Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

l

клубок ненависти или лидия осипова в газете "за родину"

Не так давно я опубликовал несколько статей Веры Пирожковой из издававшейся в 1942-44 г.г. в Пскове и Риге газеты "За Родину". При этом я пропустил ее дебютную статью про "Протоколы сионских мудрецов", теперь восполняю пробел. Статья, как мне кажется, расставляет точки над i.

Но было интересно найти и публикации Лидии Осиповой, автора известного дневника. Что она печаталась там, мы знаем точно:
01.12.43 Была в редакции и познакомилась со Стенроссом, Мои статьи все печатаются.
вопрос лишь под каким псевдонимом.

Ответ нашелся сравнительно быстро. 26.11.43 О.Кравич публикует в "За Родину" очерк "Последняя ночь"
Collapse )
l

сокровища радзивиллов

Часть первая. 1940 г.
Nieśwież-zamek,10го июля 1940 г.
Нач. Несвижского райотделения НКВД т. Сурмину
Докладная записка


Во время моей поездки в Минск, в ЦК КП(б)Б (с 27.06 по 06.07.40 г.) обнаружены случаи нарушения замков, запоров и печатей и проникновения в комнаты замка.
Например:
1. Дверь, ведущая на чердак из площадки между библиотекой и архивом, будучи заперта... задвижкой и опечатана, вырвана с крюками и отброшена в сторону.
2. Железная дверь, ведущая в архив из этой же площадки, будучи запертой на внутренний замок, согнута, но проникнуть в архив не удалось.
3. Дверь, выходящая из разборочной комнаты архива на зал, будучи закрыта на замок и железный крюк, открыта.
4. Окна, выходящие на зал из комнаты б. массажистки, расположенные рядом с подразделением охраны, открыты, и через стоящий у окна стол пинпонга сделана тропа в комнату.
Collapse )
l

кранты



В субботу гуляли - обнаружили посреди нашего Фюрстенрида новую стройплощадку. Меж частных одно-двухэтажных домиков торчит огроменный кран, стрела достает ровно до соседнего квартала. Я, как человек невоспитанный, сразу заинтересовался, что будет, если он гробанется. И тем же вечером в теленовостях получил ответ.
Это в Берлине, правда. Довольно аккуратно упал - торговый центр "Замок" за три дня до открытия не пострадал. Водитель испытал шок.
У них в столице вообще какая-то проблема с кранАми. Пока искал фотографию этого, наткнулся на сообщение, что другой несколько дней назад вообще угнали. Так что, берлинцы, осторожнее. Не стойте под стрелой.
l

горки: тегельберг


Маршрут Хоэншвангау (805 м) - Тегельберг (1707 м). Время в пути (туда-назад): 5 часов. Сложность: средняя.

Любимые озера Людвига Второго. Маленькая желтенькая хрень между ними - замок Хоэншвангау.



Нойшванштайн удалось сфотографировать чуть крупнее.



Склон в перспективе.



Восхождение осуществлялось в непростых условиях под палящим ноябрьским солнцем.



Памятник полковнику Скалозубу.



По пути встречались загадочные надписи.





Это, кстати, не тундра, а Верхняя Бавария.



Вид на трактир Тегельберг, доску для тех, кто торопится вниз, и заодно на город Фюссен.



Мужик, рекламирующий местный ДОСААФ - он всегда висит на этом месте.



Мы специально поднялись еще метров на сто над Тегельбергом, чтобы посмотреть на Цугшпитце. К сожалению, на нем нет никаких опознавательных знаков.



Очередная вершина близка! Необычайный динамизм кадру придает мое присутствие в его левом нижнем углу.



К этим фотографиям я придумаю подписи завтра. Они их безусловно заслуживают.





И опять любимые озера Людвига Второго.

l

собор в Ульме



Вторая по размеру (но первая по высоте) церковь Германии.



То же, с другой точки.



Внутри на нас произвела впечатление одна из фресок:



Башня ульмского собора - самая высокая церковная башня в мире (161,5 м), что делает подъем на нее особенно трогательным. Вверху в изобилии встречаются люди и животные, желающие покинуть помещение.


Вид сверху. Круглое похожее на парник на левой фотографии - это постмодернисткое, как считается, здание городского дома культуры, зеркальное на правой - отель Маритим.


Вид на тылы собора. Справа внизу, кстати, православная церковь.



Она же крупным планом.



На обратном пути нам встретилась такая надпись.



Тут следует сказать, что за исключением самой последней лестницы, вход и выход в соборе разделены. Поднимаешься через правую башню, спускаешься через левую. Приведенную выше надпись я прочитал как раз при спуске. Ну и пошутил: мол, это им оттого тяжело было, что постоянно приходилось встречных топтать (лестницы-то узкие). Не успел я дошутить до конца, как снизу послышалась русская речь. Я попытался образумить соотечественников, но они, не реагируя на увещевания, нас затоптали. Позже мы встретили еще две немецкие пары. Их я пытался образумить по-немецки, но столь же безуспешно. Создалось впечатление, что нам навстречу выступил тайный орден глухих. На выходе, впрочем, все разъяснилось. В левой башне нет билетера, поэтому подъем по лестнице для спуска совершенно бесплатен.
l

es war ein Land


Мы совершенно не ожидали обнаружить в исконно баварском дворце Шляйсхайм, куда мы поехали вчера отдохнуть и выпить пива, выставку об истории Восточной Пруссии.

Посетителей было немного, точнее сказать, кроме нас - никого. Некоторое время нам удавалось бежать впереди смотрителя - трогательного дедушки со старческим неровным дыханием, но на середине экспозиции он нас нагнал.

- Это дворцовая капелла (из окна был виден потолок, минималистски украшенный лепниной). Ее начал строить Вильгельм Пятый, а довел до ума уже Максимилиан Первый. Американцы разбомбили ее, как и весь дворец. Знаете, здесь неподалеку был аэродром люфтваффе, поэтому они особенно не следили за точностью... Восстановили все кроме мозаик. Остались только черно-белые фотографии, поэтому сложно...

В следующей комнате продолжался рассказ про Восточную Пруссию. Ее украшала витрина с янтарем.
- Считается, что раньше на месте моря, омывающего..., - рассказывал старичок. Я вспомнил свой давний вояж в поселок Янтарный. Эти две страны - виденная нынешняя и рисованная прошлая - никак не складывались в моей голове в единое целое.

Мы прошли дальше в комнату, посвященнную восточнопрусским ученым и писателям. Коперник, Кант, Шопенгауэр... Старичок разъяснял:
- Дрыгальски был полярным исследователем. В Мюнхене есть улица, названная в его честь. Гильберт... я пытался читать его книгу, но я слишком плохо разбираюсь в математике...
- Он представил в начале прошлого века свой знаменитый список 23 нерешенных математических проблем, - сказал я, - Кажется, сейчас остались только две или три...
- Вы математик, да? - заинтересовался старичок.
Я малодушно кивнул.
- Или вот Вернер фон Браун, тот который придумал Фау-2. После того, как русские запустили свой спутник, американцам пришлось танцевать под его дудку. Без него у них бы ничего не вышло.
Я опять кивнул.
- А вы и физику в университете учили? - переспросил старичок.
- Ага, - ответил я, - и физику, и математику. Только должен сказать, что это было в России.
- А! - сказал старичок, - тогда в следующей комнате я лучше помолчу.
- Почему? - запротестовал я, - Рассказывайте, пожалуйста...
- Слава Богу, все это в прошлом, - вздохнул старичок, - а рассказывать... чего тут рассказывать... тот случай с кораблями... те два судна, которые вывозили из Кёнигсберга гражданских... их торпедировали русские подлодки...- его голос задрожал - почти все погибли... конечно, командиры могли не знать, что там гражданские... но я думаю, что они знали...

Об Изгнании 45-го повествовалось без картинок. Несколько колонок мелкого текста. На гитлеровское правительство возлагалась частичная вина (пропаганда, необеспечение своевременной эвакуации).

- У курфюрста Макса Эммануила было десять детей,- на выходе из комнаты старичок попытался сменить тему.

Выставка называлась "Была такая страна".
l

конспект к рассказу о г. Ротенбург


1. Китайский путеводитель "Европа для чайников" и последствия злоупотребления им.

2. Круглогодичная новогодняя ярмарка. Палатка "Tschai. Russischer Tee", украшенная расписными деревянными ложками.

3. Ратушная площадь. 25 палаток, разливающих глювайн - и один общий пункт сдачи использованной тары. Наши попытки удалиться от площади. Необъяснимый ея магнетизм. "За капитана Гаттераса!". К середине дня приемщица тары стала меня узнавать. К концу сказала: "В вашем возрасте пора найти более приличные способы заработка".

4. Дом, в котором датский король жил 7 дней, и дом, в котором немецкий кайзер жил целую неделю.

5. Самое знаменитое здание Ротенбурга - бывшая пивнуха. Исторический глоток (во время 30-летней войны город был захвачен неприятелем. Неприятельский генерал нашел ротенбургского бургомистра в пивной. Бургомистр икал. "Сровняю ваш город с землей", - сказал генерал, - "коли не найдется среди вас удальца, который сможет выпить три с четвертью литра вина одним глотком". Бургомистр мутным взглядом оглядел помещение, понял, что лучшие бойцы лежат под забором, а самые лучшие за, и взял ответственность на себя.)
В честь спасения города проводится ежегодный фестиваль.

6. Церковь св. Якоба. Несколько капель настоящей крови Христа. Вход 1.50 € (примерно 0.3€ за каплю).
Сколько лет прошло с тех пор, как Иисус прогнал торговцев из храма, а они все продолжают ему мстить.

7. Музей города в помещении бывшего монастыря доминиканок. Выразительные скульптуры добродетелей и пороков, "Страсти Христовы" в 12 картинах (злодеи опять в чалмах и рыцарских доспехах), прекрасная выставка оружия, монашеская келья с двуспальной (?!) кроватью.

8. Замок (отсутствие замка). Разрушен землетрясением в 14 веке, с тех пор не восстанавливался. Верткий молодой человек, за которым, тяжело дыша, несется толпа растрепанных старичков и старушек: "Сейчас мы посмот'им синагогу. А потом п'ек'асный вид на ок'естности".
Евреи! Вас опять обманули. Это никакая не синагога, а капелла св. Блазиуса. Вид тоже так себе.

9. Церковь францисканцев. В центре объект современного искусства под названием "145 Hz".
Объект представляет собой деревянный шар метрового примерно диаметра, подвешенный на 4 струнах от пианино, и служит резонатором. 6.11.04 в церкви состоялся первый "медитативный концерт". Психотерапевт Клангкопф продолжает прием слушателей.

10. Подъем на ратушную башню. Техника пользования люком и жалобы на отсутствие флотского опыта. Старушка отбрасывает кони костыли. Милосердно: плата взимается в самом конце подъема. Ротенбург в позиции сверху. У меня застревает таз. Судьба женщины в норковой шубе.

11. Рождественский музей. Самая большая коллекция щелкунчиков в мире (с учетом посетителей).

12. Средневековый музей пыток. Очень, очень познавательно. В подвале множество приспособлений, которые составили бы честь любому секс-шопу. На стенах десять веков судебных постановлений. Вакханалия готического шрифта. Эпоха Возрождения и ее ноу-хау. Душевный подход к четвертованию. Пенитенциарное ношение маски: фасоны и дизайн. Нюрнбергская баба для побивания камнями (с кокошником). Памяти ведьм - мемориал с вечным огнем.

13. Ротенбург иудейский. Рабби Мейр бен Барух и его поход в Палестину. Pogrom (1298 г.). Чума. Опять pogrom. Пожар. Спор хозяйствующих субъектов. Синагога становится часовней Девы Марии. Последний еврей покидает город (1514 г.). Последний еврей снова покидает город (1629 г.). Последний еврей продолжает покидать город (1673 г.).

14. Вечер. Возвращение к вокзалу. Нас останавливает городская стена. Чтение таблички "Подъем на собственный страх и риск". Подъем на городскую стену. Путешествие по городской стене. Темно. Рифма к слову "темно". Поиск таблички "Спуск на собственный страх и риск". Наступаем на ухо, горло и нос собственной песне. Конец путешествия.
l

на манжетах "рубашки" -3



Понравилось : вся линия Макса и сам Макс получился вполне себе реальный и настоящий, еще хороши типажи московских таксистов.
Не понравилось: обилие персонажей-функций, средневековый театр какой-то, честное слово.
Чувак, преследующий главного героя на Мерседесе, вообще взят из учебного пособия "Как писать детектив", "Вторсыриздат", 2003.
Т.е. теоретически он должен цементировать сюжет и создавать некоторое напряжение, интригу. Но прием использован очень топорно и читатель понимает, что к чему, примерно страниц на 50 раньше героя.
Далее, не очень ясно, чем занимается главный герой. С одной стороны он называет себя архитектором, говорит, что построил несколько домов. Это позволяет ему присутствовать на разных party, что необходимо по сюжету.
С другой стороны, в момент повествования он делает внутренний ремонт какого-то магазина. Можно называть себе архитектором, дизайнером интерьеров, даже чемпионом мира в метании шарикоподшипников, но по-русски это называется подрядчик. По роду деятельности, кстати, у меня было много знакомых подрядчиков, но ни одного почему-то никогда не приглашали на party.
На ремонтно-строительном поприще у героя есть помощник Гриша. Пока герой размышляет о высоком, Гриша выполняет всю черновую работу, руководит бригадами и т.д. Делает это (по тексту) уже два года. И вдруг (после двух лет тесного общения со строителями!) Гриша, приходя домой, запирается в ванной и плачет, а потом говорит жене, что он ни на что не годится, что его держат на работе только из жалости, после чего уходит из дому. В ночь! Ах!
Естественно, герой тут же его спасает метким телефонным звонком, после чего человек-функция Гриша, кланяясь, покидает повествование.
Но сцена общения героя с пьяными строителями стоит вообще за гранью добра и зла.
Текст этой главы, есть, к счастью, в Сети, можно ознакомиться.
Итак, герой хочет узнать, какова обстановка на его объекте.
Когда на стройке дела идут хорошо, тогда на ней очень шумно, но при этом мало мусора. Здесь все было прямо наоборот. Стояла тишина, и все было завалено мусором. Отовсюду свисали провода…
Далее выясняется следующее. Работа стоит, потому что несколько дней назад у одного из рабочих родился сын, они отпраздновали это дело, и при распитии их застукал заказчик (владелец ремонтируемого помещения) и устроил скандал.
Рабочие обиделись и решили пить вместо работать. Гриша перевел молодого отца на другой объект, но не поколебал этим железной воли строителей и от безысходности начал пить с ними.
И тут на сцене появляется герой, он же - Человек, Который Решает Проблемы.
Он немедленно выясняет, что корень зла - новый рабочий - на днях устроенный в бригаду родственник Гриши. Его он увольняет, Грише делает выволочку, рабочим с барского плеча кидает "несколько купюр", заказчику хамит по телефону, молодого отца обещает вернуть в бригаду и приказывает немедленно заняться уборкой мусора.
- Да, Саша, хорошо. Прямо сейчас и займемся. А Пашку хорошо бы завтра сюда. У нас кроме него электрику делать никто не будет, – сказал Боря (бригадир).
Ах, вот почему в начале "отовсюду свисали провода" - догадывается наблюдательный читатель.
С рабочими герой разговаривает так:
Слово «короче» вы будете говорить у себя дома. Можете сказать его своим родителям, потому что они вас плохо воспитали. И «тыкать» вы будете тоже у себя дома.
А они реагируют на это так : "Он прямо-таки обалдел от этих слов. Я намеренно затронул «святую» для таких вот пафосных горлопанов тему родителей."
Все бы было хорошо, если б не напоминало известный анекдот "Товарищ Иванов, разве Вы не видите, что Вашему товарищу за шиворот льется раскаленное олово?.."
А теорию такого "интеллигентного" поведения, кажется, еще Рыбаков в "Приключениях Кроша" разрабатывал.
В-общем, ужасно наигранно и натянуто. Увы.
l

о продолжающемся сужении вселенной


В местном русскояз. журнале "Партнер" Даниил Чкония представляет стихи Марины Гершенович. С Мариной мы вместе читали стихи в Кельне в мае прошлого года, а с Даниилом ездили на экскурсии в Брюссель и Брюгге в августе позапрошлого. Хорошие были экскурсии, кстати.

Принц Отто, о котором я сегодня упоминал, провел остаток своих дней под психиатрическим надзором в замке Фюрстенрид. Нынешний садовник этого замка живет со мной в одном доме, сам замок находится в трех минутах ходьбы.