Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

l

достаточно было громко ударить по столу

Меня попросили прокомментировать интервью М.С. Солонина "Новым известиям". Все интервью я комментировать не буду, только один, но очень показательный пассаж.

Предварительное замечание: есть историки, которые работают с документами, а есть историки, которые работают с массовым бессознательным. К сожалению, в сегодняшней России гораздо популярнее вторые, причем это касается как сталинистов (в большей степени), так и антисталинистов (в несколько меньшей степени).

М.С. Солонин как раз яркий пример историков второго типа, он не знает немецкого языка, что, разумеется, весьма ограничивает его возможности по работе с источниками, зато он знает, какие тезисы понравятся его аудитории. И вот в интервью читаем:

"Фашистская Германия с самого начала была крайне агрессивным государством. Безусловно, она была нацелена на войну, на агрессию, на захват. Однако же, как говорится, «бодливой корове Бог рогов не даёт». Германия была связана по рукам и ногам ограничениями Версальского договора, который запрещал ей иметь военную авиацию, артиллерию крупных калибров (максимум 105-мм), накладывал жесткие ограничения на количество пушек, количество снарядов, на численность вооружённых сил (максимум 10 дивизий). Для сравнения: у Сталина на начало второй мировой войны было 150 дивизий, а у французов - 80. Поэтому только в 1935 году, после того как нацисты, захватившие власть, заявили, что они больше не считают себя связанными условиями Версальского договора, началось строительство германских Вооруженных сил.
[...] к концу 30-х годов по количеству дивизий Красная армия превосходила любую европейскую армию, а по числу танков и самолётов она превосходила армии Англии, Франции и Германии вместе взятые. Гитлер как ни старался, но догнать Сталина в столь короткий срок не смог.
Наряду с количеством, не забудем и про качество. На момент начала Второй мировой войны больше половины танкового парка вермахта составляли легкие танкетки с пулеметным вооружением [...]
Обладая такой подавляющей военной мощью, Сталин мог даже и не вступать в войну - достаточно было громко ударить по столу, и Гитлер не посмел бы напасть на Польшу.
"

К сожалению, интервьюируемый живет в имажинарном мире Великого Сталина, которого Все Боятся, и не имеет совершенно никакого представления об устройстве нацистского государства и его расовой доктрине или, возможно, считает, что это доктрина была искусственным образованием типа сталинской конституции. Нет, немцы действительно смотрели на восток сверху вниз и количество танков тут было совершенно второстепенным, тем более что военная разведка немцев в отношении СССР была очень поверхностной и недостаточной.

Как можно прочитать в крайне познавательной книге (историка, работающего с документами) Р.-Д. Мюллера "Враг стоит на востоке" вермахт уже в 1938-39 гг. считал войну с СССР возможной и выполнимой задачей. Согласно генштабовскому анализу возможного нападения СССР от ноября 1939 года: "Красная армия отважится выступить против Германии только в случае тяжелого поражения вермахта на других фронтах. Для этого она располагала примерно 80 дивизиями и ввиду плохой оперативной подготовки командования была в состоянии осуществить лишь несложную операцию."
Далее Мюллер пишет: "Поскольку эффективность Красной армии расценивалась как крайне низкая, то не было никаких сомнений в том, что Германия в случае необходимости сможет ответить на эту чисто гипотетическую опасность собственными ограниченными военными силами...
Представление о Красной армии с началом [Второй мировой] войны нисколько не изменилось, а напротив, благодаря встрече с советскими войсками в Восточной Польше и по результатам войны с Финляндией была подтверждена прежняя оценка: неподготовленный командный состав, «слегка прикрытое азиатское поведение», простой солдат — непритязательный и тугой на ум. В данном случае интересно не столько предположение, что речь идет о традиционном чванстве офицеров германского Генерального штаба, которое привело к опасной недооценке Красной армии, сколько то, что немецким ответственным офицерам в качестве трофеев достались документы Генштаба польской армии, и в них была найдена аналогичная оценка, которую использовали в подтверждение немецкой. Независимо от моральной оценки противника на Восточной кампании, например, фатальным образом сказался тот факт, что от германских разведслужб ускользнуло наличие у Красной армии танка Т-34
."

Далее в интервью М.С. Солонин и вовсе приводит в качестве аргумента давно разоблаченную фальшивку о "речи Сталина от 19.08.1939" (автором которой предположительно является женевский эмигрант Харитон Шавишвили или близкие ему круги), но давайте опустим над этим занавес милосердия.
l

к вопросу о панталонах фисташкового цвета

Уваж. berezin спрашивает об источнике документа о похождениях маршала Булганина:
Маршал Булганин в ночь с 6 на 7 января 1948 года, находясь в обществе двух балерин Большого театра в номере 348 гостиницы "Н", напившись пьяным, бегал в одних кальсонах по коридорам третьего и четвертого этажей гостиницы, размахивая привязанными к ручке от швабры панталонами фисташкового цвета одной из балерин и от каждого встречного требовал кричать "Ура маршалу Советского Союза Булганину, министру Вооруженных Сил СССР!". Затем, спустившись в ресторан, Н.А. Булганин, поставив по стойке смирно нескольких генералов, которые ужинали там, потребовал от них "целования знамени", т. е. вышеуказанных панталон. Когда генералы отказались, Маршал Советского Союза приказал метрдотелю вызвать дежурного офицера комендатуры со взводом охраны и дал команду прибывшему полковнику Сазонову арестовать генералов, отказавшихся выполнить приказ. Генералы были подвергнуты арестованию и увезены в комендатуру г. Москвы. Утром Маршал Булганин отменил свой приказ.

Служба утерянных цитат отвечает: по нашим данным, цитата была впервые опубликована 29 января 2007 года Владимиром Николаевым на его странице на сайте Проза.Ру.
В оригинале она сопровождалась "ответом Сталина", который при дальнейших перепечатках был утерян.
Владимир Николаев - плодовитый автор, сочинитель множества стихов, рассказов, юморесок и эротических миниатюр.
Однако, в данном случае он вполне честно поместил миниатюру про Булганина в раздел похожих псевдодокументальных рассказов, которые озаглавил "Байки, высосанные из пальца", по соседству с другими миниатюрами, например, об организации из членов ЦК ансамбля песни и пляски народов СССР под руководством Н.И. Ежова в составе М.И. Калинина - балалайка, С.М. Буденного - гармонь, Л.М. Кагановича - художественный свист, Н.И. Бухарина - гитара и М.Н. Тухачевского - фортепьяно.

Таким образом, вопрос происхождения цитаты прояснен, теперь осветим вкратце ее триумфальный путь к славе. Началось все, конечно, с блогов и форумов.
В феврале 2009 г. "цитату" перепечатали usurero и viking_nord, в августе 2010 г. nomina_obscura (Е. Просвирнин), что добавило ей популярности. К 2015 году она дошла до газет. Евгений Черных поместил ее в статье "Сталинский маршал заставлял генералов целовать панталон балерин" в газете "Комсомольская правда" (там было добавлено, что писатель Г. Соколов нашел этот документ "в архивах Лубянки", где ему "не разрешили его сфотографировать, но позволили наговорить на диктофон"), а полугодом позже Александр Головков использовал ее в статье "Зигзаги судьбы Маршала Победы" в издании "Частный корреспондент".

В 2017 году настал черед книг, где цитата использовалась на полном серьезе, без ссылки или с ссылкой на публикацию в "Частном корреспонденте": В. Кузнечевский "Сталин и «русский вопрос» в политической истории Советского Союза. 1931–1953 гг.", он же "Сталин. Феномен вождя: война с собственным народом", Г. Соколов (см. выше) "Шпионаж и политика. Тайная хрестоматия", А. Громов "Нарком Берия. Злодей развития", А. Ушаков "Утомленные вином".

Разумеется, не прошло мимо и издание "Дилетант", славящееся тем, что без него не обходится ни одна лужа. Отличился Тихон Дзядко, будущий, как сообщает Википедия, главный редактор телеканала "Дождь".

Напоследок отметим, что успех цитаты обусловлен помимо прочего ее универсальностью: она легко вписывается как в антисталинский, так и в просталинский (в котором Булганин - участник заговора против Вождя) дискурсы.
l

статья про лискова в нг

Сегодня с утра с удивлением обнаружил в "Новой газете" статью "Спасти СССР", написанную обозревателем Новой Газеты Алексеем Поликовским.

Не обсуждая журналистские достоинства статьи (их нет), не проводя фактчекинг (редакторов в "Новой газете", похоже, сократили, поэтому перлы про отлет советского самолета 30 июня из Львова проходят, как говорится, in puris naturalibus) и не обсуждая широту взглядов автора статьи (который одновременно обвиняет Сталина и в том, что тот содержит стукачей и прихлебателей из Коминтерна и в том, что хочет их распустить), отмечу с прискорбием, что вся вторая половина статьи, начиная со слов "Возникает вопрос, откуда нам все это известно" и заканчивая словами "что он лже-Димитров и фашистский агент" цельнотянута с моей публикации 2011 года.

Частично это происходит в форме вольного пересказа (при этом автор статьи так пытается вжиться в образ перебежчика Лискова, что даже находит оправдание его антисемитизму), частично в форме цитат.
Бойкий автор режет материал прямо с подметками - так ни в одном из цитируемых первоисточников не сказано, что тов. Зогера звали на самом деле Кассим Хасан Ахмед Аль Шек, это сказано только в моем комментарии и это появляется в тексте статьи. Слова "изоляции перебежавшего в ночь на 22 июня немецкого дезертира Лискова за его подрывную деятельность и потому, что он чрезвычайно подозрителен" не встречаются в таком виде в дневнике Димитрова, это мой обратный перевод с немецкого и тем не менее автор статьи использует их в закавыченном виде.

Разумеется, я задал вопрос самому автору статьи. Его ответ можно прочитать здесь.

Update 26.06: Достигнут компромисс.
l

со всей любовью и в полную силу на благо ссср: письмо к.и. альбрехта н.с. хрущеву

В качестве своеобразного эпилога к биографии Карла Ивановича Альбрехта публикую его письмо Н.С. Хрущеву с просьбой о реабилитации (благодарю высокочтимого lucas_v_leyden за возможность ознакомиться с источником).

Карл И. Альбрехт
член Союза по защите
немецких писателей.
Перевод с немецкого
Тюбинген-Букенлоб [Букенло], 11 июля 1957 г.
Никите Хрущеву,
Москва, Кремль

Многоуважаемый Никита Хрущев!
В течение 10 лет – с 1924 по 1934 – я честно служил руководимому Вами движению и Советскому государству. Люди, которых вы теперь разоблачили в Ленинграде перед всей мировой общественностью как врагов человечества и пригвоздили их к позорному столбу, бросили также и меня в подвалы ОГПУ в 1932 году. Только вмешательству Серго Орджоникидзе и моей политической учительницы Клары Цеткин должен я быть обязанным, что я не был тогда расстрелян как якобы шпион, а после 18 месяцев тюремного заключения в ГПУ – Лубянка – помилован. Со своим ребенком я вернулся в Германию и попал здесь в гитлеровские тюрьмы. Затем я в качестве инженера по лесному делу уехал в Турцию и позднее в Швейцарию. Так как сыщики Берия покушались на мою жизнь, я написал в Швейцарии книгу "Преданный социализм", которая за годы 1938-1945 была издана в количестве 2 млн. экземпляров. Я написал эту книгу, потому что я хотел обратить внимание Сталина и тогдашних властителей Кремля на ужасы жизненного существования честных социалистов и людей в СССР и тем самым хотел сделать им предложения об изменении. В войну 1941-45 гг. Я помогал многочисленным русским угнетенным людям – военнопленным, восточным рабочим и людям, находящимся под гнетом оккупации и многим смог спасти жизнь.
Все что я сделал, Вы можете увидеть в моей книге, появившейся в 1954 г. и направленной Вам и Н. Булганину через посольство СССР в Париже и Бонне в 1954 и 1955 гг. Это была только моя любовь к людям Востока, к русским соотечественникам, которые мне никогда не делали ничего злого, а наоборот только хорошее. Берия я никогда не относил к русским людям.
Начиная с 1954 г. я стараюсь получить разрешение еще раз посетить все те места, а также и тюрьмы, в которых я провел 10 лет своей жизни. Лично Вам, Никита Хрущев, адресованном письме я просил о полной реабилитации. Ибо я применил всю свою силу для строительства советского государства как отечества всех трудящихся. Уже в 1938 [1928] г. в Москве появилась моя первая инженерно-техническая книга по моей специальности "Рационализация и механизация лесозаготовок и вывозки леса", в 1930 году появился используемый во всех лесных институтах учебник "Реконструкция и рационализация лесного хозяйства" и вместе с этим большое число научно-технических специальных статей и специальных брошюр, которые касаются рационализации лесного хозяйства и его реорганизации.
Никита Хрущев!
Я знаю вашу большую работу и большие достижения и знаю, что за трудности Вы должны были преодолеть, чтобы добиться своего. Вы остались в живых на счастье русского народа и всего человечества – так как я знаю, Вы хотите мира и благополучия народам СССР, как и всего трудящегося человечества.
Я искал другие пути после того, как невинным образом был раздавлен и почти уничтожен теми же силами, которые Вы сегодня, наконец, искоренили из руководства Советского Союза. Сегодня мне 60 лет – то есть у меня достаточно возраста и зрелости, чтобы суметь сделать выводы из моей жизни. Я как и прежде являюсь социалистическим писателем и непоколебимым борцом за прочную дружбу немецкого народа с советским народом.
Моя просьба к Вам, Никита Хрущев:
В настоящее время я пишу новую книгу: "Война или мир – мир на перепутье". У меня к Вам большая просьба дать мне разрешение вновь посетить все те места, с которыми я познакомился за 10 лет моей совместной борьбы в СССР: там я хочу сделать сравнение и путем фотографирования установить, что сегодня пришло на место старого. Я хотел бы сделать эти съемки на узкой пленке, записать много разговоров на пленку. А потом я хочу все это включить во II том о СССР и вместе с тем сообщить на крупных собраниях в Западной Германии о том, что я видел. Свыше 10 млн. немцев читали мои книги, слушали мои выступления по радио и на собраниях.
Я обязан говорить только правду, отныне опубликовывать факты и нести их в круги немецкого народа, которые сегодня все еще ослеплены и под влиянием лживой пропаганды идут по опасному пути.
Я глубоко убежден, что я обязан выполнить эту публицистическую задачу. Немецкий народ поверит мне больше, чем какому-либо другому корреспонденту, так как я несказанным образом страдал в тюрьмах ГПУ, а также в тюрьмах Гитлера и сегодня никоим образом не являюсь персоной грата у наших властителей, и именно потому, что я сейчас как и прежде борюсь за свободу и справедливость и категорически требую в своих книгах, речах, брошюрах по возможности тесной дружбы моего собственного немецкого народа с советским народом, а также любви ко всем людям земли и свободы и независимости всех народов этого мира.
Моя последняя книга "Но вы разрушите мир" свидетельствует об этом. Я прилагаю Вам 3 журнала "Совесть мира", к которому я принадлежал несколько месяцев как член редакции, чтобы там опубликовать мои цели и нести их в массы. Я прошу обратить внимание только на эти мои собственные статьи, так как я отвечаю только за эти статьи.
Если бы Вы меня смогли реабилитировать, то исчезла бы последняя тень горечи из моего сердца. Только любовью и абсолютной верностью служил я Советскому Союзу. Мое исключение было большой несправедливостью. Прошу Вас помочь мне в полной реабилитации, с тем чтобы я мог свободно глядеть в лицо каждого советского гражданина и чтобы меня принимали как друга. Много лет я был ответственным работником ЦКК РКИ СССР и работал со всей любовью и в полную силу на благо СССР и его будущего.
Прошу Вас выполните мою вновь выраженную просьбу. Это письмо я лично отдаю в посольство СССР в Швейцарии.
С искренним уважением
подпись /Карл Альбрехт/
Перевел: А. Некрасов

ГАРФ Ф.Р-8131 Оп.31 Д.79927.
l

в специальном зарешеченном помещении

Любопытный документ попался в архиве Сталина в деле о Якове Джугашвили.
Там же есть и перевод, но я даю свой.

Главный отдел по делам восточных территорий
[министерства пропаганды]
Старший правительственный советник Тауберт.
Берлин, 17 сентября 1941 г.
Господину рейхсминистру [Геббельсу]
Господину начальнику отдела радиовещания [Диверге?]

Советский директор эстонской радиостанции в Ревеле Богулепов [Боголепов] находится в плену. ОКВ передал его полностью в наше распоряжение. В настоящий момент его еще допрашивает гестапо. Но уже сейчас у нас есть неограниченная возможность допросить его и заставить ответить на все вопросы, которые нас интересуют. Допрос производится сотрудником главного отдела по делам восточных территорий [министерства пропаганды], ответственным за радиовещание. Конечно, он принимает во внимание интересы отдела радиовещания и общества радиовещания рейха. Если вначале считалось, что Богулепов в сущности настроен антисоветски, то сейчас в этой версии возникли серьезные сомнения, так что и к его показаниям следует относиться с бо́льшим недоверием. Об анализе результатов будет доложено.

В этой связи следует заметить, что уже несколько дней сын Сталина находится в специальном зарешеченном помещении нашего переводческого бюро ["Винета"] на Викторияштрассе, где его охраняют солдаты вермахта. Ведется его систематическая обработка. Мы не хотим чересчур засы́пать его пропагандой, а напротив стараться переубеждать медленно и постепенно. Вне всяких сомнений, если действительно удастся расположить его к нам и перетащить на нашу сторону, это будет стоить того. Увенчаются ли успехом эти хлопоты, будет также доложено.

РГАСПИ Ф.558 Оп.11 Д. 1555, Л.110-111. Источник: Документы советской эпохи. Благодарю уваж. gistory за помощь.

Мои комментарии:
1. Об Игоре Боголепове см. публикацию человек, который остался в лимбе.
Приведу его собственное описание тех же событий из книги "В отмщение за Мадрит":
Зная о моем служебном прошлом, гестаповец оказался информирован точнее меня самого: даже подправил, что уволен я был из редакции "Известий" из-за конфликта с Бухариным не в июле, а в июне 1935 года. Мне оставалось только дивиться, как могли немцы раздобыться столь детальной информацией в условиях герметической, казалось, изоляции иностранцев в сталинской Москве. Восстановил в моей памяти гестаповец и статью мою в "Правде", о слабости немецкого военного потенциала - поблагодарив за "содействие ослаблению русской бдительности". Но главного, что искал гестаповец в своей бумаге, он не находил. И недовольно крутил головой, когда я отрицал его презумпцию, что меня подослало НКВД с целью подрыва Третьего Райха изнутри. "Разве не сказал ваш Ленин, что каждый коммунист должен быть чекистом?" - нажимал гестаповец. Он даже на секунду потерял свою бухгалтерскую невозмутимость, воскликнув, что я считаю его, как видно, за простака, за Думмкопф, если хочу заставить поверить, что директора радио попросту оставили действовать как он хочет, а не предоставили возможности своевременной эвакуации. И он, и я, оба мы находились под одинаковым впечатлением вездесущности и эффективности НКВД — он из-за запугиваний собственной же пропагандой, видевшей везде и повсюду "руку Москвы", я — из-за незнания того, что более вездесущей, но не обязательно более эффективной, секретная полиция была на самом Западе. Много раз и в разных вариантах возвращался гестаповец к идее-фикс, что остался я в Таллине по советскому заданию (но разве могли примитивные бериевцы додуматься до такого хода?). Под этим Дамокловым мечом гестаповец продержал меня долгие недели [...]
И разведя руками в грустном недоумении, гестаповец сказал, что есть может быть один выход, могущий помочь и ему и нам с женой: если бы я заявил о желании помочь моими знаниями и опытом в борьбе против русских. На вырвавшееся у меня непроизвольно гневное восклицание, что от русского нельзя требовать чтобы он выступал против русских, следователь порекомендовал мне не повышать голоса и заметил, что тысячи русских белоэмигрантов состоят в рядах победоносного Вермахта, имеются и русские, работающие на Гестапо. Что же касается классификации врага, бороться против которого меня приглашают в виде особой чести заодно с немцами, то он, гестаповец, готов заменить выражение "русские" любым устраивающим меня наименованием: "иудо-большевизм", "азиатские орды" и пр. И уже без всяких обиняков предложил быть "разумным человеком" и не выбирать безвестной могилы для нас с женой; уточнение это сделал он в уже неприкрыто-угрожающем тоне. Отсылая обратно в тюрьму он прошипел вдогонку, что дает три дня на продумывание, что важнее для меня: жизнь жены и моя собственная, или какие-то "термины"?
2 января 1942 года Боголепов поступил на службу в "Винету".

2. Доставленный на Викторияштрассе Яков Джугашвили получил псевдоним "Деничев" (единственный известный мне случай использования немцами псевдонима для военнопленных) и номер 15024. Номера пропагандистской "15 серии" с 15001 до 15022 были розданы до 3 сентября, номер 15023 получил генерал-майор Зыбин, который, очевидно, не оправдал надежды пропагандистов и уже 18 сентября оказался в Хаммельбурге; следующим был сын Сталина.
О пребывании Якова Джугашвили на Викторияштрассе существуют два противоречивых свидетельства.

Карл Альбрехт: Теперь этот молодой человек попал под чудовищный пресс. Он должен был выступить против своего собственного отца, открыто обвинить и проклясть его, назвать его изменником, клятвопреступником, предателем дела Ленина. Люди Геббельса знали, что Яков сильно страдал из-за жесткости своего отца. И все же они просчитались. Никакие посулы, никакие обещания немедленного освобождения и чудесной жизни в комфорте и достатке, равно как и никакие жесткие меры не подвигли молодого офицера к тому, чтобы сказать одно-единственное слово, направленное против отца или против советского режима. Парень упрямо молчал. Какому-то конченому подлецу внезапно пришла в голову мысль заставить Якова Джугашвили читать вслух книгу. Как это было сделано - то ли он должен был читать для якобы больного товарища, то ли как-то иначе - знают лишь люди, которые и сегодня выполняют в нашей стране те же задания, что и тогда. Короче говоря, все, что он читал, тайно записывалось на пленку. Потом текст аккуратно нарезали и склеили так, что получилось зажигательное обвинение против Сталина, то есть именно то, чего хотел Геббельс и чего он не смог заполучить честным путем.
Большая сенсация для немецкой общественности, для всего мира была налицо: смотрите же! Вот что собственный сын говорит о своем отце Сталине. Для Геббельса и его подручных это был пропагандистский шедевр , для меня - гнусный фарс и безграничная низость. Мне было жалко молодого парня. Это свело его могилу, так как пути домой для него уже не было...
Но эффект - как внутри страны, так и вне ее - оказался нулевым.


Тогдашний руководитель "Винеты" Хайнрих Курц: На втором этаже здания Викторияштрассе 10 мы создали небольшой лагерь военнопленных. Со временем здесь стали появляться очень известные военнопленные, среди них, примерно в октябре 1941-го, сын Сталина, майор артиллерии, попавший в плен на участке группы армий Центр. После того как сын Сталина был однозначно опознан бывшей секретаршей Клары Цеткин, начали готовить большую радиопрограмму с его участием. Хотя и трудоемким способом, но нам удалось сделать записанный на магнитофон первый допрос Сталина, который велся фронтовыми частями по месту его поимки, годным к трансляции. Особенно примечательным было то, что во время этого допроса сын Сталина позволил себе пренебрежительные замечания о советском руководстве и смысле войны. Эта передача, которая напрямую адресовалась Сталину, анонсировалась целыми днями напролет, вроде "Сталин, через пять дней в 10 вечера ты услышишь речь твоего сына. В ней будут такие подробности о советском руководстве, которые тебя не порадуют" и т.д. и т.п. И действительно в назначенное время началась трансляция. Как следует из рассказов военнопленных, она произвела сильное впечатление на советские войска.

Следует добавить, что допрос Я. Джугашвили датирован 18 июля 1941 г., в записях представителя немецкого МИДа при АОК 4 есть пометка от 19 июля: "Попытка радиорепортажа не приносит успеха. Сталин-мл. отказывается от любых показаний, вообще не дает ответов" (РГАСПИ Ф.558 Оп.11 Д. 1555, Л.146.)

Предположительно, в октябре 1941 г. было решено прекратить попытки дальнейшего пропагандистского задействования Я. Джугашвили, и он был отправлен в Хаммельбург.
l

диалог-культур!

Ведущий: Добрый день. В эфире специальный выпуск передачи "Вестник энтропии", посвященный диалогу культур. Чтобы немного заинтриговать слушателя, культуры у нас будут беседовать анонимно, как два равных друг другу по мощи интеллекта мыслителя. Тема их беседы "Советская история и ее мифы".

Мыслитель: В нашей донельзя мифологизированной истории скоро может появиться новый миф — о белом и пушистом красном терроре. Попытки ревизии очевидны, достаточно заглянуть в новые школьные учебники. Понятны и мотивы: с обеих сторон в Гражданской войне были наши люди, и не хочется раскалывать общество на добрых и злых. Но в данном случае попытаться понять коммунистов — не значит оправдать. Слишком крайний, слишком кровавый случай, первый случай в истории, когда террор против собственного населения был не средством, а по сути целью государства. Первый случай, когда его сделали официальной государственной политикой.

Другой мыслитель: Ужасы красного террора — правда. Как и ужасы белого террора. Сравнивать, какой из них был правильным и честным, кто хуже Тухачевский или Колчак — это уже спекуляция. Когда вы изучаете историю, надо отходить от всех полярных оценок, брать факты, пропускать их через голову, анализировать и понимать, что правда где-то посередине. Главное — не пользоваться идеологическими шаблонами. Большевики с самого момента прихода к власти занимались государственным строительством и воспринимали Россию как целое, вопреки всем своим теориям. Они были вынуждены заниматься восстановлением разрушенных институтов государства, борьбой с региональным сепаратизмом. Благодаря их тяге к государственному устроительству, на их стороне оказалось больше сильных личностей и общественных сил, чем на стороне белых.

Мыслитель: Какие могут быть шаблоны после того, как прочитаешь отчет комиссии генерала Рерберга, которая обследовала здание ЧК в Киеве сразу же после прихода Добровольческой армии. Вот как это выглядело, цитирую: "Весь цементный пол большого гаража был залит уже не бежавшей вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими останками... Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в десять метров длины. Этот желоб был на всем протяжении доверху наполнен кровью..." Когда вы идете на выборы, чтобы поставить галочку в бюллетене, когда кликаете в интернете за Сталина — "лицо России", когда с ностальгией вспоминаете тот самый "нерушимый республик свободных", вспомните для баланса и эти сухие строки отчета.
Collapse )
l

конференция!

В эфире радиостанции Bayern 8 ½ новый выпуск "Вестника энтропии". Известный криптоархеолог, продюсер нашумевшей стереографии "Little o and Big Data" Заливай Люгенфрессе со своим запоздалым псевдоисторическим комментарием:

Сегодня мало кто вспоминает о нашумевшей конференции "новых перебежчиков", состоявшейся в середине 30-х г.г. в фешенебельном стокгольмском Грандотеле. Идея заключалась в том, чтобы собрать в зале самых известных беглецов из Советской России (оставив за бортом старую белогвардейскую эмиграцию) и позволить им публично рассчитаться с ненавистным сталинским режимом. Первоначально конференцию планировали организовать в Риге, но Ульманис резко воспротивился, не желая лишний раз задевать восточного соседа. Деньги на проведение конференции поступили из двух источников: от японского куратора русских эмигрантов полковника Усуи и с анонимного счета, находящегося в Люксембурге. Поговаривали, что счет принадлежит французской разведке, однако принимая во внимание известную прижимистость оной, предполагали, что за ней стоит разведка польская. Принимая же, в свою очередь, во внимание известную прижимистость последней, со вздохом заключали, что следы плательщика совершенно теряются в окказиональном океане.
В двухдневной конференции участвовало восемь человек. В авангарде протеста оказались бывшие советские дипломаты: беглый поверенный в делах СССР в Греции Бармин (урожденный немец по фамилии Графф) выступил с докладом: "Советы – есть ли шансы на выздоровление?" Отрицательный ответ на поставленный вопрос прозвучал уже в первом предложении докладчика, за что аккредитованные журналисты были ему весьма благодарны, не без пользы проведя следующие два с половиной часа в баре Грандотеля.
За Барминым последовал Григорий Беседовский, несколько лет назад удачно (если не считать порванных брюк) перелезший через забор особняка по рю Гренель. Из-за присущей ему тяги к фабульному, даже остросюжетному, изложению, он назвал свой доклад "Россия после Сталина". Куда более нудным оказался бывший военно-морской атташе СССР в Стокгольме Соболев, битый час монотонно рассуждавший о "внешней политике сталинской России в контексте международной безопасности". Журналисты опять эмигрировали в бар.
Затем дипломатов сменили политзаключенные. Иван Солоневич, не так давно вместе с сыном бежавший из Белбалтлага и перешедший финскую границу, разглагольствовал о "самоорганизации эмигрантов", а старый революционер и коминтерновец Виктор Серж, только что вызволенный благодаря ходатайствам европейских социалистов из оренбургской ссылки, реферировал на тему "Выборы в Верховный Совет СССР и стратегия оппозиции". Молодой украинский националист Павел Яценко, бывший беспризорник, непонятно как затесавшийся среди именитых ораторов, поведал слушателям о том, что для борьбы с коммунизмом в России нужны "международные инструменты".
Седьмым докладчиком был знаменитый экс-разведчик Вальтер Кривицкий, но так как он счел чересчур опасным для собственной жизни появляться на публике, его представлял громоздкий железный ящик, изредка (чаще всего невпопад), скрежетавший что-то нечленораздельное. К сожалению, отсталость шведской радиотехнической мысли не позволила слушателям разобрать ни тезисы Кривицкого, ни даже само название его доклада. Завершала ассамблею боевая писательница Аля Рахманова, прочитавшая вслух главу из своего бестселлера "Любовь, Чека и гражданская самоорганизация".
Честно говоря, вначале вместо Рахмановой хотели пригласить голливудскую старлетку Айн Рэнд, недавно дебютировавшую с книгой о страданиях народа под краснопузой пятой, но Рахманова все же была гораздо известнее, а ее роман только что был признан во Франции "лучшей антибольшевицкой книгой". Давешний секретарь Сталина Борис Бажанов сам открестился от участия в конференции, так как всегда предпочитал держаться в стороне "от образуемых эмигрантами маленьких негритянских царств, которые соперничают и ссорятся друг с другом". Экс-чемпион мира по шахматам Александр Алехин, напротив, с удовольствием приехал в Стокгольм (хотя пуристы настаивали на том, что он – белоэмигрант, а не новый перебежчик), однако, к началу конференции его не удалось разбудить. Впоследствии, к слову, его все же разбудили, но тут же пожалели об этом, так как полтора этажа Грандотеля пришлось закрыть на капитальный ремонт.
Национал-коммунист Дмитриевский, хоть и проживал в Стокгольме, отказался садиться за один стол "с этими жидами". Бывший председатель Госбанка Арон Шейнман заявил организаторам, что не считает себя невозвращенцем, а продолжает заведовать отделением "Интуриста" в Лондоне. После чего тяжело вздохнул и отправился пешком на мебельную фабрику, на которой работал кладовщиком. Наконец, пронырливого человечка, строившего из себя "знатока советской политики" и откликавшегося на имя Эссад-Бей, на входе в отель арестовала шведская полиция, так как от участников конференции на него поступило восемь доносов: четверо обвиняли его в работе на чека, двое – на гестапо, по одному - на сигуранцу и турецкую разведку.
В заключительном коммюнике участники конференции в один голос заявили, что Россию ждут тяжелые времена: они оказались правы, хотя, вероятно, не догадывались, что и всю Европу ждут времена не менее тяжелые.

Тело Вальтера Кривицкого найдут в феврале 1941 года в вашингтонской гостинице. По официальной версии он покончит жизнь самоубийством. Куда более яркой карьерой сможет похвастаться Александр Бармин: он издаст яркие и берущие за душу мемуары "Тот, кто выжил", женится на внучке Теодора Рузвельта и возглавит русскую службу "Голоса Америки". Злые языки будут поговаривать, что с возрастом у него развилась мания преследования, но она не помешает ему дожить до 88 лет. Виктор Серж, написавший за Бармина его мемуары, умрет в нищете в Мексике в 1947 году.
Иван Солоневич переедет в Германию, где всерьез возьмется за "самоорганизацию эмигрантов" и вконец перессорит их между собой. После нападения нацистов на СССР ему хватит ума уйти в тень, в 1947-м он сдаст британской разведке и своих, и чужих и с чистой совестью отправится в Южную Америку, где будет жечь своим страстным глаголом местные пампасы еще пять лет, пока не скончается в уругвайской глуши, все же – пусть лишь на полтора месяца – переживя Сталина. А вот Соболев как раз охотно пойдет на сотрудничество с немцами, заваливая их погонными километрами оценок текущего положения, международной обстановки и сталинского коварства. В конце войны он успешно благорастворится в воздухе, что позволяет предположить теплую и уютную старость под неприметным инкогнито. Молодой парнишка Павел Яценко в 1938-м доберется до своей цели и взорвет Евгена Коновальца с помощью коробки конфет. Потом он вернется в СССР, невероятно возвысится, будет арестован "за пособничество изменнику Родины Берия", перенесет в тюрьме пару инфарктов, после освобождения трудоустроится литнегром, в 1992-м добьется своей реабилитации и еще успеет выпустить две книги охотничьих рассказов.
Григорий Беседовский после войны даст волю давешней страсти, за считанные годы сочинив мемуары генерала Власова, записки племянника Сталина (в двух томах), дневник бывшего Наркоминдела Литвинова и еще с десяток первоисточников, которые будут изданы на французском. Впрочем, это не принесет ему ни денег, ни славы. Сын Али Рахмановой погибнет в 1945-м, обороняя Вену. Сама она убежит в Швейцарию, где напишет еще около сотни романов, которые ее верный муж старательно переведет на немецкий. Кажется, ни один из них до сих пор не опубликован в России.
l

georgij nikolaewitsch rechnet ab

4.6.42
Группа армий Центр
Отдел 1c/AO

В ОКХ, отдел Иностранные Армии Восток

В приложении группа армий пересылает перевод характеристик русс[ких] политических и военных руководителей, которые бывший командующий 32 русс[кой] армии, уничтоженной в октябре 1941 г. под Вязьмой, генерал Филенко* составил на основании личного знакомства с перечисленными.
За начальника генерального штаба группы армий Центр подполковник [подпись: фон Герсдорфф]


* - Карандашная приписка на полях: "Совершенно неизв[естен]. Хэ[геле?]"
[Речь, разумеется, идет о члене Военного Совета 32 армии бригадном комиссаре Г.Н.Жиленкове. Т.к. имя было указано неверно, сотрудники отдела Иностранные Армии Восток не смогли его найти в своей картотеке - ИП]

Перевод

Политбюро.

Сталин. Суровый характер, не слишком разговорчив. Не выносит и малейших возражений. Заставляет следовать своему мнению. Крайне подозрителен. Считает, что еще оставшиеся старые партработники не обладают качествами, нужными для руководящих должностей. С 1937 года им отдано распоряжение не ставить евреев на руководящие должности, и по возможности убирать тех, кто их уже занимает. К более молодым партийцам и прочим сотрудникам относится хорошо и воспитывает их в духе неуклонного выполнения его директив. Любит остроумные шутки. На приемах у себя дома охотно демонстрирует свою общительность и дружелюбие. Волну террора 1937-1939 г.г. он решил впоследствии уравновесить усиленной пропагандой о царе Иване Грозном. Целью этой пропаганды было показать народу, какие ошибки сделал Иван Грозный. Эти ошибки заключались в том, что его террор против бояр был недостаточен. "Для полного объединения России Иван вырезал на 100-150 боярских семей меньше, чем нужно."

Молотов. Послушно выполняет волю Сталина. Имеет авторитет в народе. Очень много работает. Выходец из старой партийной гвардии.

Калинин. В Политбюро ведущей роли не играет. Выполняет формальные обязанности Председателя [Президиума] Верховного Совета. Сам пишет свои речи. В отличие от прочих мало пользуется помощью своих референтов. Уже довольно стар.

Ворошилов. Когда-то был весьма популярен в народе*. После финских неудач отодвинут в сторону. Ему приписывается вина за финские неудачи.
* - Карандашная приписка: "И остается!"

Каганович. В последние годы* отодвинут Сталиным на второстепенные позиции. В 1938 году Ежов требовал разрешения Сталина на арест Кагановича, но Сталин его не дал. Крупный организатор партработы и промышленности.
* - Карандашная приписка: "Разве что в самое последнее время!"

Жданов. Энергичный способный организатор и партийный теоретик. Из "молодежи". Пользуется доверием Сталина. По его предложению во время войны с Финляндией были возведены оборонительные сооружения вокруг Ленинграда. Считается лучшим оратором в партии. Личный друг Сталина.
Collapse )