Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

l

юбка или брюки

В связи с неожиданной популярностью "панталон Булганина" вспомнил карикатуру из "Сатирикона".
Правда, на ней у него почему-то юбка.
Collapse )
l

блюменталь-тамарин в оккупированном киеве?

Википедия рассказывает нам:
В ноябре 1941 года немецкие войска заняли Истру. Блюменталя-Тамарина они... привлекли к сотрудничеству. 2 февраля 1942 года он выступил по радио с обращением, в котором призывал соотечественников не защищать сталинский режим и сдаваться, а население на захваченных территориях сотрудничать с оккупантами. Передачи становятся регулярными: они выходят в эфир каждый вторник и четверг в 18:00. Ловко имитируя голос Сталина, Блюменталь-Тамарин озвучивал фальсифицированные указы советского правительства. Записанные на немецком радио Варшавы речи транслировались на оккупированных территориях СССР. 27 марта 1942 года Военная коллегия Верховного Суда СССР заочно приговорила его к смертной казни.
Возглавлял Театр русской драмы в Киеве. Одной из наиболее известных его постановок была переделанная в злую сатиру на Красную Армию пьеса «Фронт» А. Корнейчука, которая ставилась под названием «Так они воюют». Сыграл в ней главную роль — генерала Горлова, переименованного в Горлопанова.
С приближением советских войск Блюменталь-Тамарин перебрался в Кёнигсберг, затем в Берлин

В этом коротком отрывке есть несколько мелких ошибок (из-под Москвы Блюменталь-Тамарин был сразу отправлен в Берлин, где и записывались его первые передачи, в августе 1943 г. вся Винета, в которой он работал, была переведена в Кенигсберг, т.к. ее помещения в Берлине были разрушены во время авианалета союзников), но нас в первую очередь интересует выделенный фрагмент. Та же история, что любопытно, фигурирует и в вики-статье о Корнейчуке.
Вики ссылается на известного журналиста А.Ваксберга, несколько раз рассказывавшего о Блюментале-Тамарине в своих книгах и интервью. Например, на Эхо Москвы в 2009 г.:
Если надо заткнуть голос Блюменталь-Тамарина, ну что же ему дают возможность выходить в эфир целых десять месяцев? К тому же, Виталий, ну что его затыкать? В чем проблема? Вещает он из Киева. Его назначили художественным руководителем Русского драматического театра имени Леси Украинки в Киеве. Он без охраны – бери его тепленьким, живьем, там полно партизан, полно диверсионных групп, он ставит спектакль «Фронт» под названием «Так они воюют», переделав его в такой издевательский спектакль, адресованный старому генералитету, выжившим уже из ума или не знаю из чего полководцам и так далее. Ну если его надо убрать, так это же никакой проблемы не составляет.

Попробуем верифицировать историю пребывания Блюменталя-Тамарина в Киеве.
Collapse )
l

в.а. блюменталь-тамарин против одесситов (пьеса в двух актах)

Акт первый. 1919 год.

Приезд В.А.Блюменталь-Тамарина.
В Ростов приехал известный артист государственных театров, харьковский премьер В.А.Блюменталь-Тамарин.
После вступления добровольцев в Харьков В.А.Блюменталь-Тамарин взял на себя заведывание театральной частью в отделе пропаганды и в течение двух недель собрал на Добровольческую Армию более 2-х миллионов рублей.
В.А.Блюменталь-Тамарин устраивает в Ростове несколько вечеров мелодекламации в пользу Добровольческой Армии, а в частности на усиление средств только что вернувшегося из Харькова агитпоезда.
Один из вечеров будет посвящен И.С.Тургеневу.
("Вечернее время", Ростов, ? июля 1919)

Театральные кроки
Большевицкая язва, разъедая все слои русского общества, разбрасывая миллиарды на подкуп, где не удавалось угрозами и "чрезвычайками", не пощадила и русского театра, русского актера. Когда читаешь газетные сообщения из Москвы о том, что Шаляпин "комиссар", Станиславский и Немирович-Данченко пресмыкаются перед осквернителями нашей измученной погибающей Родины Луначарским и Каменевым и получают миллион на "Московский Художественный театр", хамелеон Глаголин делается Бардом харьковских большевиков, Полевицкая в Одессе в красной тоге и фригийском колпачке читает на коммунистических вечерах, делается больно за русский театр. Если можно оправдать какого-нибудь проходимца вроде Орлицкого, всплывшего на поверхность из московских пивных и "Трехгорного ресторана", говорившего многие годы бессмертную фразу "кушать подано", а потом по миниатюрам и разным "кабаре" развлекавшего скабрезными анекдотами полупьяного оголтелого купца - это накипь.
Орлицкие всегда существовали, притаившись на дне. Как ракушки на подводной части океанских пароходов, русский театр был облеплен подобными паразитами. Перевернулся корабль килем кверху и царствуют паразиты, но близок день, когда корабль займет свое прежнее положение, и вся нечисть погрузится снова в мутные волны.
Но как оправдать людей. которым судьба послала бесценный дар искры Божьей? Людей с печатью гениальности, людей. которым были вручены судьбы русского театра? Что могло побудить Шаляпина продать свое сокровище убийцам и палачам России?
Десятки тысяч рядовых русских людей нашли в себе силы бежать из царства ужасов и смерти. Полуголодные в лохмотьях с фальшивыми паспортами переходили они границу Украины и создавали ту армию, которая подобно горному обвалу растя с каждым мигом, сносит теперь на своем пути всю нечисть большевизма.
Почему же физически сильный прекрасный гример Шаляпин, некогда в неизвестности исколесивший и Каму, и и Волгу, и кавказ, пешком не рискнул уйти, чтобы отдать себя и свой могучий дар на службу создавшей его, а ныне нуждающейся в его помощи России?
Невольно вспоминается германский артист Моисси. Итальянец родом, только воспитанный в Германии, он при первых новостях об опасности, грозящей своей "воспитательнице", бросает все, идет простым солдатом в первые ряды и гибнет во славу Германии на французских полях. Кому многое дано. с того многое спросится!
Шаляпину не нужно было "гибнуть"!
Его гений нужен был в тылу и не нашлось бы человека, я уверен, который бы рискнул упрекнуть его, что не он "брал" Царицын!
Актерская масса раскололась теперь на два непримиримых лагеря. Меньшая ценная часть ее, которая собственно представляла собой русский театр силой своего дарования, притаилась, отошла от большевизма, принуждена была выступать в маленьких театрах, играя по три "сеанса" в вечер, чтобы не умереть с голоду, и вторая большая - второстепенные, третьестепенные и выходные актеры, в большинстве случаев трутни, ненужный балласт сцены, которые не имели данных занять когда-либо положение, но обуреваемые "жаждой славы" при первых звуках "интернационала" захватили власть в национализированных, социализированных и т.п. театрах в свои руки.
Считая себя при буржуазном строе несправедливо обойденными, эти Гаррики с рвением достойным лучшей участи принялись "доказывать" свои таланты. Молодые люди с длинными волосами сомнительной чистоты в диковинных полосатых кофтах, с дежурной банкой кокаина в кармане, начали истязать Шекспира, Шиллера, Кальдерона, Ибсена, Окончившие двухнедельные подобно грибам народившиеся всевозможные "студии" и театральные школы намазанные развзяные девицы не отставали от молодых людей в сем почтенном занятии и совместно "обрабатывали" великих покойников, maitre Глаголин освящал эти радения своей футуристической постановкой, на что испрашивались громадные суммы, расплывавшиеся немедленно по пролетарским карманам, и получались такие шедевры, перед которыми бессмертная "Вампука" и "театр купца Епишкина" казались откровением.
Между прочим, был поставлен "Пан", где из публики к удовольствию красноармейцев под гогот и ржание проходили на сцену пятьдесят буквально обнаженных, без всяких внешних покровов, женщин. Шла эта ватага плохо мытых, безобразных "телес" по партеру, отравляя воздух и мозги несчастных одураченных "калуцких" Ванек и Петек, согнанных со всех концов федеративного отечества для углубления революции, а после конца акта в антракте, в так называемом "собеседовании", Глаголин доказывал со сцены публике, что это, мол, не разврат, а зрелище, нужное государству, т.к. присутствующие в зале мужья и жены после этого шествия придя домой, воспылают друг к другу любовью и... народонаселение увеличится и революционные бойцы!!!
Все это может показаться анекдотом, но к сожалению, это голая правда.
Русский язык на этих "представлениях" и без того загрязненный последние годы наплывом в провинцию "одесских иностранцев" был превращен в какой-то "воляпюк" и над всем этим морем бездарности, наглости и духовного убожества царил непогрешимый лозунг "дорогу пролетарскому искусству".
Приехавший на гастроли из Москвы "Художественный театр" не освежил этой клоаки, т.к. сам из сотрудничества с большевиками вышел в довольно потрепанном виде с "халтурными" оттенками на некогда строго художественном облике, да и пролетарской публике после "Пана" с пятьюдесятью блудницами, смотреть на одетого в панталоны "буржуя" "дядю Ваню" было скучно и пресно.
Collapse )
l

минск в мае 1942г.

Из дневника сотрудника айнзацштаба рейхсляйтера Розенберга Г.фон Крузенштерна

Если о городе говорится, что он разрушен на 95%, что все время рассказывали о Минске, то трудно представить реальную картину, ведь с другой стороны мне было известно, что здесь живут еще около 120000 гражданских лиц, что здесь базируется довольно много соединений вермахта, и прежде всего гражданское управление генерального комиссариата Белоруссия, гебитскомиссар и множество учреждений. Кроме того большой лагерь военнопленных и значительное гетто! В сумме около 150000 человек.
Прежде Минск был скромным губернским городом, но в годы большевизма колоссально разросся, его отстраивали в современном и столичном стиле. Перед войной в нем было 350000 жителей, не считая множества военных. Якобы население Минска при этом состояло на 50% из евреев!
Сам город Минск прошлым летом был взят без особой борьбы. если не считать нескольких авианалетов. Но два дня - после того, как Советы оставили город и до того, как наши войска его заняли - истребительные батальоны, говорят, большей частью состоявшие из евреев, занимались поджогами, так что немецкая армия вошла в уже догорающий со всех сторон город.
Действительно, даже при бойкой фантазии трудно представить вид этого города. Весь центр города, широкая главная улица и все отходящие от нее улицы на 95% выгорели. Целые кварталы 3-5 этажных домов были взорваны зимой нашими саперами из-за угрозы обрушения - здесь не увидишь ничего кроме колоссальных куч камней и щебня, из которых торчат мощные погнутые каркасы и опоры. Если в сумраке ехать по главным улицам, то они частично кажутся невредимыми, так как большие дома стоят рядом друг с другом и лишь если присмотреться, то видно, что окна и дома пусты. Наше управление располагается в большом четырехэтажном здании, стоявшем в довольно дальнем пригороде, полностью деревянном. Сейчас, если не считать сгоревшей церкви и еще двух каменных развалин по соседству, до самого горизонта тянутся лишь полностью выгоревшие улицы, лишь кое-где торчат дымоходы и остатки фундаментов, порой нижний каменный этаж, порой кирпичная баня, подвал или сарай. Это ужасное однообразие прерывает лишь зелень густых лиственных рощ у обоих местных кладбищ. Потрясающе и удивительно то, что в этих руинах живут и всю зиму прожили люди! Они выкопали себе множество нор в земле, накрыв и обнеся их сгоревшими балками, остатками кровли и камнями. Из этих землянок идет дым и порой вылезают оборванные люди! Это фотографируется. Мы проезжаем несколько раз через новый район, состоящий из монументальных новостроек, которые частью еще не были доделаны. Все выгорело. Электростанция была взорвана, но с недавнего времени кое-как заработала. Водоснабжение, говорят, постоянно отказывает.
Collapse )
l

театр особого назначения (2)

начало
Лужская

Про наш театр одно время много разговоров было, что Радлов театр нарочно немцам оставил, что антисоветский спектакль поставили. Я отвечала и повторяю: «Нет, неправда, не так было!»
Как только стало известно, что немцы повернули на юг, театр в Москву — телеграмму за телеграммой. А из Москвы отвечали, что отъезд театра из группы Кавминвод может вызвать нежелательную панику. И мы не вызывали панику. И вдруг сразу: немцы у Минвод, город бежит, все драпают... Радлов и Чобур — Чобур был наш парторг — в горисполком, горком, просят платформы, а им там в лицо рассмеялись: «Платформы? Может быть, вагоны? Ветка разбита. Пешком идите...»
Мы у театра сидим, ждем, случайно мимо шел начальник танкового училища, то ли мы над тем училищем шефствовали, то ли они над нами — всегда путаю. Он остолбенел: «Как, театр еще в городе? Немедленно к училищу. На машину — два актера, один чемодан!»
Но удалось отправить всего пятнадцать актеров, — я ведь говорила, большинство актеров с семьями, — тех отправили, кому в первую очередь. С этой партией уехал Чобур... Мы подошли к училищу, а оно пустое. Машин нет. Стоим, не уходим. А нам объясняют: ту-ту машины, нечего ждать, вернутся за нами завтра.
А ночью в город вошли немцы.
Collapse )
l

театр особого назначения (1)

После прочтения записи уважаемого idelsong я обнаружил, что подробный рассказ о Радловых есть в автобиографической книге Эриха Франца Зоммера (известного нам по истории об объявлении войны) «Рожденный в Москве». По воле случая Зоммер попал в тот же лагерь Переборы, в который посадили Радловых. Ниже отрывок из книги в моем переводе.
Так как рассказ Зоммера не всегда точен и, что объяснимо, несколько пристрастен, я поискал альтернативные описания тех же событий. О пребывании театра в оккупированном Пятигорске рассказывается в повести Лины Глебовой «Дело Колесникова» («Звезда», 1968) со слов гримера театра Марии Лужской. Имена главных героев Глебова изменила (на самом деле, гримера звали Мария Иванова), но общая канва (с поправкой на идеологические нюансы) вполне документальна.
Ну и наконец, Валерий Гайдабура опубликовал в 1992 г. в журнале «Театр» лагерные письма Радлова, адресованные бывшему парторгу театра Чобуру. Я выбрал из них отрывки, рассказывающие о жизни режиссера в лагере.
Collapse )
l

кабуки в москве

Москва, 19 августа 1928 г.
Уважаемый Иван Михайлович!1
Вчера труппа закончила гастроли в Москве2 и уехала в Ленинград. Оттуда они вернутся 27-го и тогда вырешится из дальнейший маршрут, т.е. поедут ли они на гастроли в Европу или поедет туда только головка осматривать, а остальные назад в Японию.
На этом остановлюсь далее. Пока же, хоть и с большим запозданием хочу вкратце информировать Вас о нашем путешествии и пребывании в Москве... Буду объективной и буду говорить, главным образом, о наших ляпсусах, а их было не один.

В Цуруге мы сели на пароход с торжественными проводами и т.д. Ягрин со своей стороны сделал все, что нужно, и все было в порядке. На другое утро началась качка, тянувшаяся до самого Владивостока. Почти все слегли. Особенно страдали Сйоцио и жена Садандзи. Конечно, говорилось о том, что лучше было ехать через Корею и т.д. Утром перед Владивостоком все поднялись измученные и больные с единственным желанием - с парохода немедленно переехать в гостиницу, где и отдохнуть, принять ванны и отлежаться до вечера.
На пристани ожидала торжественная встреча РАБИСа3 и властей. На катере приехали заранее журналисты и несколько рабисовцев, от исполкома и др. По совпадению в это утро приехавший из центра военный летчик летал над бухтой и его аэроплан был отнесен актерами также к числу аксессуаров встречи. я их не разочаровывала. В весьма приподнятом настроении мы пристали к берегу. На пароход появился т. Гейцман4 и тут-то и произошла очень неприятная заминка. Оказалось, что они вовсе не рассчитывали перевозить артистов в отель. Комнат не было заказано, да фактически и не было приличных комнат во влад. «отелях». Везде ремонт, даже бани закрыты и т.д. По их плану к пристани должен был подойти состав под вещи, а гостей думали покатать по городу и затем взять на банкет РАБИСа.
Collapse )
l

Чайка (неудавшийся коммент на (http://www.livejournal.com/talkpost.bml?itemid=4627542)).


Чак не разрешает недругам комменты, придется так.
Знакомая Девушка тоже была вчера на акунинской Чайке в ШСП.
И ей постановка не понравилась.
Зато сзади сидели две ценительницы прекрасного и громко обсуждали, Чехов или все-таки не Чехов. Ружье, висящее на стене, убедило-таки.
Потом одна возбудилось на произнесенную по ходу действия фамилию Фандорин и пересказала в двух словах несколько акунинских романов.
Потом шумно удалилась, а возвратившись минут через десять, сообщила: "Какая же я все-таки сыкуха".

Театр - это хорошо. Это облагораживает.
Я тоже помню сидел в Станиславского на Двенадцатой ночи. Минуте на шестой спектакля из переднего ряда поднялась гренадерского сложения женщина и со словами "Мирзоев как Мирзоев. Маня, я буду в буфете" гордо покинула зал.