крупную [сумму]. Очень давно я полюбил Финляндию, ее природу и народ и проводил там все время отдыха, охочась и ловя рыбу. Мои фельетоны о рыбной ловле в Финляндии были переведены на немецкий и шведский языки. Двадцать два года тому назад я купил кусок дикой земли в Выборгской губернии на озере Молоярви, построил дом, поселил там жену и с тех пор постоянно стал жить в Финляндии три дня из недели.
Весь свой заработок в России я тратил в Финляндии и за двадцать лет жизни я с женой создали из дикого куска леса высоко культурный уголок. Здесь у нас родились две дочери и здесь мы спокойно жили.
В 1912 году умер издатель Нового Времени Суворин. В том же году я навсегда покинул Новое Время и организовал собственное газетное дели, но не успел его осуществить, ибо началась война. Пять моих родных братьев все пошли на войну. Я старший не счел себя в праве оставаться праздным и после 35-летней отставки поступил вновь на военную службу в чине подпоручика. В виду моих преклонных лет я не был отправлен на фронт, а назначен Старшим Военным цензором Выборгской крепости и в этой должности пробыл до революции. Все мои пять братьев были во время войны убиты и из всей семьи остался я один.
Когда в 1917 году разразилась революция, я оставил службу и навсегда безвыездно поселился в своем имении в Финляндии. Я жил только с женой и двумя дочерьми, без прислуги, а как обыкновенный крестьянин своим личным трудом.
Началась междуусобная война в Финляндии. Она происходила кругом нас, но нас не затронула. После победы белых, в мае 1918 года я был арестован у себя в имении и приговорен к расстрелу за мое участие в Новом Времени, враждебно относившемуся к финскому сепаратизму. Но своевременное вмешательство моей жены спасло меня от расстрела. Началось огульное преследование русских, и мне было объявлено, что я не могу остаться в Финляндии как бывший сотрудник Нового Времени. Я отлично понимал остроту момента и поэтому мы продали всю движимость и в октябре 1918 года уехали в Англию. Здесь мы прожили 4 года и дали образованье своим дочерям.
Но конечно, и я, и вся семья тяготели к своему углу, который мы создали и к которому навсегда привязалось сердце как к родине. Кроме того оставшееся именье является последним состояньем моей семьи, до сих пор не пользовавшейся ни одним пенсом общественной какой-либо помощи. До сих пор из жалких оставшихся средств мы аккуратно платили все налоги за именье и все сборы. В течении 1920 и 1921 года я напрасно хлопотал о возвращеньи в именье. Нас не пустили. Весною этого года жена подала просьбу Президенту Финской Республики и меня пустили для устройства дел. В течении такого короткого срока я, конечно, не успел сделать все, что надо, и когда миновал срок визы 3 сентября этого года Выборгский губернатор Реландер в 24 часа выслал меня из пределов губернии, хотя ему точно было объяснено, что такое его распоряженье разоряет всю мою семью.
В чем же состоит мое преступленье.
В чем я могу угрожать спокойствию Финляндии и Выборгской губернии. Только в том, что я был сотрудником русской большой газеты, враждебно[й] финскому сепаратизму. Что я покинул эту газету десять лет тому назад, и что я двадцать лет жил в Финляндии и что лично не написал строки, враждебной Финляндии – не принималось во вниманье.
Милостивый государь.
Революция в России лишила меня там крупного состоянья, но я не жалуюсь на это. Я считаю это в порядке вещей и может быть и справедливым даже в широком пониманьи причин и целей народной революции.
Я не жаловался, когда весной 1918 года меня хотели расстрелять в Финляндии за то, что я был сотрудником враждебной русской газеты. Я понимал, что в угаре междуусобной войны, в ослеплении политической ненависти возможны всякие эксцесы, как бы несправедливы и нелепы они не были. Но я возмущен до глубины души теперешней нелепой и не[o]правдываемой ничем несправедливостью Финляндского правительственного чиновника, т.е. Выборгского губернатора Реландера.
Ведь Финляндия гордится своей принадлежностью к культурнейшим странам Европы, гордится своей законностью и уваженьем к человеческому праву. Называет себя передовым, демократическим даже государством. Неужели Правительство такого Государства может мстить частному лицу за то, что десять лет тому назад это лицо работало в газете враждебной Финляндскому сепаратизму.
Такая месть со стороны Государства частному лицу абсурдна сама по себе. Но она является уже вопиющей несправедливостью, если обрушивается на человека безусловно невинного и непричастного к тому, что вызвало подобную месть. В данном же случае эта месть разоряет не только меня, но и всю мою семью, имеющую законнейшее право на Финляндское подданство, т.е. не на преследование, а наоборот на защиту и помощь.
Милостивый государь.
Я понимаю, что в теперешнее ужасное время потрясения всех моральных принципов, время, когда быть может начинается крушенье одной формы человеческой цивилизации и замены ее новой, интересы отдельной человеческой семьи тонут как песчинка в океане массовых страданий и несправедливостей.
Но значит ли отсюда, что не надо помочь одной песчинке только потому, что нет человеческой возможности помочь всем.
Я убежден, что это не так. Сила добра и любви, которая неуклонно руководит миром и ведет его неизбежно к конечному торжеству добра и любви, питается и вечно поддерживается именно отдельными песчинками проявленного добра. Поэтому человек должен делать добро вежде и всюду, где он может. Лично я придерживался этого принципа всю мою жизнь.
Поэтому я к Вам и обращаюсь. И это не трудно для Вас. Может быть, достаточно Вашего слова, и несправедливое преследование меня и моей семьи прекратится также внезапно, как и началось.
Как это сделать практически, Вы, конечно, лучше меня знаете.
Я писал Вам только одну правду. Так, как дело со мной обстоит, без малейшего сокрытья чего-либо дискредитирующего меня из всей моей сорокалетней газетной работы. В частности против Финляндии в каком бы то ни было смысле я не написал ни строки. Напротив. Кроме сердечно[й] и живой симпатии к финской природе и финскому народу я никогда ничего не имел. Поэтому-то несправедливость ко мне особенно для меня мучительна.
Мне кажется, что если бы Вы послали это мое письмо в одну из Гельсингфорских газет с Вашей просьбой его напечатать, то, конечно, его напечатают. Я уверен, что этого будет д[o]вольно, чтобы я и моя семья были допущены в Финляндию опять беспрепятственно.
Read more...Collapse )

Tags:

20 comments | Leave a comment

15:56

[Link]

"смирительная рубашка" для "вашингтон пост"
Еще совсем недавно могло показаться, что Николай Васильевич Снессарев (1856 – 1928) , журналист (а также член Литературно-художественного общества, председатель Санкт-петербургского кружка спортсменов, распорядитель общества "Макарьевский кружок правильной охоты" и др. и пр.) безнадежно забыт потомками.

Снессарев больше 25 лет был сотрудником суворинского "Нового Времени", а потом ушел оттуда со скандалом и выпустил разоблачительную книгу "Мираж „Нового времени“". 10 лет спустя петербургская история повторилась в баварских декорациях: Снессарев стал доверенным лицом Великого князя Кирилла Владимировича, но через некоторое время рассорился с ним и написал разоблачительную книгу "Кирилл Первый, император… Кобургский".

Несколько лет назад немецкий профессор-историк Томас Вебер, работая с хранящейся в Библиотеке Конгресса "библиотекой Гитлера" обнаружил в ней книгу Снессарева "Смирительная рубашка" (Die Zwangsjacke), с посвящением автора от 10.04.1923. Из посвящения следовало, что незадолго до того Гитлер и Снессарев встречались. На этом основании профессор сделал смелое заключение, что "весной 1923 года Гитлер еще верил в то, что альянс между германцами и русскими славянами может решить проблемы Германии". Увы, не очень понятно, как эта интенция следует из посвящения. Будучи человеком приземленным я бы предположил, что Гитлера скорее привлекла похвала в его адрес, весной 1923 года он еще был не слишком избалован лестью, а Снессарев писал: "Постепенно [итальянский] урок этот распространяется всюду решительно и с особой наглядностью в Баварии, где Хиттлер – вождь национального социального народного движения тот же Муссолини по типу. Фашизм[ы] Италии и Баварии аналогичны по существу и результатам. Не сговариваясь, а следуя инстинкту самосохранения и народному здравому смыслу, две нации нашли сами выход из тупика, созданного войной и усилением крайних социалистических теорий, ведущего к мировой революции или к разрушению всей современной цивилизации. Выход, как показывает сама жизнь, правильный и безошибочный."

Впрочем, на этом профессор Вебер не остановился. Когда в декабре 2017 года того потребовала политическая необходимость, он снова вернулся к теме, теперь в статье для "Вашингтон пост". В этот раз оказалось, что Гитлер не просто прочел книгу Снессарева, но и нашел его идеи крайне привлекательными: из-за тогдашней слабости Германии Гитлер видел возможность борьбы против англо-американцев лишь в союзе с Россией, в которой восстановлен царский строй (просто поразительно, сколько выводов можно выжать из одного-единственного инскрипта, если вы – профессор истории и достаточно настойчивы). То, что на самом деле в декабре 1922 года Гитлер размышлял о расчленении России с помощью Англии, после чего образуется "достаточно земли для немецких поселенцев и широкое поле деятельности для немецкой промышленности", профессор американским читателям рассказывать не стал.

Вместо этого, следуя закону великого Годвина, он перекинул мостик в сегодняшний день и смело увязал контакты русских монархистов с Гитлером и вторжение Путина на Украину и в американскую избирательную систему. Чем, конечно, подбросил дров в огонь старого академического спора между белыми и красными путинологами (часть западных ученых считает Путина красным, так как распад СССР стал для него "крупнейшей геополитической катастрофой" XX века, а часть – белым, так как он опирается на идеи белоэмигрантов-националистов).

Так как я принадлежу к немногочисленной фиолетовой фракции (тех, кому Путин в целом фиолетов), но тем не менее всячески поддерживаю возвращение эмигрантских писателей из небытия, попытаюсь внести не идеологический, а фактологический вклад в дискуссию и печатаю письмо Николая Снессарева Фритьофу Нансену, написанное осенью 1922 года, как раз во время его работы над "Смирительной рубашкой". Хотя в нем нет ни слова про Гитлера, зато много говорится о даче, так что сохраняется известная преемственность темы.

Tags: ,

9 comments | Leave a comment

03.10.2018
19:59

[Link]

гитлер на даче: возникновение одной легенды
Практически общим местом десятков современных публикаций, в которых речь идет о генерале Василии Бискупском, является история о том, что 1
в доме Бискупского после неудачного "пивного путча" в Мюнхене в 1923 году скрывался Адольф Гитлер.
или даже про 2
Гитлера, которого участвовавший в марше русский эмигрант генерал Бискупский закрыл своим телом, а затем укрыл на своей квартире
Хотя обычно она сопровождается оговорками "по некоторым данным", "по слухам", "некоторые историки считают" и пр., этот факт зачастую становится важной составной частью авторской интенции. Особенно широкое хождение история получила уже в наше время, но упоминания о ней встречаются и существенно раньше, например, в известной книге А. Казанцева "Третья сила" (1952) 3
после неудачного путча в Мюнхене в 1923 году у [Бискупского] на даче какое-то время скрывался Гитлер
Выяснить, как она возникла достаточно просто. Скончавшийся на днях знаменитый историк Вальтер Лакер в своей книге "Russia and Germany: A Century of Conflict" (1965) писал4:
In Munich [Biskupsky] set out to find more allies in the struggle against Bolshevism, and a friend subsequently described how they discovered Hitler one evening at a meeting in a Munich inn. 'Hitler gave the impression of a strong man who had great power over those around him,' one witness reports; the two came to know each other and their relation with each other became fairly close.*
* Alexander Zakharovich Silaev, former Colonel in the Tsarist army and deputy governor of Kherson under Wrangel, in a conversation with Boris Nikolaevski, New York, December 22, 1947. According to the same source, Hitler at one time hid in Biskupsky's house and Biskupsky's wife, a well-known singer, pawned some of her pearls to enable him to make his escape. I am inclined to believe that Silaev's memory failed him on this point: it was Victoria Feodorovna, the wife of Kyrill, the claimant to the throne, who sold some of her valuables to help the young Nazi movement.

Сам Николаевский упомянул об этом еще в 1948 году, сначала в "Социалистическом вестнике" 5:
Передают, что Гитлер был и лично обязан Бискупскому: в 1923 году, после знаменитого путча, Гитлер некоторое время скрывался на даче Бискупского, а затем уехал из Мюнхена на деньги, которые жена Бискупского выручила, специально для этого продав свои драгоценности.
а затем в "Новом журнале" 6:
Ее возглавлял ген. Бискупский, которого тесные узы политической и личной дружбы связывали с самим Гитлером, Розенбергом и др. еще с начала 1920 года, когда в его вилле под Мюнхеном находили дружеский прием многие пионеры нацизма. В минуты откровенности Бискупский сам рассказывал, что ему пришлось скрывать Гитлера в первые дни после, мюнхенского путча 1923 года. По его словам, его жена должна была тогда заложить свои драгоценности, чтобы достать деньги на побег Гитлера.
Наиболее же подробно Николаевский изложил всю историю в письме Лакеру от 20.03.1962. На вопрос о контактах между правым крылом русской эмиграции и нацистами Николаевский ответил7:
В 1919-20 г.г. Гитлер был знаком с ген[ералом] Бискупским. Об этом мне рассказывал Александр Захарович Силаев, полк[овник] царской армии, вице-губернатор в Херсоне при Врангеле, который в 19-23 гг. жил в Мюнхене и был близким другом Бискупского. По рассказу этого Силаева (я его записал тогда же) он с Бискупским тогда искали людей, способных и желавших вести борьбу против большевиков. Узнали, что в одной из пивных с успехом против большевиков проповедует какой-то Гитлер. Ходили слушать, садились за соседний стол и заводили разговоры. Гитлер производил впечатление сильного человека, умевшего влиять на окружающих. С ним было очень мало друзей. Затянули Гитлера к Бискупскому, познакомились ближе. Помогали ему, а когда потом Гитлер должен был скрываться, то он прятался у Бискупского на даче. Когда Гитлер решил уехать (повид[имому] речь идет о первом побеге в Италию), жена Бискупского заложила свое колье и на эти деньги Гитлер уехал. Денег этих Бискупский никогда обратно не получил, с Гитлером в послед[ующие] годы почему-то не встречался (кажется, уехал из Мюнхена), но после своего прихода к власти Гитлер назначил Бискупского главою русской эмиграции. Назначение последовало без каких-либо переговоров с Бискупским, было совершенно неожиданно для последнего. Бискупский написал Гитлеру письмо в благодарностью, никакого отклика не получил, но повидимому, за кулисами Гитлер его поддерживал. [Это] рассказ Силаева (записан 22 дек[абря] 1947 г.)

Краткая биография А.З. Силаева доступна в сети8:
СИЛАЕВ Александр Захарович (28 апреля 1886, Тифлис – 1953, Париж, пох. на клад. Сент-Женевьев-де-Буа). Полковник гренадерского полка, поэт. Окончил Кадетский корпус в Тифлисе, Александровское военное училище в Москве. Служил при Кавказском наместнике по введению земства на Кавказе, секретарь земских сотрудников. В мировую войну воевал в особой дивизии Русского экспедиционного корпуса во Франции. В 1920 эвакуировался в Константинополь. В эмиграции в Болгарии, затем в Германии. В 1924 переехал во Францию, жил в Париже, Тулузе. Занимался литературным творчеством. Опубликовал книги стихов: "Тени Стамбула" (Берлин, 1923), "Силуэты" (Берлин, 1924), "Ирушкина сказка" (Париж, 1925). В течение многих лет был активным членом Общества охранения русских культурных ценностей. В 1930-е работал хозяйственным директором Дома отдыха для литераторов в Пoнтиньи (деп. Йонна). Во время Второй мировой войны был депортирован (1943).

Однако, свидетельство его, приведенное и использованное Б.И. Николаевским, далеко от точности во многих деталях. В 1919-20 гг. Бискупский еще не жил в Мюнхене, он переселился туда в начале 1921 года. Главным связующим звеном между Бискупским и нацистами был Макс фон Шойбнер-Рихтер, в свидетельстве не упоминаемый, равно как и созданное им с Бискупским общество "Ауфбау". Неясно, что имеется в виду под "побегом в Италию". Как справедливо отметил Лакер, история о проданных драгоценностях связана вовсе не с женой Бискупского, а с великой княгиней Викторией Федоровной, следует, однако, уточнить, что деньги были вложены не в поддержку нацистского движения, а в коммерческую сделку, впоследствии провалившуюся; верно то, что Бискупскому так и не удалось получить деньги назад. После "пивного путча" баварская полиция потребовала от Бискупского покинуть территорию Германии, но подозревался он вовсе не в укрывательстве Гитлера на даче. Была выдвинута куда более смелая теория: путч был организован Москвой, которая управляла Гитлером через Бискупского. Теория, однако, подтверждения не нашла, Бискупский остался в Мюнхене и жил в нем до 1936 года. На пост же главы Управления делами российской эмиграции в Германии Бискупский был назначен не "совершенно неожиданно", а по протекции Гиммлера, после долгих переговоров с ним.
Другой проблемой свидетельства Силаева является то, что несмотря на заявленную "близкую дружбу" с Бискупским, он не фигурирует ни в каких доступных документальных или мемуарных источниках этого периода. Наиболее странным представляется отсутствие Силаева в составе учредителей русского монархического объединения в Баварии, равно как и в списке членов объединения от мая 1923 г.9

Разумеется, нельзя исключать, что Силаев во время своего пребывания в Германии в начале 1920-х гг. встречался с Бискупским, но вряд ли он был его "близким другом". Его свидетельство больше похоже на изложение рассказов из вторых рук и слухов. Некритический пересказ легенды, простительный первопроходцам Николаевскому и Лакеру, трудно воспринимать всерьез 50 лет спустя, когда в нашем распоряжении существенно больше материалов и документов.

1 Цурганов Ю. Белоэмигранты и Вторая мировая война: попытка реванша, 1939-1945. М., 2010. С. 88.
См. также Голдин В. Роковой выбор: русское военное зарубежье в годы Второй мировой войны. Архангельск, 2005. С. 69; Баландин Р., Миронов С. "Клубок" вокруг Сталина: Заговоры и борьба за власть в 1930-е годы. М., 2002. C. 177; Назаров М. Миссия русской эмиграции, T.1. М., 1994. С. 280; Наумов Л. Сталин и НКВД. М., 2007. С. 125; Попов А. Русский Берлин. М., 2010. C. 149; Ионцев В. Эмиграция и репатриация в России. М., 2001. С. 452 и т.д.
2 Акунов В. Фрайкоры: германские добровольческие отряды в 1918-1923 гг. М., 2004. С.55.
3 Казанцев А. Третья сила: история одной попытки. Франкфурт-на-Майне, 1952. С. 258.
4 Laqueur W. Russia and Germany: A Century of Conflict. London, 1965. P.108. Переводы соответствующей главы были опубликованы в российских журналах в 1990 и 1991 гг.
5 Н[иколаев]ский Б. Зловещая фигура старой России. Социалистический Вестник. Нью-Йорк. №1, 1948. С. 18.
6 Николаевский Б. Пораженчество 1941-1945 годов и ген. А.А. Власов. Новый журнал. Нью-Йорк. №19, 1948. С. 238. См. также реакцию на эту публикацию С. Войцеховского: "Тесные узы политической и личной дружбы" между покойным В. В. Бискупским и Гитлером существовали лишь в воображении Б. И. Николаевского. // Войцеховский С. Так было. Часовой. Брюссель. №285, 1949. С. 20.
7 HIA, Boris I. Nicolaevsky Collection, Box 487, Folder 44.
8 Цитируется по https://kid-book-museum.livejournal.com/121990.html. Первоисточник не указан.
9 Bayerisches Hauptstaatsarchiv, MInn 71624; Staatsarchiv München Pol. Dir. Mü.15537.

Tags: ,

6 comments | Leave a comment

25.09.2018
16:18

[Link]

иногда будут стихи
БАЛЛАДА УЛЬТИМАТИВНОГО БАНА.
Read more...Collapse )

13 comments | Leave a comment

16.09.2018
13:03

[Link]

железная маска якова джугашвили
2 мая 1942 года в офлаг X C (Любек) из шталага XIII D (Хаммельбург) был доставлен старший лейтенант, чье имя в ведомости было указано как Diniczew.1



В октябре 2013 г. пользователь форума forum.patriotcenter.ru под ником 22rus обратил внимание на сходство биографических данных "Динисцева" с Яковом Джугашвили: воинское звание, место службы, место пленения и даже (искаженная) фамилия матери. Не совпадал лишь год и место рождения, однако, те же данные (18 марта 1908 г., Баку) были указаны в известном допросе Якова Джугашвили от 19.07.1941.2
В документах Артиллерийской академии РККА имени Ф. Э. Дзержинского, где Яков Джугашвили обучался перед войной, сохранилась его автобиография, согласно которой он тоже родился в марте 1908 г. в Баку.3
Read more...Collapse )

Tags: , ,

23 comments | Leave a comment

14.09.2018
12:37

[Link]

иногда будут стихи
ЧАСЫ
Read more...Collapse )

14 comments | Leave a comment

01.09.2018
13:42

[Link]

"роа сейчас подобна масонской ложе": два письма а. стенроса-макриди

Ниже публикуются два письма Анатолия Стенроса-Макриди, в которых он высказывает свое мнение о генерале Власове и Российском освободительном движении.
Анатолий Макриди родился в Москве в 1902 г. Его отец, хормейстер Большого театра, Григорий Ставрович Макриди покончил с собой в 1915 году, приняв дозу стрихнина. Впоследствии Макриди-сын рассказывал о своих шотландских корнях и писал свою фамилию MacReady, но его отец был по происхождению греком. Его мать, Агда Стенрос, была пианисткой, потом концертмейстером Большого театра. В 1918 г. 16-летний Макриди принял участие в "Ледяном походе" генерала Корнилова. Был уволен по болезни, вернулся в Москву, где несколько месяцев служил в Наркомпросе. Впоследствии работал художником-иллюстратором. Зимой 1941 г. во время немецкого наступления намеренно остался вместе с матерью на даче под Москвой. У немцев сделал карьеру пропагандиста. Работал в псковско-рижской газете "За Родину", впоследствии редактировал ее. Выпустил книгу "Заря взошла на Западе" - мемуар о советской жизни с сильным налетом антисемитизма.
После войны - в эмиграции сначала в Германии, затем в Австралии. В 60-70-х гг. активно сотрудничал с буэнос-айресской газетой "Наша страна". Умер в 1982 г.

Первое письмо адресовано редактору берлинской газеты "Новое слово" В.М. Деспотули, второе - сотруднику, впоследствии редактору "Нашей страны" Н.Л. Казанцеву.
Первое письмо публикуется впервые.
Второе письмо опубликовано в №2998 (04.10.2014) "Нашей страны", воспроизводится в отрывках.
Фотография заимствована из №1664 (19.03.1982) "Нашей страны".


I.
Рига, 11 июля 1944 года
Дорогой Владимир Михайлович!
Дроздов1, вернувшийся недавно из Берлина, уверил меня, что Вас еще в Берлине нет (от него же раньше я узнал, что Вы с женой уехали в продолжительный отпуск, что подтверждалось Вашими корреспонденциями).
В последнем номере "НС" я прочел Ваше примечание к странице и решил, что писать такие вещи из Карлсбада Вы не можете, а попутно убедился и в том, что Вы приступили к исполнению редакторских обязанностей.
Я по-прежнему работаю без заместителя и тягощусь этим все больше и больше, потому что устал. Газету продолжают хвалить, но мне кажется, что она в последнее время несколько ухудшилась; сил не хватает читать все внимательно перед выпуском, а по выходе номера каждый день находишь какой-нибудь ляпсус и болеешь душой. Положение осложняется еще и тем, что под влиянием известных Вам последних событий на восточном фронте, событий, касающихся уже почти непосредственно наших краев, мои сотрудники не на шутку взволновались и норовят улизнуть в Германию. С одной стороны, я их по-человечески хорошо понимаю, а поэтому не препятствую им, тем менее отговариваю (ведь кто может взять на себя смелость что-либо советовать сейчас?), а с другой стороны лишен морального права последовать их примеру, по крайней мере, до тех пор, пока редакция и какие-то сотрудники - мои товарищи по несчастью - еще здесь и продолжают работать.
Ограничиваюсь тем, что отправляю с немецкой школой в Пруссию свою дочь и в Берлин - мать, которая и доставит Вам это письмо. Прошу ее передать его Вам лично затем, чтобы предоставить Вам возможность проинтервьюировать ее, буде Вас интересует что-либо касающееся здешних дел.
В настроениях моих никаких изменений нет; продолжаю быть оптимистом, решительно несогласным признать в происходящих событиях признак немецкой слабости, в особенности же на востоке. Вся сила большевиков в их слабости. Большевики ослабли настолько, что немцы их не боятся и ведут поистине авантюрную оборону, оставляя на позициях смехотворно малые силы. неспособные вести даже тщательное наблюдение за маневрами красной армии. Результатом этого, между прочим, и явилось последнее триумфальное продвижение большевиков на нашем фронте.
Теперь я периодически получаю копии свежих показаний военнопленных и перебежчиков. Если бы Вы только знали, какая шушера прет сейчас! Здоровых, вернее целых людей старше2 пятидесяти лет почти нет. Средний возраст представлен инвалидами, без глаза, без пальцев, с незажившими ранами. Командуют ими сплошь да рядом восемнадцатилетние "офицеры". На допросах частень[ко] ревут.
В последнее время участились террористические акты повсюду, в том числе и в Риге. На днях произошел взрыв на вокзале. Какие-то парни оставили чемодан с просьбой присмотреть за ним. Через несколько минут чемодан взорвался, разрушил одну стену и убил несколько штатских пассажиров. Кроме того повредил кухню, снабжавшую беженцев бесплатным обедом.
Несколько раньше выгорел верхний этаж радиостанции.
Ежедневно вылавливают по несколько парашютистов. Практикуется и индивидуальный террор, словом, близость фронта сказывается с каждым днем все больше и больше. Неуютно стало здесь.
Что будет с нашей газетой - ума не приложу. Начальство пребывает в чиновническом сплине и положилось на волю ведомственной инерции. Однако, по моему предположению, должен наступить критический момент, ибо читатели наши непрерывно текут в Германию, а территория распространения сокращается. Кстати, наша газета, кажется, единственная ежедневная во всей Европе. Завоеванное ею положение и привилегии постепенно теряют смысл.
Скорей бы уж закрыли.
Бесконечно жаль мне только сотрудников, с большими трудностями подобранных и представляющих по своим настроениям определенную ценность, никем как следует не осознанную кроме меня.
В последнее время появилась здесь в изобилии власовская агентура, поведшая было наступление на газету и на меня в частности. Лобовые атаки я разбил на исходных позициях, а подкопы своевременно обнаружил и обезопасил тоже. Решили взять не мытьем, так катаньем, и проникнуть в саму редакцию. Действовали нагло и умело, по-большевистски. Я предъявил ультиматум и предупредил, кого следует, что с того момента как в редакции (в аппарате) появится хоть одна роа, меня в газете не будет. Кажется, подействовало.
Я все больше убеждаюсь, что РОА сейчас подобна масонской ложе, где вся верхушка просоветская и антинемецкая, отдельные ее представители - прямая агентура Сталина, а среди остальных всякий сброд, среди которого можно встретить и ни в чем не повинных идеалистов. В целом же РОА - антинемецкая организация, с каждым днем крепнущая. Мог бы писать еще долго, но хочу и честь знать, а поэтому прошу Вас передать Эльфриде Эмильевне3 мой нижайший поклон. Пожалуйте передать привет и редакционным сотрудникам, не забывшим меня.
Неизменно и искренне преданный Вам Анатолий Стенрос.
Если будет время, черкните хоть два слова.
Read more...Collapse )

Tags:

21 comments | Leave a comment

17.08.2018
12:57

[Link]

маяк в эмигрантской судьбе

Вдохновленный рассказом уваж. shakko_kitsune о русском авантюристе Александре Зубкове, женатом на сестре кайзера Вильгельма II Виктории Прусской, публикую подборку материалов о последних годах жизни Зубкова. На фотографии счастливая семья: (слева направо) мать Зубкова Мари Корнелия, урожд. Фрюкберг (1877 — 1969), сам Зубков и его супруга Виктория (1866 — 1929). Все закрыли глаза и наслаждаются мгновением. Продлится оно недолго, брак вскоре распадется, а через два года Виктория умрет. Документы III-VI публикуются впервые.
(фотография с сайта http://dinastias.forogratis.es)

(вместо эпиграфа)
О, Зубков! О, старух покоритель!
О, маяк в эмигрантской судьбе!
Покажи мне такую обитель,
Где поставили б визу тебе.
Лери
I.
Meжду нижеподписавшимися Луи Хеммером, трактирщиком в Вальфердингене, с одной стороны, и Александром Зубковым, студентом медицинского факультета, проживающим в Люксембурге, Ведельштрассе 3, с другой стороны, заключен нижеследующий договор:
Названный вторым Александр Зубков обязуется в ходе устраиваемого названным первым Луи Хеммером во вторник, 15 августа (праздник вознесения Девы Марии) 1933 года на Вальфердингенском лугу летного сбора прыгнуть с парашютом с высоты около 1000 м.
Названный первым Луи Хеммер предоставляет для этой цели свой парашют и платит названному вторым вознаграждение в 500 франков (прописью пятьсот франков) после исполненного прыжка.
Весь материальный риск за возможные несчастные случаи, которые могут произойти с названным вторым, несет Зубков.
Названный вторым Зубков берет на себя всю материальную ответственность как при прыжке, так и при приземлении и отказывается тем самым от любых исков в рамках гражданского права.
Кроме того названный вторым Зубков особо обязуется перед прыжком тщательно проверить предоставленный ему парашют на работоспособность и отказывается для себя и своих наследников от любого иска по возмещению ущерба, который можно было бы подать вследствие плохого функционирования парашюта.
Названный вторым Зубков подтверждает сим, что получил от названного первым господина Хеммера парашют в безупречном состоянии для проверки и использования.
Составлен в двух экземплярах в Вальфердингене девятого августа одна тысяча девятьсот тридцать третьего года.
Подписи: Александр Зубков, Луи Хеммер.

(немецкий язык, с сайта http://www.lou-hemmer.com)

II.
Александр Зубков — ярмарочный артист.
Он показывает человека-слона.

В "Пари Миди" Морис Батан рассказывает о неожиданной встрече с знаменитым Александром Зубковым. Автор находился проездом в Люксембурге. Там ему посоветовали пойти на ярмарку, чтобы взглянуть на "главный гвоздь" ея, — бывшего шурина экс-кайзера, выступающего в одном из ярмарочных балаганов в качестве "укротителя" "человека-слона".
У барака стоял Зубков, внешность которого никоим образом не оправдывала ни его громкой славы современного Дон-Жуана, ни положения недавнего возлюбленного богатой германской принцессы. Лицо его носило отпечаток усталости и пережитых ударов судьбы. Глаза ввалились и воспаленные белки были испещрены красными жилками. Он прохаживался вдоль барака и зазывал прохожих: "Заходите, господа, заходите к нам!.. Мы показываем человека-слона, единственный в мире феномен — человек-слон поражает ученых всего мира и является загадкой 20-го века. Пользуйтесь случаем! Вход сегодня только 1 франк, нижние чины платят половину!"
Любопытные толпились вокруг павильона. Их всех привлекал не столько человек-слон — несчастный негр с атрофированными руками и ногами, напоминающими ступки слона, — сколько сам "укротитель",
слава о котором распространилась по всему Люксембургу. В толпе то и дело раздавались возгласы: "Это Зубков, муж сестры кайзера".

("Сегодня", Рига, 03.05.1934, С. 3)

III.
[без даты, до 12 августа 1935 г.]
Копия
В Международный Нансеновский комитет по делам русских беженцев.

Мой сын, Александр Анатольевич З у б к о ф ф, 33 лет от роду, род[ился] в 1901 г. в Иваново-Вознесенске, бывший студент Московского университета, вдовец, обладатель нансеновского паспорта, тяжело болен двусторонним туберкулезом.
Мой сын не имеет абсолютно никаких средств к существованию. У него нет никого, кто бы его опекал, кроме меня, Мари Корнелии Зубкофф, принявшей 5 месяцев назад шведское гражданство.
Люксембургский Красный крест оплатил моему сыну месячное пребывание в санатории Вианден в Люксембурге. Но сейчас я должна сама заботиться о деньгах для него. Так как у меня самой нет никаких средств, я при посредстве Люксембургского Красного креста нижайше прошу Международный Нансеновский комитет по делам русских беженцев взять на себя опеку моего сына, который живет в Люксембурге и тяжело болен, с тем, чтобы дать ему средства к существованию.

С совершенным почтением,
подп. Мари Зубкофф.
3 рю Ведель, Люксембург Гар

Я заверяю сим, что вышеприведенные сведения госпожи Мари Зубкофф правдивы.
Г-жа президент Люксембургского Красного креста
подп.

(немецкий язык, машинопись)

IV.
12 августа 1935
[Nr.] 2332/VIII/35
В Международный Нансеновский комитет по делам беженцев, Женева.

Имею честь представить Вам запрос госпожи ЗУБКОФФ (в настоящий момент находится в Люксембурге) относительно помощи её сыну Александру, о котором было столько разговоров в среде эмиграции в связи с его женитьбой на сестре последнего императора Вильгельма.
В нашей картотеке отсутствуют данные на него, и мне неизвестно, находится ли он в статусе русского беженца. Согласно сообщениям в прессе, он был выслан из Германии. Некоторое время назад, сотрудник валютного управления рейха, с которым мне приходилось иметь дело по другим вопросам, позвонил мне и спросил — во всяком случае, так я это понял — не могли бы мы помочь госпоже ЗУБКОФФ (на тот момент проживала в Германии) с переводом денежных средств в Люксембург; она была готова ежемесячно выплачивать санаторию, где лечится её сын, 500 РМ из личных средств. Сотрудник полагал, что наша сторона согласится переводить средства через Женеву, как, по совету валютного управления, мы делали в случае со ШВЕЦОВЫМ. Я посчитал своим долгом дать на это согласие и просил госпожу ЗУБКОФФ связаться с нами напрямую.
Нынче же, как вы можете заметить, госпожа З. покинула пределы Германии и проживает в Люксембурге, а её запрос носит совершенно иной характер.
В случае Вашей заинтересованности в данной ситуации с госпожой З., настоящим прилагаю к данному письму и мой сегодняшний ей ответ.
Прошу Вас принять уверения в моем самом искреннем почтении.
[Е. Фальковский, генеральный секретарь берлинского отделения Нансеновского комитета]

(французский язык, машинопись)

V.
12 августа 1935
[Nr.] 2337/VIII/35
Госпоже Мари З у б к о ф ф
3 рю Ведель, Люксембург Гар

Получив Ваше письмо относительно оплаты пребывания в санатории Вашего сына
Александра З у б к о ф ф,

мы сожалеем, что должны поставить Вас в известность о том, что Нансеновский комитет не имеет достаточных средств, чтобы взять на себя оплату подобных счетов Вашего сына. Кроме того, решение относительно Вашего прошения должно приниматься центральным управлением Нансеновского комитета в Женеве, так как Берлинское отделение несет ответственность лишь за живущих в Германии русских беженцев.
Соответственно, мы перенаправили Ваше прошение в центральное управление в Женеву по адресу рю генерал Дюфур, 16.
[Е. Фальковский, генеральный секретарь берлинского отделения Нансеновского комитета]

(немецкий язык, машинопись)

VI.
Международный Нансеновский комитет по делам беженцев при Лиге Наций, Женева.
Nr. B/25106/16809
Женева, 16 августа 1935 г.

Генеральному секретарю берлинского отделения.

Благодарю Вас за письмо от 12 числа сего месяца (Nr.2332/VIII/35), пересланное Вами по получении прошения госпожи ЗУБКОФФ (в настоящее время в Люксембурге), содержащего просьбу о возможном оказании помощи её сыну Александру.
Ваш ответ вышеуказанному лицу был принят мною к сведению и помимо прочего я сам ей написал.
[подпись]

(французский язык, машинопись)

VII.
Зубков обратится в Лигу Наций с жалобой на Вильгельма II.

Париж, 16 октября. Зубков, бывший шурин Вильгельма II, женившийся на сестре экс-кайзера, принцессе Виктории, по прежнему проживает в Люксембурге, где влачит довольно жалкое существование. Все границы для него закрыты.
Зубкова разыскал в Люксембурге сотрудник "Пари-Суар": бывший шурин Вильгельма II все еще интересует журналистов. Зубков горько жаловался французскому журналисту:
— Вильгельм II ежедневно присылал ко мне эмиссаров и настаивал, чтобы я развелся с принцессой Викторией. Вначале я решительно отвергал эти предложения. Но кайзер настаивал. Я согласился вступить в переговоры. После долгой торговли,
Вильгельм II обещал уплатить мне, если я разведусь с его сестрой, 1.500.000 марок.
Договор между мной и им был подписан. Деньги я должен был получить через неделю после подписания договора. Но через три дня жена умерла. Меня выгнали из замка. Когда я сталь
показывать договор,
мне смеялись в лицо. Договор до сих пор хранится у меня. Мне следует много миллионов, а я с трудом зарабатываю на жизнь.
Зубков решил обратиться в... Лигу Наций и просить ея содействия в получении от Вильгельма II 1.500.000 марок.

("Сегодня", Рига, 17.10.1935, С. 4)

VIII.
Александр Зубков умер от туберкулеза.

Париж, 31 января. Александр Зубков умер в большой нужде. Он был болен туберкулезом, который и свел его в могилу. В последнее время Зубков служил коммивояжером в одной из люксембургских фирм.
Газета "Пари Суар" добавляет, что Зубков умер, так и не получив 10 миллионов, которые он требовал судом от экс-кайзера Вильгельма, в виде "возмещения за убытки".

("Сегодня", Рига, 02.02.1936, С. 10)

15 comments | Leave a comment

11.08.2018
11:21

[Link]

иногда будут стихи
ПРИМОРСКИЙ РОМАНС
Внимание, встречаются ВыраженияCollapse )

14 comments | Leave a comment

05.08.2018
17:01

[Link]

теория и практика вероятности
Из запроса на поисковом форуме:
Я ищу место захоронения своего дяди: Папушева Михаила Ивановича, 1921 года рождения, уроженца города Мурома Горьковской области. После окончания 9 класссов, а затем пехотного училища он начал военную службу в 1940 году, последнее письмо с фотографией пришло с места его довоенной службы из г.Барановичи в 1940 году. До вчерашнего дня у нас была только информация о том, что он пропал без вести. Однако вчера при помощи сайта ОБД-мемориал мы нашли ряд документов. Они указывают на его должность и подразделение во время войны : командир I-го взвода 9-й стрелковой роты 436-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии. Мы нашли и документы, на основании которых его мать после войны получила известие "пропал без вести" и другие документы (прилагаю их), где четко видно, что в сведениях о безвозвратных потерях начальствующего состава 436-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии числится и мой дядя. Только фамилия написана Патушев, остальные все данные в том числе адрес и номер дома совпадают. Итак там значится, что он убит 28 июня 1941 года. В графе "где похоронен" написано карандашом "Разн.", что это обозначает мы пока не смогли понять. Возможно есть информация о том, где мог дислоцироваться 436-й стрелковый полк 155-й стрелковой дивизии 28 июня 1941 года. Либо просто подскажете как дальше искать.

Из статьи М. Самыгина "Советское пораженчество во второй мировой войне" (начало 50-х):
Во время боя под ст. Лесная [23 июня 1941 г.] произошел случай, на который я в то время не обратил внимания и который мне кажется весьма интересным теперь. Мы проходили участок мелкого кустарника под минометным обстрелом. Мины ложились редко, но в условиях отхода, легко было потерять раненых и все следили друг за другом. Лейтенант Папушев, в мирное время самый недисциплинированный и отчаянный офицер полка, вечно не выходивший из-под различных взысканий и находившийся под подозрением у особого отдела как политически неблагонадежный (основания к тому были: классово чуждое дворянское происхождение, родители репрессированы), заметил комиссара полка, своего главного врага в мирное время, одиноко пробирающегося кустарником. Мы обратились к нему с просьбой прояснить общую обстановку.
- Да я сам, признаться, ничего не понимаю, - растерянно отвечал комиссар, - вот ищу политотдел дивизии, - и зашагал дальше. Папушев приказал двум своим бойцам сопровождать комиссара и следить, чтобы он благополучно достиг своей цели. В свете господствующих представлений о начальном периоде войны, случай невероятный. Впоследствии лейтенант Папушев застрелился, не желая попадать в плен к немцам, когда, прикрывая переправу нашего полка, вместе со своей ротой попал в безвыходное положение на р. Березина. Его тело вынесли остатки солдат его роты. Лейтенанта Папушева я имел случай достаточно близко узнать еще до начала войны: наши койки в командирском общежитии находились рядом. Он был разочарован в личной и общественной жизни, ничего не видел впереди, пил, скандалил, демонстративно засыпал на политзанятиях и подвергался бесчисленным взысканиям. Ничто не предвещало в нем человека, который будет защищать столь ненавистный ему строй до последнего патрона. Очевидно, он защищал не этот строй, но родину, и политические распри казались ему делом второстепенным. Этот факт необходимо хорошо изучить, т.к. лейтенант Папушев не одинок: он есть лишь выражение души среднего русского человека.

Tags:

17 comments | Leave a comment

03.08.2018
11:59

[Link]

обладатель сомнительного авторитета в одном флаконе
Воронин и Исаев засияли от счастья, узнав в вошедшем своего толмача-поставщика-тайного зачинщика сетевой травли, обладателя сомнительного авторитета в одном флаконе.

Отлично сказано, так и буду теперь подписываться.

Tags:

9 comments | Leave a comment

30.07.2018
17:20

[Link]

иногда будут стихи
Read more...Collapse )

18 comments | Leave a comment

29.07.2018
15:11

[Link]

помогите же зеленым!
Письмо вождя российской фашистической партии "зеленых" П.Т. Горгулова редактору газеты "Последние новости" П.Н. Милюкову, написанное через восемь лет после того, как стреляли в последнего и за два года до того, как выстрелит первый.
Read more...Collapse )

Tags: ,

13 comments | Leave a comment

13:30

[Link]

новые документы о проф. арсеньеве
В июле 2014 г. протоиерей Г. Бирюков написал:
Выше упоминалось, что блогер Игорь Петров внезапно драматизировал ситуацию с установкой мемориальной доски на доме, в котором жил Арсеньев, своим предложением дополнить текст на ней словами: "В этом доме с 1933 по 1944 год жил философ, культуролог, поэт и зондерфюрер Николай Сергеевич Арсеньев (1888−1977)". Волшебное слово "зондерфюрер" и привело к приостановке губернатором Цукановым выполнения своего решения по установке мемориальной доски "до выяснения обстоятельств пребывания ученого в Кенигсберге в годы войны".
За год с лишним работа по "выяснению обстоятельств" с места не сдвинулась.

Теперь можно констатировать, что работа по "выяснению обстоятельств" не сдвинулась с места и за пять лет. По всей видимости, защитники Н.С. Арсеньева обладают хорошими навыками шельмования оппонентов или использования гугль-транслейта, но плохими навыками работы в архивах.

Мне же, в свою очередь, при работе в архиве над совершенно другими темами, случайно попали на глаза два документа с упоминанием проф. Арсеньева, которые и публикуются ниже.
Первый - отрывок из списка зондерфюреров вермахта, уволенных в запас.



К сожалению, он не дает нам никакой дополнительной информации. То, что Арсеньев служил переводчиком в Дулаге 102 в Волосово, мы знали и раньше.

Второй - более любопытен.



2 июня 1943 г. отдел Ic командования группы армий Север направляет запрос в отдел Ic командования 18 армии:
Тема: Возм[ожные] доклады проф[ессора] ф[он] Арсеньева, Кенигсберг.
В письме, которое проф[ессор] ф[он] Арсеньев направил 26 мая подполк[овнику] Мюнстер-Шульцу, говорится: "Если это возможно, я очень хотел бы приехать еще раз с тем, чтобы в этот раз посетить штаб 18 армии, штаб тыла 18 армии и 50 армейский корпус и выступить там с докладами".
Гр[уппа] а[рмий] просит сообщить, желательные ли в данное время доклады проф[ессора] ф[он] Арсеньева, с тем чтобы его соответственно уведомить.

Таким образом, очевидно, что после увольнения из рядов вермахта профессор Арсеньев продолжал поддерживать связь со своими бывшими сослуживцами (упомянутый в письме подполковник Мюнстер-Шульц служил в отделе Ic группы армий Север). Очевидно, реалии нацистской оккупационной политики (с которыми Арсеньев в Дулаге познакомился на собственном опыте) не отбили у него желания заниматься политическим просвещением офицеров вермахта.
Ответа на запрос в данном деле нет, возможно, его следует искать в материалах отдела Ic 18 армии.

Tags: ,

12 comments | Leave a comment

27.07.2018
14:04

[Link]

"многое обдумал и предлагаю командующему вермахта свою помощь"... (III)
Предисловие.
Документы (начало).
Документы (окончание).


Приложение 4.
Командующий полицией безопасности и СД - IV-
Киев, 3 января 1943 г.
Служебная записка.
После допроса генерал Привалов в послеполуденные часы 2 января был снова возвращен в камеру с Карташовым.
Ниже содержание разговора между Приваловым и Карташовым:
"Когда генерал вернулся с допроса, он немедленно лег спать, так что наша беседа началась лишь в 6 часов вечера. На мой вопрос, почему его так долго держали, он ответил, не вдаваясь в подробности, что обсуждались разные жизненные вопросы. Потом он попросил меня рассказать ему, как живут люди в Германии, очевидно, вследствие моего вчерашнего сообщения о том, что я побывал в Берлине. Я рассказал ему, что снабжение населения продовольствием организовано безупречно, каждый регулярно получает свои продукты, не выстаивая в очередях, в магазинах имеется в достаточном количестве одежда и обувь, распределение строго отрегулировано. Я высказал свое восхищение немецкой системой и организацией в целом. Он признал, что и в вермахте, равно как и в немецком тылу организация лучше, чем в России
Потом я попытался разузнать, какие задачи ставились перед его корпусом и какие тактические директивы в настоящее время даются фронтом. Он ответил, что его соединение имело задачу прорвать немецкий фронт на ширине в 7 км и затем расширять этот прорыв в обе стороны. Этим его задачи будто бы исчерпывались. В образованную дыру должны были вторгнуться соединения армии, но какой — он не сказал. Что касается общей тактики на фронте, то он сказал, что сейчас ведутся лишь бои местного значения, цель которых заключается исключительно в том, чтобы уничтожить как можно больше живой силы и техники противника. По его мнению, до наступления весны ситуация на фронте вряд ли существенно изменится. По его мнению, серьезные задачи будут поставлены в марте. К тому моменту армия будет оснащена вооружением, прежде всего артиллерией так, что будет превосходить вермахт и это обеспечит возможность наступления. Большие надежды он возлагает на воздействие нового, тайного, оружия, которое получило имя "Катюша". Речь идет о многоствольном крупнокалиберном реактивном орудии с небольшой дальностью стрельбы. около 7 км, оборудованном электрическими устройствами, которые держатся в строгой тайне. Персонал для этих орудий проходит строгой отбор, получает особое разрешение от ЦК партии и дает обязательство хранить тайну.
Затем мы довольно долго говорили о положении в Германии. Генерал интересовался, правда ли то, что немецкие генералы за особые достижения на фронте получают в качестве вознаграждения земельные угодья. Я ответил, что об этом ничего точно не знаю, но слышал, что генералы за особые заслуги получают помимо зарплаты вознаграждение размером в целое состояние. Потом по его просьбе я рассказал ему о своей жизни и своей торговле в Киеве. Его интересовали подробности, например, заработок, система налогообложения и пр. Он был явно удивлен, что накопление частного капитала не преследовалось. Я примерно объяснил ему, как частный капитал встраивается во всеобщую государственную систему. Потом разговор как и вчера перескочил на вопрос обеспечения в старости. Пока служишь большевикам, как генерал, имеешь, к примеру, неплохой доход. Но как только уходишь со службы, остаешься, так сказать, без средств. Он признает, что в немецкой системе тут есть определенное преимущество, ведь каждому предоставлена возможность путем накопления материальных средств обеспечить свою старость.
Весьма интересным был разговор о новых политических веяниях в России. Он начался с того, что генерал сообщил мне, что в Красной армии офицерам снова разрешено иметь прислуживающих им денщиков, а с 1.1. вводятся погоны. На мой иронический вопрос, как же это сочетается с коммунизмом и всеобщим равенством, ему пришлось признать, что это вещи несочетаемые. Он объяснил эти мероприятия необходимостью поставить офицеров в армии в привилегированное положение и укрепить дисциплину. Вдобавок он отметил, что влияние политического руководства в армии якобы сильно уменьшается. С моей помощью он пришел к выводу, что Советы уже далеко отклонились от своих основных принципов вроде равенства и прочих прекрасных идей, таким образом они вводят систему диктатуры личности, то есть именно то, за что они наиболее сильно бранили Германию.
После сегодняшнего допроса он, как мне кажется, нервознее, чем вчера. На мой взгляд, его настроение определяется, в-основном, следующим: наконец-то, после многолетней службы ему было поручено командование столь крупным соединением, да еще лично Сталиным. Сталин принимал его. Сразу по возглавлении корпуса он добился значительных успехов и как раз на этом этапе подъема его угораздило попасть в плен. Он заявил, что лучше бы потерял руку, чем в такой момент и так глупо угодить в плен.
Интересно то, как он оценивает боевые способности отдельных армий. В этом отношении на первом месте стоят немецкие войска, за ними следуют испанские (Голубая дивизия). Ниже всего он оценивает ударную силу итальянских войск. Против венгров и румын он не воевал.
О своей семье он не говорил, также сегодня не высказывался о том, что непоколебимо верит в окончательную победу Красной армии. Вчера генерал стоял на точке зрения, что Советы победят, так как на их стороне три следующих преимущества:
Неисчислимые людские резервы, огромные пространства и ни в чем не уступающие немцам вооружение, которое скоро превзойдет немецкое. Сегодня я снова перевел разговор на эту тему, и мы начали подсчитывать резервы Германии и ее союзников. Он сам высказал мнение, что на восточном фронте предположительно будут задействованы французские и испанские соединения. После подсчета оказалось, что Германия и ее союзники имеют численное превосходство. Он признал, что этот аргумент тогда отпадает. В отношении второго вопроса — превосходства в вооружении — я привел цитату из речи фюрера, в которой говорится, что Германия пока использовала в бою далеко не все свои открытия в области военной техники и тем самым трудно установить, кто здесь имеет преимущество. На это он ничего не ответил.
Затем в ходе разговора генерал заметил еще, что резервы у Красной армии хорошие и достаточно хорошо оснащены. Все прибывающие запасные части вооружены новыми винтовками. Также он сказал, что поездка из Уфы до Москвы сегодня занимает 6 дней, в то время как в нормальное время с транспортной точки зрения было достаточно трех дней.
Казаков он назвал лучшими частями Красной армии. Снова и снова он возвращался к уже упомянутому орудию, которое через два месяца будет иметься в таком количестве, что артиллерия Красной армии превзойдет немецкую. К этому времени орудие будет улучшено, особенно в части его передвижения на местности. На дальнейшие мои вопросы об этом орудии, которые особенно касались места производства, я пока не получил ясного ответа. Исходя из других его высказываний, можно почти поверить в то, что генерал сам об этом не информирован. Он говорил мне еще, что знает о тактических возможностях задействования, но о технических деталях ему не рассказали. Так как речь здесь идет об орудии, которое держится в подобной тайне, можно предположить, что он в этом отношении действительно ничего больше не знает, так как по собственному опыту мне известно, что в таких случаях сообщают лишь самое необходимое."
Read more...Collapse )

Tags: ,

35 comments | Leave a comment

26.07.2018
09:56

[Link]

"многое обдумал и предлагаю командующему вермахта свою помощь"... (II)
Предисловие.

Документы.


Полевой командный пункт.
января 1943 года
Мой фюрер!

В приложении пересылаю отчеты о допросе русского генерал-майора П р и в а л о в а, который был взят в плен обервахмистром армейской батареи штурмовых орудий, находившейся в подчинении у оберфюрера СС Ф е г е л я й н а.
Отчеты представляются мне весьма интересными, в особенности данные об оборудовании танков, но, в первую очередь, сообщение о новой пушке, которая в марте должна в больших количествах поступить в русскую армию, и с которой последняя надеется преодолеть превосходство немецкой армии в артиллерии.
Кроме того я полагаю, что из допроса русского генерала можно сделать вывод о так называемой "тактике [сеяния] паники", используемой русской армией. Под "тактикой паники" следует понимать прорывы с массированными обстрелами при использовании большого числа танков и минимума пехоты, целью которых является прорвать линию фронта и нарушить сообщение передовых частей с тылом.
Готовность этого русского, старого вояки еще времен русской революции, к сотрудничеству можно некоторым образом объяснить отраженном в приложениях 3 и 4 [правильно: 4 и 5] разговором генерала Привалова с находившимся с ним в камере К а р т а ш о в ы м, очевидно, состоящим на службе киевского СД. Личные данные о генерале находятся в приложении 6. В приложении 7 содержится его заявление о том, что он хочет поступить на службу вермахту. Однако, это заявление содержит условие, что факт его пленения не будет предан гласности. К сожалению, при посредстве неизвестного ведомства сообщение о его пленении уже опубликовано в немецкой и украинской газетах в Киеве.
Прошу сообщить, что мне следует передать оберфюреру СС Фегеляйну относительно возможного использования генерала Привалова.
Ситуацию относительно хранения в тайне факта пленения можно исправить, запустив новость о том, что генерал-майор Привалов бежал из плена и издав объявление о его розыске.
Доставку ведомством СС начальника артиллерии, чей допрос может многое дополнить, я считаю совершенно необходимым.
Кроме того я считаю совершенно необходимым сдержать обещание, что П[ривалову] будет предоставлена возможность вести обеспеченную жизнь на пенсии в Германии, так как исполнение этого обещания станет предпосылкой для других схожих случаев.
[Гиммлер]

Read more...Collapse )

Tags: , ,

14 comments | Leave a comment

22.07.2018
11:54

[Link]

"многое обдумал и предлагаю командующему вермахта свою помощь"... (I)
ДОКУМЕНТЫ О ДОПРОСАХ И ВЕРБОВКЕ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА П.Ф. ПРИВАЛОВА

Предисловие.

16 декабря 1942 года советская 6 армия перешла в наступление на западном берегу реки Дон и за неделю боев углубилась на территорию противникам примерно на 50 км.1 Основную роль в этом наступлении играл вновь сформированный 15 стрелковый корпус. Уже на вечер 19.12. корпус докладывал о потерях противника в 8550 убитых и 2498 пленных.2 Этот несомненный успех несколько омрачался тем обстоятельством, что к концу первой недели наступления корпус потерял командующего, генерал-майора П.Ф. Привалова. Последнее подписанное им боевое донесение, сохранившееся в документах корпуса датируется вечером 21.12.3 Утром 24.12. начальник штаба корпуса полковник А.А. Банников докладывал:4
Командир корпуса ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ПРИВАЛОВ в расположении соединений корпуса отсутствует в течении трех суток. Принятые меры розыска или установление места его пребывания результатов не дали. Розыски продолжаю.
Вечером того же дня в командование корпусом вступил комбриг Д.И. Кислицын, который сообщил в 6 армию5:
Командир 15 СК ГЕНЕРАЛ-МАЙОР т. ПРИВАЛОВ убыл 22.12.42 г. в 14.00 из штаба СК и до сего времени в штаб корпуса не возвратился. 22.12.42 г. около 16.00 я лично виделся с ним в 267 СД КАНТЕМИРОВКА, где он приказал мне остаться при 267 сд, в сам совместно со своим адъютантом и автоматчиком выбыл.
Принятые меры розыска ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА т. ПРИВАЛОВА не к чему не превели, в других дивизиях (172 и 350) он не был. Розыски продолжаю, о результатах доложу дополнительно.
25.12.42 он же доложил6
Розыски командира 15 СК ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА т. ПРИВАЛОВА и командующего артиллерией корпуса ПОЛКОВНИКА ЛЮБИМОВА продолжаю.

В первых числах января 1943 года в поднемецких украинских и русских газетах появились стереотипные сообщения.7
В других заметках называлось имя солдата: обервахмистр Кохановски.8 Привалов и начальник артиллерии корпуса полковник Любимов9 были допрошены 23.12. в штабе XXIV танкового корпуса, при этом основные показания дал Любимов, а Привалов их только подтвердил. Затем пути пленных офицеров разошлись, генерала Привалова отправили в Киев, где подвергли дополнительным допросам и психологической обработке в тюрьме СД. Произошло это по инициативе оберфюрера СС Фегеляйна (обервахмистр, пленивший генерала, служил под его командованием). При этом Фегеляйн неоднократно созванивался с рейхсфюрером СС Гиммлером, сообщая о ходе допроса.10 Эти переговоры так хорошо отпечатались в памяти Гиммлера, что, выступая в октябре 1943 г. в Познани, он о них вспомнил:11
Наш соратник Фегеляйн тоже однажды поймал такого русского генерала. Видите, они недорого стоят. Это славяне. С присущим ему юмором Фегеляйн сказал своему штабу: "Будем обращаться с ним хорошо. Сделаем вид, будто признаем его генеральский чин. Когда он войдет, встать по стойке "смирно", обращаться к нему "Господин генерал", чтобы показать ему, как мы его почитаем". Конечно, это сработало. Вовсе ненужно внушать русскому генералу политические идеи, политические идеалы, политические планы на будущее – можно все получить дешевле, господа. Славяне тем и известны. Славянин не способен сделать что-нибудь сам и надолго. Не способен.
[...] Когда Фегеляйн рассказал мне историю про генерала, я сказал: "Само собой, мы можем все. Пообещать ему все, что угодно и сдержать обещание. Он получит пенсию немецкого генерал-лейтенанта (сам он – русский генерал-лейтенант). Он получит хорошую еду, шнапс, баб". Это все ужасно дешево. Одна торпеда, стоит, не знаю, 10000 марок, если мы промазали. Подготовительный артиллерийский огонь только одной дивизии или одного корпуса стоит несколько сотен тысяч. Мы и знать не знаем, настолько ли это действенно как покупка русского генерала задешево. Конечно, не так, что ему говорят: вот вам 100000 марок, становитесь предателем. На это он не пойдет. Тут у товарища славянина есть понятия о чести. Нужно действовать иначе. Посчитайте сами. Что у него за пенсия? 1500 марок в месяц. Это 18000 марок в год. Пусть он проживет десять лет, выходит 180000 марок. Прочие расходы еще 20000 марок. В сумме 200000 марок. Это же дешево, если за это получить русскую ударную армую. И так можно действовать с каждым русским генералом, с каждым.

Однако, если судить по документам, решающую роль в переубеждении генерала Привалова сыграли не "еда и шнапс" и не наигранная вежливость, а специально подсаженный к нему в камеру в Киеве немецкий агент. Биография этого человека крайне извилиста.12 Виктор Михайлович Карташов родился в 1907 г. в Орле, в семье врача. С 1926 г. служил в органах ОГПУ-НКВД (с 1932 г. в Воронеже) в частности, в 1937 г. пытался разоблачить "троцкистско-шпионскую организацию в системе авиапромышленности", в которую якобы входил А.Н. Туполев. В ноябре 1937 г. был арестован сам. Вины не признал, через год был освобожден. После начала войны был направлен П.А. Судоплатовым в Киев, где залегендировался под именем Алексея Коваленко и должен был стать резидентом советской разведки. После войны утверждал, что именно его группа стояла за взрывами на Крещатике. Уже в октябре 1941 г. открыл в Киеве универсальный магазин, затем ресторан. Жил на широкую ногу, наладил отношения с офицерами из оккупационной администрации, которые, вероятно, и выручили его, когда он был арестован в марте 1942 г. по обвинению в спекуляции. Съездил в Германию, после чего объявил себя фольксдойчем бароном Мантойфелем. В ноябре 1942 г. СД арестовала сначала его радиста, а затем и самого Карташова-Коваленко и всех служащих его магазина.
Альфред Розенберг записал в своем дневнике 30.11.1942:13
Глава киевского СД сообщ[ает] следующее: схвачен один из руководителей НКВД. Он выдавал себя за фольксдойча по имени Мантойфель и сумел подобраться ко всем (как торговец коврами). На его след вышли после ареста одного радиста-подпольщика. Так как запирательство было бесполезно, он признал, что занимает пост третьего по старшинству офицера НКВД. Получил приказ в любом случае оставаться в Киеве. Заявил, что во время моего пребывания на Украине на меня планировалось пять покушений. По различным причинам они не осуществились. Во время моего визита должна была быть взорвана опера, но так как половину зрителей составляли украинцы, от этого отказались.
В послевоенном следственном деле Карташова, ставшем основой для его биографии, написанной В. Глебовым, эпизод с Приваловым, по всей видимости, отсутствует. После войны Карташов рассказывал, что из Киева его перевели в берлинскую тюрьму, затем в концлагерь, откуда его освободили американцы. После репатриации Карташов поехал в Киев для розысков архива его резидентуры, но вскоре был арестован. После нескольких прошений в адрес Судоплатова14 был переведен из Киева в Москву, где 8 апреля 1948 г. приговорен особым совещанием при МГБ СССР к 25 годам тюрьмы пр статье 58-1-"б" (измена в военное время). Умер 19.11.1950 г. во Владимирской тюрьме.

Вернемся к судьбе П.Ф. Привалова. Из публикуемых документов видно, что Гиммлер хотел активно задействовать Привалова на фронте и даже подготовил соответствующее прошение фюреру. Однако, судя по всему, оно осталось лишь в черновике, с непроставленной датой. Вероятно, свою роль сыграло то, что с момента пленения Привалова прошло уже несколько недель, оперативная обстановка на фронте изменилась, и советы Привалова утратили свою ценность. Кроме того, публикации в прессе раскрыли инкогнито Привалова вопреки его желанию. Возможно, и то, что Гиммлер среди других забот января 1943 г. просто позабыл об этом деле.
Тем не менее до конца войны Привалов входил в спецконтингент заключенных (вместе с Леоном Блюмом, Фрицем Тиссеном, всего представителями 17 стран). Еще один спецзаключенный, будущий историк Николай Рутченко вспоминал 15
Меня встретил бодрый еще крепкий старик с румяными щеками. Его реакция на новость [о высадке союзников в Нормандии] была совершенно другой: "Слава богу, что они, наконец, высадились. Нашим теперь будет легче." Улучив момент, я спросил генерала не он ли командовал группой войск во 2-й ударной армии во время Любанской операции. "Да, я там был короткое время", - нехотя ответил генерал и спросил, откуда я об этом знаю. Я спокойно рассказал, что как переводчик имел дело со многими пленными командирами 2-й ударной, участвовавшими в этой тяжелой и неудачной операции. Они жаловались, что Привалов улетел из окружения вместе с Ворошиловым, бросив их без боеприпасов и продовольствия. "Это неправда, - ответил сильно покрасневший генерал, - я только выполнил приказ Ворошилова". Я посмотрел ему в глаза и замолчал. Потом спросил: "А почему же Вы здесь, в этом лагере?" "Когда мои войска прорвали итальянский фронт под Сталинградом, я ехал впереди на своем виллисе. Но нас подкарауливали немецкие резервы, и я попал в плен", - он замялся. "Но здесь не лагерь для военнопленных", - заметил я. "Знаю, - раздраженно сказал он, - но в плену мне подсунули подписать какую-то бумажку. Потом оказалось, что это была листовка, разбросанная на фронте за моей подписью. Я протестовал. Требовал письменного объяснения в печати. После долгих мытарств оказался здесь." мы распрощались довольно холодно. Уже когда я был в дверях, он крикнул: "Заходите почаще" [...]
Генерал Привалов избегал разговоров о 2-й ударной армии или о Сталинградской операции. Зато он с большим воодушевлением рассказывал, как в 1918 г. сам Ворошилов назначил его командиром пулеметной команды при формировании какого-то красногвардейского отряда. Благодаря своим высоким связям, уже тогда Привалову удалось сменить старые стволы пулеметов "максим" на новые, что и помогло ему "скосить" казачью лаву в одном из боев в Донской области. Рассказы на иные темы, без даты и без упоминания начальников, кроме Ворошилова, Привалов с трудом выдавливал из себя.
В конце войны спецконтингент был эвакуирован в Южный Тироль, где вскоре оказался на территории, занятой американцами.
15 мая 1945 г. уполномоченный СНК СССР по делам репатриации генерал-полковник Ф.И. Голиков докладывал Сталину:16
Моим представителем в Италии полковником РЮМИНЫМ от американцев были приняты бывшие военнослужащие Красной Армии, освобожденные из немецкого лагеря г. Нидердорф: генерал-майор ПРИВАЛОВ, бывший командир 15 СК [...] 13.5. 45 г. транспортом из Бари полковником РЮМИНЫМ направляются в Одессу.
О том же у Рутченко:17
В Неаполе сразу после войны, во время выдачи русских американским полковником советской миссии, Привалов бурно радовался... Я так и не узнал от него, какими делами он занимался с немцами в плену. Зная его умонастроения и лояльность, я был удивлен, узнав, что он расстрелян по возвращении в СССР. Во всяком случае, он такого финала не ожидал.

В составленном начальником ГУ "СМЕРШ" В.С. Абакумовым в декабре 1945 г. "Списке генералов Красной Армии, находившихся в германском плену и доставленных в мае-июне 1945 г. в Главное управление "Смерш" о Привалове сказано так:18
ПРИВАЛОВ Петр Фролович, генерал-майор, бывший командир 15-го стрелкового корпуса быв(шего) Юго-Западного фронта, 1898 года рождения, уроженец села Смолевичи Клинцовского района Орловской области, русский, член ВКП(б) с 1919 года, в Красной Армии с 1918 года. На допросе показал, что 22 декабря 1942 года при поездке в дивизию в районе Кантемировка наскочил на немецкую засаду, был тяжело ранен и захвачен немцами в плен.
На допросе выдал немцам известные ему данные о формировании и организации химических войск Красной Армии, а впоследствии якобы за антифашистские настроения был заключен немцами в тюрьму.
В марте 1943 года, находясь в Киевской тюрьме, изъявил добровольное согласие служить у немцев и получил назначение в немецкую особую кавалерийскую дивизию СС, где, по заявлению Привалова, якобы использован не был.
В июле 1943 года, как показал Привалов, при попытке к бегству он был арестован немцами и заключен в Берлинскую тюрьму, где подал на имя немецкой администрации заявление с просьбой освободить его из-под стражи, указав в своем заявлении, что "меня использовали, взяли, что нужно было, и бросили в тюрьму".
Заявление Привалова на имя немцев изъято органами "Смерш".
Будучи допрошен по этому вопросу, Привалов заявил, что такое заявление он написал умышленно, с целью освобождения из немецкой тюрьмы.
В 1950 г. Привалов был приговорен к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 30 декабря 1951 г.
Очевидно, о ныне публикуемых документах органам СМЕРШ известно не было. Они публикуются в переводе с оригиналов, выявленных в архиве мюнхенского института современной истории.19
Публикация, перевод и примечания И. Петрова.
Read more...Collapse )

Tags: , ,

14 comments | Leave a comment

19.07.2018
17:47

[Link]

"ведра дерьма на голову": аннотированная библиография (2)
начало
Read more...Collapse )

Tags:

99 comments | Leave a comment

[<< Previous 20 entries -- Next 20 entries >>]

My Website Powered by LiveJournal.com