Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

l

к новой жизни или снова раннее творчество тов. зыкова

см. также много всестороннего материала по ряду вопросов или раннее творчество тов.зыкова

Вестник нового мира
– Ты побеждена, природа!
Видишь? – Вон реет, забираясь в твои неприступные выси могучая птица...
Она таранит своим стальным телом твою грудь, бесстрашно врезается в перистые облака.
Ты побеждена, природа!
Эта птица – создание рук человека.
Слышишь как гудит пропеллер? – Он поет победную песнь, песнь торжества силы и разума над насилием, темнотой и невежеством...
Глядите и вы, – служители вымышленного бога!...
Каждый взмах могучих крыльев гигантской птицы разрезает сотканную вами паутину лжи и невежества!
Смотрите и бойтесь!...
Ваш дряхлый бог, в которого вы сами не верите, потерял свой последний кусок славы...
Он побежден!...
В его царство – заоблачную высь пробралась могучая птица из стали и аллюминия.
Ты побежден ненавистный бог угнетателей...
Пытливый ум управляет птицей. Он возвестит твое поражение, он на весь мир прокричит о вековой лжи слюнявых служителей церкви!...
* * *
Дрожи старый мир насилия, тунеядцев!...
Этот стальной орел несет яркий флаг.
Ты видишь его цвет? – Он напоен лившейся из века в век, кровью рабочих и крестьян.
Посмотри на рисунок его могучих крыльев.
Ты бледнеешь? – Да! На них пятиконечные звезды с эмблемой царства труда – серпом и молотом.
Да! Бледней, трясись, как трясется порочный старик, перелистывая перед смертью страницы прожитой жизни.
* * *
Старый мир! – Твоя карта бита!...
Так оберегаемая тобой наука, стала достоянием рабочего класса.
Воздушным кораблем управляет могучий великан с мозолистыми руками.
Он теперь знает все и не верит больше твоим лживым бредням.
Он создал на страх тебе эту птицу.
Он создал ее, не доедая, не досыпая, на свои скудные средства.
И творя, он посылал тебе проклятья, о, гнилой старый мир!!
Имя этому великану – р а б о ч и й.
Слышишь, что гудит пропеллер?...
Он поет свою победную песню.
– Тысячи стальных птиц покроют синее небо!...
– Они черной тучей взовьются над миром насилья!...
– Прочь с дороги, темнота, невежество и угнетенье!
– Рассыпься старый мир!
– Вечно могучий, вечно прекрасный новый мир, мир труда и справедливости выслал своих вестников в лазурное поднебесье, чтобы возвестить всей вселенной, что он – мир счастья – родился.
Н.Я.
"Наковальня", Екатеринослав, 16.09.1923

Collapse )
l

три документа о скоропадском-младшем

I.
Семья Скоропадских.
М[исте]р Сергиус Шемет
19.3.45
Меморандум.

Настоящим я испрашиваю у швейцарских властей предоставить моей семье, состоящей из шести человек и до сих пор проживающей в Германии, разрешение на въезд в Швейцарию и пребывание в Женеве у д[окто]ра Пьера Ковалива (Ла Шапель-сур-Каруж, Женева), соотечественника и нашего старого друга, на условиях, которые позволят им переселиться в Англию, Канаду или любую другую страну в Европе или Новом Свете. Этот запрос весьма срочен, так как нынешние условия жизни в Германии столь быстро меняются в таком направлении, что ставят под вопрос само выживание моих престарелых родителей и всей семьи в месяцы, предшествующие полному разгрому Германии, а также после того, как он произойдет.
В то же время я испрашиваю аналогичное разрешение на въезд в Швейцарию для м[исте]ра Сергиуса Шемета, секретаря моего отца на протяжении более 25 лет. Ему около 67 лет и из-за тесных уз, которые связывают его с нашей семьей мой отец не сможет его бросить.

Ниже приводятся детали, необходимые для осуществления запроса:
Мой отец Павел Скоропадский, бывший генерал русской царской армии, был в 1918 году избран Гетманом Украины. Моя мать, Александра Скоропадская, дочь генерала Петра Дурново, бывшего губернатора Москвы.
Скоропадские принадлежат к древнему украинскому роду, всегда занимавшему видное место в украинской политической жизни. Уже в начале 18 столетия Иван Скоропадский был Гетманом Украины.
Служа Русской Империи — как и многие украинцы после Полтавской битвы 1709 года, в которой украинцы потерпели сокрушительный разгром от Петра Великого — Скоропадские всегда сохраняли тесную связь с украинским национальным движением, которое получило новый импульс в середине прошлого столетия, большей частью под влиянием западных демократических идей. В начале революции, в 1917 году, Украина порвала с Россией. Первое правительство Украинской Республики — Центральная Рада (или Совет) — в начале 1918 года заключило с немцами Брест-Литовский мирный договор (параллельно с одноименным договором, заключенным между Центральными Державами и Советским правительством) и вскоре после этого пригласило немецкую и австрийскую армии войти на территорию Украины, чтобы помочь поддерживать на ней порядок. Однако, это правительство вскоре утратило популярность среди масс украинского крестьянства в связи с его нерешительной политикой, склонявшейся к социализации земельных владений, и из-за его слабости в подавлении распространяющейся анархии. В апреле 1918 года его сменило правительство во главе с моим отцом — создателем первого армейского корпуса Украинской армии — которого более чем восемь тысяч крестьянских делегатов со всех уголков Украины избрали Гетманом. В течение восьми последующих месяцев новому правительству требовалось решить очень сложные задачи: с одной стороны создать администрацию, финансы, национальную экономику, транспорт и пр. для нового юного государства, а с другой стороны предпринять шаги по защите границ Украины, которым угрожала, в первую очередь, большевистская Москва. Все это и в особенности задача организации Украинской национальной армии крайне затруднялось присутствием немцев и австрийцев, которые с недоверием относились к возможности возникновения из революционного хаоса сильной и национально-мыслящей Украины, ведущей собственную международную политику. В то же время Гетманское правительство должно было выполнять обязательства перед Центральными Державами, взятые на себя прежним правительством Центральной Рады.
Collapse )
l

"к конечному торжеству добра и любви" (письмо н. снессарева ф. нансену)

[20 сентября 1922 г.]
Фритьофу Нансену
Лига Наций
Милостивый Государь,
Судьба вознаградила Вас за Ваши труды на пользу науки и человечества, возложив на Вас высокую миссию признанного всем миром защитника угнетенных, обиженных и страдающих.
Поэтому мне кажется, что к Вам могут обращаться за защитой не только организации и группы, но также и частные лица, если они сознают, что их человеческое право нарушено и их безвинно и бесполезно, грубо несправедливо заставляют страдать.
Если это так, и я не ошибаюсь, считая Вас действительно защитником справедливости, я прошу Вас выслушать мою жалобу.
Я – русский. Моя фамилия – Николай Снессарев. Мне 64 года, и я профессиональный журналист, в течение более 40 лет. Первое время в русских разных изданиях и последние 25 лет до 1912 года исключительно в самой большой русской газете Новое Время в Петербурге. За все 40 лет я писал исключительно по спорту, охоте, рыбной ловле, городской хронике и фельетоны бытового характера. Никогда за всю мою жизнь я не написал ни одной строки по политическим вопросам, как внутренней, так и внешней политике. Я органически ненавижу политику, никогда ею не интересовался и считаю ее главным тормозом в поступательном движении человеческого развитья и главным злом в человеческом общежитьи.
Я работал очень много. Был секретарем газеты, имел личное состоянье и зарабатывал ежегодно крупную [сумму]. Очень давно я полюбил Финляндию, ее природу и народ и проводил там все время отдыха, охочась и ловя рыбу. Мои фельетоны о рыбной ловле в Финляндии были переведены на немецкий и шведский языки. Двадцать два года тому назад я купил кусок дикой земли в Выборгской губернии на озере Молоярви, построил дом, поселил там жену и с тех пор постоянно стал жить в Финляндии три дня из недели.
Весь свой заработок в России я тратил в Финляндии и за двадцать лет жизни я с женой создали из дикого куска леса высоко культурный уголок. Здесь у нас родились две дочери и здесь мы спокойно жили.
В 1912 году умер издатель Нового Времени Суворин. В том же году я навсегда покинул Новое Время и организовал собственное газетное дели, но не успел его осуществить, ибо началась война. Пять моих родных братьев все пошли на войну. Я старший не счел себя в праве оставаться праздным и после 35-летней отставки поступил вновь на военную службу в чине подпоручика. В виду моих преклонных лет я не был отправлен на фронт, а назначен Старшим Военным цензором Выборгской крепости и в этой должности пробыл до революции. Все мои пять братьев были во время войны убиты и из всей семьи остался я один.
Когда в 1917 году разразилась революция, я оставил службу и навсегда безвыездно поселился в своем имении в Финляндии. Я жил только с женой и двумя дочерьми, без прислуги, а как обыкновенный крестьянин своим личным трудом.
Началась междуусобная война в Финляндии. Она происходила кругом нас, но нас не затронула. После победы белых, в мае 1918 года я был арестован у себя в имении и приговорен к расстрелу за мое участие в Новом Времени, враждебно относившемуся к финскому сепаратизму. Но своевременное вмешательство моей жены спасло меня от расстрела. Началось огульное преследование русских, и мне было объявлено, что я не могу остаться в Финляндии как бывший сотрудник Нового Времени. Я отлично понимал остроту момента и поэтому мы продали всю движимость и в октябре 1918 года уехали в Англию. Здесь мы прожили 4 года и дали образованье своим дочерям.
Но конечно, и я, и вся семья тяготели к своему углу, который мы создали и к которому навсегда привязалось сердце как к родине. Кроме того оставшееся именье является последним состояньем моей семьи, до сих пор не пользовавшейся ни одним пенсом общественной какой-либо помощи. До сих пор из жалких оставшихся средств мы аккуратно платили все налоги за именье и все сборы. В течении 1920 и 1921 года я напрасно хлопотал о возвращеньи в именье. Нас не пустили. Весною этого года жена подала просьбу Президенту Финской Республики и меня пустили для устройства дел. В течении такого короткого срока я, конечно, не успел сделать все, что надо, и когда миновал срок визы 3 сентября этого года Выборгский губернатор Реландер в 24 часа выслал меня из пределов губернии, хотя ему точно было объяснено, что такое его распоряженье разоряет всю мою семью.
В чем же состоит мое преступленье.
В чем я могу угрожать спокойствию Финляндии и Выборгской губернии. Только в том, что я был сотрудником русской большой газеты, враждебно[й] финскому сепаратизму. Что я покинул эту газету десять лет тому назад, и что я двадцать лет жил в Финляндии и что лично не написал строки, враждебной Финляндии – не принималось во вниманье.
Милостивый государь.
Революция в России лишила меня там крупного состоянья, но я не жалуюсь на это. Я считаю это в порядке вещей и может быть и справедливым даже в широком пониманьи причин и целей народной революции.
Я не жаловался, когда весной 1918 года меня хотели расстрелять в Финляндии за то, что я был сотрудником враждебной русской газеты. Я понимал, что в угаре междуусобной войны, в ослеплении политической ненависти возможны всякие эксцесы, как бы несправедливы и нелепы они не были. Но я возмущен до глубины души теперешней нелепой и не[o]правдываемой ничем несправедливостью Финляндского правительственного чиновника, т.е. Выборгского губернатора Реландера.
Ведь Финляндия гордится своей принадлежностью к культурнейшим странам Европы, гордится своей законностью и уваженьем к человеческому праву. Называет себя передовым, демократическим даже государством. Неужели Правительство такого Государства может мстить частному лицу за то, что десять лет тому назад это лицо работало в газете враждебной Финляндскому сепаратизму.
Такая месть со стороны Государства частному лицу абсурдна сама по себе. Но она является уже вопиющей несправедливостью, если обрушивается на человека безусловно невинного и непричастного к тому, что вызвало подобную месть. В данном же случае эта месть разоряет не только меня, но и всю мою семью, имеющую законнейшее право на Финляндское подданство, т.е. не на преследование, а наоборот на защиту и помощь.
Милостивый государь.
Я понимаю, что в теперешнее ужасное время потрясения всех моральных принципов, время, когда быть может начинается крушенье одной формы человеческой цивилизации и замены ее новой, интересы отдельной человеческой семьи тонут как песчинка в океане массовых страданий и несправедливостей.
Но значит ли отсюда, что не надо помочь одной песчинке только потому, что нет человеческой возможности помочь всем.
Я убежден, что это не так. Сила добра и любви, которая неуклонно руководит миром и ведет его неизбежно к конечному торжеству добра и любви, питается и вечно поддерживается именно отдельными песчинками проявленного добра. Поэтому человек должен делать добро вежде и всюду, где он может. Лично я придерживался этого принципа всю мою жизнь.
Поэтому я к Вам и обращаюсь. И это не трудно для Вас. Может быть, достаточно Вашего слова, и несправедливое преследование меня и моей семьи прекратится также внезапно, как и началось.
Как это сделать практически, Вы, конечно, лучше меня знаете.
Я писал Вам только одну правду. Так, как дело со мной обстоит, без малейшего сокрытья чего-либо дискредитирующего меня из всей моей сорокалетней газетной работы. В частности против Финляндии в каком бы то ни было смысле я не написал ни строки. Напротив. Кроме сердечно[й] и живой симпатии к финской природе и финскому народу я никогда ничего не имел. Поэтому-то несправедливость ко мне особенно для меня мучительна.
Мне кажется, что если бы Вы послали это мое письмо в одну из Гельсингфорских газет с Вашей просьбой его напечатать, то, конечно, его напечатают. Я уверен, что этого будет д[o]вольно, чтобы я и моя семья были допущены в Финляндию опять беспрепятственно.
Collapse )
l

утратили правильный взгляд на положение вещей

Продолжая тему браков граждан рейха с иностранцами. Документ восточного министерства весны 1944-го. Текст - яркий образчик юридического мозголомства, предупреждаю честно.
Collapse )
l

tote auf urlaub

Некоторые детали биографии известного немецкого коммуниста Макса Гельца (1889 - 1933)

14.03.1930 - женитьба на Ольге Голубчик (1911 г.р.)
29.12.1930 - женитьба на Елене Серебровской (1915 г.р.)
21.06.1932 - женитьба на Ариадне Пугавко (1916 г.р.)
15.09.1933 - утонул в реке Ока
l

абдулла и гретхен, драма в трех документах

Рейхсминистерство оккупированных восточных территорий
Старший правительственный советник д-р Ветцель.
Берлин, __ марта 1944
Кому: верховному командованию вооруженных сил
Берлин, W15 Тирпицуфер, 72-76
Тема: Отпуск служащих туземных добровольческих соединений в рейхе.

Мне сообщили, что не так давно какой-то якобы отдел тылового обслуживания вермахта выступил с инициативой, что немецкие служащие вермахта должны, отправляясь в отпуск домой, брать с собой отдельных представителей туземных добровольческих соединений, сражающихся на востоке на нашей стороне. У меня нет информации действительно ли подобная инициатива исходит из ведомства, относящегося к вермахту. Считаю, однако, воплощение в жизнь упомянутой инициативы неприемлемым. Нет ни малейших возражений против того, что данные туземные добровольцы проведут свой отпуск в рейхе в общем лагере или, возможно, в санатории вермахта. Но ни в коем случае они не должны размещаться в немецких семьях. Иначе возникнет немалая опасность того, что между данными чужеземцами и немецкими женщинами возникнут связи. Так как подобные связи нежелательны из национально- и расово-политических соображений, следует ожидать падения боевого духа добровольцев, если немецким женщинам будет запрещено общение с ними.

Поэтому я прошу Вас связаться по этому вопросу с генералом восточных войск и позаботиться о том, чтобы во время отпуска данных добровольцев в рейхе, не происходило бы поселения их в немецкие семьи. Я сообщил об этом деле в партийную канцелярию.

Был бы Вам признателен, если бы Вы сообщили мне о принятых Вами мерах.
Ветцель.
Collapse )
l

4.07.


10 лет со дня свадьбы.
Рифма: знать бы.
Неслучайное слово из этого поста: соломка.