Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

l

в общем, так: подручный джона был находкой для шпиона

Вместо эпиграфа:
"Епифан казался жадным, хитрым, умным, плотоядным, Меры в женщинах и в пиве он не знал и не хотел..." (В. Высоцкий)

Из повести И. М. Шатуновского "Закатившаяся звезда" (первая публикация - "Комсомольская правда", сентябрь 1957 г.):

- О, у вас чистая английская шерсть! Почем брали метр?
Молодой человек слегка смутился:
- Видите ли, я не знаю. Отрез куплен за границей…
Девушка сжала в руках конец материала:
- Такая шерсть стоит у нас примерно триста пятьдесят рублей. Так и запишем, если не возражаете.
Молодой человек не возражал…
На улицу они вышли вместе. Молодой человек был очень словоохотлив. Через пять минут Мильда уже знала, что его зовут Фредисом, что в Риге у него квартира из трех комнат, а сам он работает заготовителем и часто бывает в командировках - в Москве и Ленинграде.
[…]
Фредис бодрился, но было видно, что без денег он чувствует себя прескверно - жить скромно он не привык. Мильда совсем охладела к Фредису, и теперь он появлялся у них дома не столько ради сестры, сколько из-за брата...
Бывший заготовитель стал пить. С «получки» Приедитис покупал пол-литра водки, и они сидели за рюмкой весь вечер. Иногда Фредис оставался ночевать. Тогда Мильда уходила к соседке, а утром принималась стыдить брата.
Приедитис пожимал плечами:
- Это же не мой знакомый, а твой.
Когда Приедитис получил задание из разведцентра подготовить себе замену, то он сразу подумал о Фредисе. Эта кандидатура показалась ему подходящей; к тому же другого выбора попросту не было.
[…]
- Вы что, Фредис, хорошо знаете Петериса Яновича Приедитиса? - спросил «Анди».
- Да, это мой друг, - ответил Фредис.- Когда я лишился работы, Петерис Янович поддержал меня. Кроме него, в Риге у меня нет ни родных, ни друзей.
- А сейчас вы работаете? - осведомился Бромберг.
- Работу по душе я найти пока еще не смог, - уныло заметил Фредис.
- Это плохо. Вам нужно поскорее устраиваться на службу. - «Анди» взглянул на часы.- Ну хорошо, Фредис, я пойду. О месте и времени следующей встречи я вам дам знать дополнительно.
- Ну зачем же нам так скоро расставаться? - простодушно сказал Фредис.-Мы еще не обо всем поговорили. Не так ли, господин Бромберг?
«Анди» сначала показалось, что он ослышался. Откуда этот человек мог знать его настоящую фамилию? Ведь и «Герберту» она была неизвестна. И вдруг «Анди» понял, что произошло что-то страшное. Он сделал шаг назад.
- Ни с места! - приказал Фредис. - Сопротивление бессмысленно. - В руках у Фредиса сверкнула сталь пистолета.
«Анди» увидел, что рядом с ними останавливаются две «победы».
- Спокойнее, господин Бромберг, - произнес Фредис, - машины поданы. Нашу беседу мы продолжим в другом месте.


Основой для сюжета повести Шатуновского стало реальное задержание сотрудниками госбезопасности засланных в Латвию американских агентов Зариньша и Бромберга. Сотрудники ЦРУ не только перевели повесть Шатуновского на английский язык, но и — что крайне любезно с их стороны — снабдили манускрипт расшифровкой псевдонимов. Таким образом, мы теперь знаем, что под кличкой "Фредис" действовал рижский слесарь Волдис Виксна, действительно завербованный агентом ЦРУ Озолиньшем в 1954 г. и получивший оперативный псевдоним AECOB-1. К несчастью для американцев — подтверждение чему мы теперь находим в другом источнике — Виксна был завербован КГБ четырьмя годами ранее.
Collapse )
l

как я провел

Друзья, большое спасибо за поздравления!

Извините, что не отвечаю каждому лично - в среду потреблял спиртные напитки, а вчера ранним утром улетел в столицу нашей ненашей родины город Берлин. Освободившись там после обеда, не стал продолжать потреблять спиртные напитки, а пошел к врачу-наркологу в бундесархив.
Времени было немного, да и вообще главной целью было посмотреть, как оно вообще работает, так что спонтанно взял посмотреть пару дел из архива восточного отдела рейхсминистерства пропаганды. Того, что искал, там не оказалось, но какие-то любопытные документы попались. Например, про спиртные напитки.

Никаких особых секретов в работе бундесархива нет, но если у кого-то есть вопросы, могу ответить.
l

профутбол

l

дорога бутылка к юбилею

Тем, что приезжающие к нам гости приобретают в качестве «подарков в Москву», удивить нас сложно. К слову, ни один еще не купил пластмассовую свиную ногу или светильник в форме Фрауэнкирхе. Зато пользуются спросом, например, часы, показывающие время в двоичном формате, или виски 20-летней выдержки. Мы пытались тактично намекать, что Мюнхен – это не совсем тот город, где виски 20-летней выдержки ужасно популярно. То есть, возможно, здесь где-то и есть благородные дома, забитые под завязку виски 20-летней выдержки, но мы в них не вхожи. А в гастрономах, в которые мы вхожи... Впрочем, неважно. В конце концов, нашлось и виски. Тут как раз приехал следующий гость и стал излагать свои желания.
- Мой шеф, - говорит, - подарил мне на 45-летие арманьяк. Да не простой, а 45-летний. Понимаете?
Мы побледнели и вжались в стену.
- Теперь ему исполняется полтинник. Моя очередь дарить подарок. Но крепких напитков он не пьет...
Мы перевели дыхание.
-...поэтому я хочу ему подарить вино урожая 58-го года.
Надо сказать, ни Знакомая Девушка, ни я не являемся экспертами по вину. Конечно, бутылками, которые мы с ней опустошили за годы совместной жизни уже можно застеклить небольшой небоскреб, но эксперт должен уметь завернуть про «мощные мускулистые танины» или что в вине «угадываются тона спелого грейпфрута, лайма и крыжовника, с нотками экзотических фруктов, аниса и белого перца». Угадываются! Да он наверняка на этикетке прочитал, подлец! Люди, которые умеют так угадывать, ходят не на дегустации, а в казино. Где не получают деньги за то, что пьют вино, а пьют вино за то, что получают деньги.
Но хотя мы и не являемся (см. выше), кое-какие представления о среднем сроке жизни добропорядочного вина у нас были.
- А он любит уксус, твой начальник? – поинтересовалась Знакомая Девушка.
Я в свою очередь высказал предположение, что купить можно все, но ... и построил образный ряд, в котором последовательно фигурировали вино, бюджет гостя, айсберг и Титаник. Гость смотрел на нас исподлобья, явно подозревая, что, стоит ему выйти за дверь, мы немедленно достанем из тайных закромов вина 58-го года и начнем в них купаться.
- Ну хорошо, - сказал я примирительно (энолог написал бы «с легкими нотками высокомерия, сочувствия и бергамота»), - давай взглянем в интернете.
И действительность немедленно влепила мне промеж глаз.
Интернет был просто завален предложениями вин урожая 58-го года. «Подарок к юбилею?» - понимающе подмигивали неисчислимые сайты. Создавалось впечатление, что люди в 1958 году занимались исключительно розливом вин и укладыванием их на хранение в долгий ящик. Мы открыли прайс-лист. Пришел черед гостя смотреть на нас с высокомерием. Самое дешевое вино 58-го г.р. стоило всего-то 80 евро. Чтобы добраться до четырехзначной цены, надо было перелистнуть страниц шесть.
- Ба-ро-ло, – прочитал гость. – Как-то не звучит, да и дешево слишком.
В итоге за 230 было приобретено бордо в комплекте с Сертификатом Подлинности и Подарочной Коробкой.

Через три дня нам его доставили. Нас, конечно, несколько смутило, что бордо, судя по адресу отправителя, все эти годы хранилось в Италии, Сертификат Подлинности напечатан на обычном принтере, а Подарочная Коробка, похоже, изготовлена на уроках труда в интернате для криворуких подростков. Зато этикетка, пусть одна, и слегка рваная, была, натурально, 58-го года, а сама бутылка, покрытая тонким, но благородным слоем пыли, пахла затхлостью, почему-то болотной. Мы переглянулись, но не стали ничего говорить гостю, ведь, если задуматься, эта была в чистом виде стратегия «win-win» (извиняюсь за каламбур). Юбиляр получил вино, которое можно пить без риска для здоровья, наш гость уважил шефа дорогим и эффектным подарком, продавец заработал около 200 евро (суммарная стоимость ординарного бордо, этикетки, амортизации принтера, аренды затхлого подвала и труда криворуких подростков вряд ли превышает тридцатник). Даже я и то оказался в выигрыше, т.к. смог записать эту историю. А то, что остался какой-то осадок, объясняется вовсе не возрастом вина, а сугубой мизантропией.
l

две истории про пиво

Году в 91-м я в качестве румяного жениха гостил у родителей невесты во Владикавказе. «Ты ведь любишь пиво?» - испытующе глядя на меня, спросил будущий тесть. – «Я прочитал в газете: у нас открылась пивоварня и при ней специализированный магазин - в ассортименте пиво четырех сортов!» (Историческая справка: в столице тогда торговали пивом унифицированного сорта «московское разбавленное», да и за тем приходилось толкаться в очередях.) Мы запаслись трехлитровыми банками и поехали за пивом. Магазин располагался на втором этаже деревянной хибары и был поделен надвое конструкцией, которая больше всего была похожа на стенку для расстрела лилипутов, но в проектной документации, видимо, проходила, как «Стойка барная, 6х0,7х1,5, кирпич». За стойкой, уперев руки в боки, стояла осетинская женщина в резиновых сапогах. Вокруг азартно поблескивали ведра, баки, реторты, разводные ключи и эмалированный чайник. Я осмотрелся по сторонам: нет ли где на стене таблички «Дом-музей алхимика, с 1918 г. водопроводчика, Фанатюка». Из стойки, хищно выгибаясь, торчало четыре крана. Ажиотажного спроса на пиво не наблюдалось, по крайней мере, до нашего прихода. «Будьте добры три литра… баварского», - попросил, изучив прейскурант, тесть, - «и три… да, жигулевского, пожалуй.»
Женщина взяла у нас банку и открыла кран. Баварское давало бодрую пену. Наполнив банку на две трети (пена как раз пошла горлышком), женщина закрыла кран, взяла эмалированный чайник и принялась доливать из него. «Какое счастливое совпадение, что в чайнике оказалось именно баварское!», - подумал я. Женщина закупорила банку и подставила под соседний кран вторую. В области пенообразования жигулевское даже давало баварскому фору. Тяжело, но безропотно вздыхая, женщина наполнила и эту банку на две трети, закрыла кран и взяла эмалированный чайник.

Недавно в Пассау посетили маленькую пивоварню «Андорфер». Тамошний пивовар – баварский мужик в резиновых сапогах – устроил для всех желающих небольшую экскурсию. Мы посмотрели на котел, в котором варится пиво, послушали про верхнее и нижнее брожение, уяснили, сколько Weißbier способно протянуть во враждебной среде, не выпадая в осадок, и узнали, что все крупные пивоварни вспенивают пиво добавлением банального белка. Надо заметить, что, исключая нас со Знакомой Девушкой, остальные экскурсанты производили впечатление законченных экспертов, для которых, по крайней мере, с этой стороны пивного крана никаких тайн не осталось. Перед экскурсией, начавшейся в полдень, они уже пропустили по три кружечки. «Есть ли вопросы?», - спросил пивовар, поглаживая розливной конвейер.
«Вы знаете», - сказал, легко покачиваясь, один из экспертов, - «я слышал, что вот это добавление белка в пиво... оно с точки зрения здоровья... особенно, кхм, мужского здоровья... не очень полезно...»
«Ну что вы», - рассмеялся пивовар, - «если пить по кружке в день, это не играет никакой роли».
«Но дело-то как раз в том, что мы одной кружкой...», - вопрошающий огляделся по сторонам в поисках поддержки, - «одной кружкой мы обычно не ограничиваемся...»
Пивовар посмотрел на него более пристально:
«После десятой этот фактор тоже не имеет принципиального значения.»
l

колонка про футбол-4

Rarely Given Answers
Суровому критику нынче не позавидуешь. Еще вчера его авторитетное мнение было востребовано, эффектно упаковано в телеящик и радиокоробку и широко расходилось как розничными партиями, так и в составе оптового бренда «Спасем родимые осины от интервенции гусиной». Теперь перед ним висит карта звездного неба, сильно засаленная от многочисленных попаданий пальцем, а на столе стоит стакан водки. Кажется, он тоже празднует выход российской сборной в четвертьфинал чемпионата Европы, но в одиночестве и сильно икая.

http://rusrep.ru/articles/2008/06/20/sweden/
l

профутбол-4 (архивное)


Как патриот, я, конечно, не мог пройти мимо Подвига Судьи Иванова. За три недели песенка утратила актуальность, но что поделаешь...

Я живу не тужу - по себе не сужу,
и другим не прощаю промашки.
Не толпись, подожди, я вам всем покажу,
что лежит в моем верхнем кармашке.

А у меня в кармашке
не лепестки ромашки,
не сочиненья классика,
а жолтинькая с красинькой.

Слышу зрительский гуд, а навстречу бегут
паулета какая-то с куйтом,
строют зверские рожи, наверное, ждут,
что я сдрейфю от страха? Напрасно!
Эх, уйти б на покой, да присесть над рекой
и удить пескаря и сазана...
Ну куда ж ты несешься с прямою ногой,
кривоногая ты обезьяна?

Ведь у меня в кармашке
не мятые бумажки,
не оптика, не часики,
а жолтинькая с красинькой.

А засранцы бузят, по траве егозят,
им чихать на мои реприманды...
И я, впав, раззадоренный, в некой азарт,
впортугалил по самые гланды.
Рассупонился запад, сотрясся восток,
и закончилось пиво в шалмане...
А я жог сколько мог, дав последний свисток
весь в поту, но без фигу в кармане...

В нем больше нет бумажек
и лепестков ромашек,
ни оптики, ни классики,
ни жолтинькой, ни красинькой.
l

горки: пендлинг


Маршрут Куфштайн (480 м) - Пендлинг (1565 м). Время в пути: 6 часов. Сложность: средняя. Где-то до отметки 1100 м ненапряжный лесной подъем - видов никаких, зато прохладно. Остаток резко, практически лестницей, вверх. Вид сверху совершенно обалденный. Рекомендую.

Вид на Пендлинг с куфштайнского вокзала. Домик на вершине - пивнуха.



Мы приближаемся, а пивнуха удаляется. Про этот феномен писал еще ЖюльВерн в "Пяти неделях на воздушном шаре".



Поднялись до 1000 м и зашли с тылу. Пивнухи больше не видно.



Зато видны Пейзажи.



Река Инн. Сухостой в левом краю кадра несет художественную нагрузку.



Север.



Запад.



Юг.



Восток. Куфштайн, над ним горные цепи Кроткий Кайзер и Буйный Кайзер.



Кроткий Кайзер. Видна тропинка, по которой мы ходили на Науншпитце.



Буйный Кайзер.



Знаки.



Пиво!

l

наша первая горка



Честно говоря, залезать на гору мы не собирались. Во-первых, у нас не было подходящей обуви, во-вторых за окном кафе в Кохель-ам-Зее, в котором мы завтракали, моросил унылый дождик. Маршруты требовали координации движений и твердости шага, а мы вместо них взяли зонтики и пакет с яблоками. Тем удивительнее, что после завтрака мы обнаружили себя бодро шагающими по горной дороге. Из Кохеля, находящегося на высоте 600 метров над уровнем моря, вверх ведут два основных маршрута, причем до отметки 1000 метров они совпадают, а затем расходятся - один налево к горе Рабенкопф (Воронья башка, 1559 м), а один направо к горе Йохберг (Седло, 1567 м). Мы осознанно свернули к Йохбергу, потому что

1) оттуда открывается вид не только на озеро Кохель, но и на расположенное над ним озеро Вальхен
2) недалеко от вершины там наливают пиво

Дорога заметно сузилась и встала на дыбы. По пути мы обогнали нескольких улиток.



Кстати, я нахожу чрезвычайно несправедливым тот факт, что об улитках, взбирающихся на гору Фудзи, знают все от мала до велика, а вот улитки горы Йох обделены вниманием широкой публики. Между тем ползут они столь же целеустремленно.

Обойдя улитку на три корпуса, мы наткнулись на протянутую поперек дороги веревку. Больше всего она была похожа на финишную ленту, хотя до финиша было еще далеко. Мы попытались уловить посланный нам хозяином веревки мессадж. Получилось так: "Проход закрыт!". (Позже выяснилось, что мессадж мы уловили совершенно правильно, только он был адресован не нам, а пасшимся в лесу коровам). Мы почесали репы и решили не лезть на рожон, потому что подходящей для горовосхождения обуви у нас все еще не было. Карта показывала, что существует путь в обход, всего лишь раза в три длиннее. Мы немедленно легли на курс. Обход оказался уже не широким проселком, а узкой тропинкой над склоном, меняющим свой угол от 45 до 80 градусов. Тропинка была оснащена знаком сертификации "via Alpina", что я перевел с ходу, как "альпийская тропа". Это неправильный перевод. Правильный: "Здесь легко наебнуться". Тропинка петляла по лесу, и по пути мы познакомились с одной милой семейной парой саламандр.



К нашему разочарованию, когда до выхода на основную трассу остались считанные метры, нас опять остановила веревка (По мнению Знакомой Девушки, это опровергает версию о пасущихся коровах, потому что ни одна корова, пребывая в здравом уме и трезвой памяти, на такую via Alpina не полезет).
Тут нас разобрало. Когда не хочешь взбираться на гору по своей воле - это одно. Но когда тебя туда настойчиво не пускают...

Мы опять вернулись к развилке и повернули теперь налево - к Вороньей башке. Проселок скоро закончился, но после тренировки на via Alpina смутить нас это уже не могло. Преодолев горный ручей, по пересохшему руслу другого ручья мы забрались на отметку 1340 м. Вид оттуда открывался примерно такой.



А вот на этой фотографии видно место, где внизу заканчивается дорога.



На лугу стояла необитаемая ныне хибара, в которой когда-то любил бывать знаменитый экспрессионист Марк Франц Франц Марк. Из соседнего Мурнау к нему приходил Василий Кандинский, художники любовались пейзажем и размышляли о голубом всаднике. Недаром на знаменитой картине Марка "Маленькие голубые лошади" изображены те же горы, что и на вышеприведенной фотографии.



Несмотря на бесспорное художественное значение хибары, пива в ней не наливали. Пришлось идти дальше, хотя силы были на исходе, не говоря уже о подходящей обуви. Глубоко внизу паслись коровы.



Казалось, что до вершины (на ней едва заметен крест) рукой подать.



Картинка обманчива, потому что за милыми елочками на переднем плане спряталась пропасть. Эти последние метры я прошел один, держа в зубах фотоаппарат. Объяснить, зачем я туда лезу, я бы себе не смог. Что-то вроде зова предков. Наверно, я все-таки произошел от обезьяны. Тропку размыло дождем, ноги скользили, но организм переключился в какой-то автоматический режим, так что даже испугаться толком не получилось.

Вот он, этот крест, теперь вблизи.



А вот вид с вершины на лежащий в тысяче метров внизу Кохель и озеро.



То же, чуть покрупнее.



Это самое предгорье Альп, поэтому видна равнина, плоская, как шутка, которая не вошла в это предложение.



Озера Вальхен с вершины, к сожалению, не видно, потому что его закрывает гора Седло. Но на этой фотографии, сделанной уже на обратном пути, его можно разглядеть, как узенькую голубую полоску в просвете между деревьями.



На обратном пути Знакомая Девушка также засняла испражняющегося слизня. Но щадя эстетические чувства читателей, я не буду показывать эту картинку. Покажу просто слизня, а уж остальное вы сами додумайте.



КОНЕЦ.