Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

l

похвальный плюрализм

Уваж. Сергей Василенко дал в фейсбуке ссылку на такую запись П.Порошенко.



Без шуток, очень хорошая новость, так как она демонстрирует, что взгляды президента Украины существенно шире, чем это казалось со стороны.
И.И.Сикорский стоял, насколько мне известно, на позициях русского национализма, в частности, входил в 50-х г.г. в Российский Политический Комитет, резко выступавший против расчленения России/СССР, которое (т.е., к примеру, отделение Украины) называл "болезненной мечтой крайних сепаратистов".
Если человека с такими взглядами позволительно считать украинским героем, то это весьма позитивный сигнал.

Collapse )
l

-

Рассказ уважаемого vlad_ab o том, как комитет по расследованию антиамериканской деятельности щучил Голливуд
Часть 1.
Часть 2.

Во второй части используется мой старый перевод показаний Айн Рэнд.
В комментариях на РС демонстрация поклонников, оскорбленных в лучших чувствах.
l

доктор грегор и сократ

Грегор Шварц-Бостунич
Берлин SW 11, 6 эрнтинга [августа] 1937
Кляйнбееренштр. 6
телефон A9 7686
Рейхсляйтер!
Многоуважаемый соратник Розенберг!

Одно из прекраснейших мест в Вашем МИФЕ - по крайней мере, для меня - Ваше обоснованное неприятие С о к р а т а. И вот при переработке моей книги об иудейском империализме я наткнулся у Константина Бруннера (Лео Вертхаймера) на предложение, в котором этот еврей без всяких экивоков объявляет С о к р а т а  е в р е е м! Это полностью отвечает Вашему прозорливому замечанию о Сократе как о человеке н е  г р е ч е с к о й  р а с ы. Остается лишь переднеазиатская, составная часть иудейской расовой смеси. Я вставил осторожное упоминание Бруннера-Вертхаймера в новую редакцию моей книги.
Этот повод дает мне возможность вернуться к моему письму годичной давности, в котором я спрашивал не будете ли Вы так добры написать короткое предисловие к новому изданию моего "Иудейского империализма". Ведь Вы уже в 1926-м предпослали моему небольшому сочинению "Море крови" свое вступительное слово, равно как и моим разоблачениям Штейнера, которые мне по сей день навредили и вредят больше чем все сочинения, направленные против евреев, иезуитов, масонов, а равно и коммунистов вместе взятые. Таким образом предисловие к И.И. было бы в известной степени новым изъявлением Вашего благоволения забытому и непризнанному борцу.
Ведь, скажу прямо, в финансовом плане мои дела обстоят хуже, чем во времена, когда мы сражались [за приход нацистов к власти]. Из главного управления, в котором Вы меня видели, я был 30.1.37 уволен с блестящей характеристикой , присвоением звания оберштурмбанфюрера СС и назначением пенсии по одной-единственной причине: в мои 53 года я был слишком стар по сравнению с молодежью, что меня окружала. Из соображений дисциплины я не решаюсь критиковать эту молодежь, которая 19-летнюю борьбу против лож, иудейства и Москвы, как в моем случае, записывает в пассив. На 340 марок моей пенсии мне не прокормить четыре рта, поэтому новое издание "Иудейского Империализма" - моя на данный момент последняя надежда. Фрич мл. печатает книгу. Но без Вашего предисловия она канет бесследно среди схожих творений, а вместе с ней пойду ко дну и я. Этим и объясняется то, что я так настойчиво еще раз напоминаю о себе, хотя и не получил ответа на мое письмо годичной давности.
В надежде, что моя просьба не окажется тщетной, остаюсь
весьма преданный Вам
[подпись: Грегор Шварц-Бостунич]
оберштурмбанфюрер СС


BA NS8/11, перевод мой
l

философу, поэту и зондерфюреру

На стене жилого дома по улице Чапаева в ближайшее время появится мемориальная доска русскому философу Николаю Арсеньеву. «Уже давно было бы хорошо создать мемориальный музей семьи Арсеньевых, но сегодня прошу подтвердить этот проект, который после четырёх встреч учёл все требования, звучавшие на заседаниях. И портрет, и цитата философа, все требования по надписи», — попросила одобрения Лидия Довыденко, представитель инициативной группы по установке доски, на заседании Совета по культуре в четверг, 12 декабря.

«Беспристрастно, но, тем не менее, с большим чувством ответственности обсуждали данное предложение, и на четвёртый раз есть смысл это поддержать», — отметил глава региона Николай Цуканов, возглавляющий Совет... На доске будет выгравирован следующий текст: «В этом доме с 1933 по 1944 год жил философ, культуролог и поэт Николай Сергеевич Арсеньев (1888 – 1977)». Кроме того, в правом углу доски будет его цитата, а наибольшую часть мемориала займёт портрет.
Николай Арсеньев — известный философ и историк, который несколько раз был арестован за попытку эмигрировать, а в 1920 году всё-таки нелегально перешёл польскую границу. Несмотря на то, что он некоторое время пребывал в Варшаве и Берлине, поэт обосновался в Кёнигсберге, в местном университете которого был профессором до 1944 года. За свою жизнь Арсеньев успел прочитать лекции в Русско-научном исследовательском институте, Религиозно-философской академии в Берлине, Оксфорде, Кембридже и Лондонском университете.


Как всегда в таких биографиях, ключом является не текст, а умолчание. Как бы незаметно постулируется, что и между 1941-м и 1944-м философ продолжал сеять разумное, доброе, вечное в Кенигсберге, стоически игнорируя небольшие военно-политические пертурбации на востоке. На самом деле, ситуация немного сложнее. В архиве айнзацштаба Розенберга сохранился отчет сотрудника айнзацштаба д-ра Вундера о поездке в тыловые районы группы армий Север осенью 1941-го. В поселке Волосово он встречает "профессора фон Арсеньев, Кенигсберг", состоящего переводчиком при местном Дулаге в звании зондерфюрера. Об обстановке и смертности в лагерях военнопленных осенью-зимой 1941-го написано достаточно, могу в частности сослаться на рапорт другого зондерфюрера.
В разговоре с Вундером Арсеньев рассказал о настроениях населения, в том числе о неудовлетворенности и тяготах в связи с немецкой политикой. Те попросили его составить рапорт, чтобы сделать доклад министру (Розенбергу). При этом они договорились, что он будет описывать реальную картину, но не будет делать никаких политических выводов.
В документе, который он им передал, однако, все было наоборот: почти ни слова о ситуации, только о перспективах(в частности профессор предлагал немцам "образовать национальное [русское] правительство, чтобы восстановить прежний союз с русским народом"). "Забота русского националиста о своих интересах перевесила долг немецкого зондерфюрера", - резюмирует сотрудник айнзацштаба.
Видимо, вскоре роман Арсеньева с вермахтом закончился, и он вернулся в Кенигсберг в университет. Сохранилось письмо, в котором он просит айнзацштаб помочь с трудоустройством двух пожилых дам "из бывших", айнзацштаб такой возможности изыскать не смог. В ответном письме Вундер вспоминает о встрече в Волосово и пишет, что тогда (в ноябре 1941-го) передал рапорт Арсеньева начальству, но "иные политические причины" помешали реализации его предложений.

С одной стороны, я совершенно спокойно отношусь к любым мемориальным доскам, с другой стороны, считаю, что проф.Арсеньев ничем особенным себя не замарал: как и многие белоэмигранты он надеялся на то, что немцы будут вести антибольшевистскую, но прорусскую политику, достаточно быстро выяснилось, что он ошибся.
Единственное, что я считаю неверным: замалчивать определенные эпизоды биографии из политических или идеологических соображений. Поэтому текст на мемориальной доске все-таки стоит дополнить:
«В этом доме с 1933 по 1944 год жил философ, культуролог, поэт и зондерфюрер Николай Сергеевич Арсеньев (1888 – 1977)».

Документы и архивные ссылки.
спасибо gsm_689 за наводку
l

nobelesse oblige-2

Извиняюсь, если кто-то попался на дурацкий розыгрыш в предыдущей записи. В отличие от многих моих немецких френдов, которые честно признались, что раньше ничего не слышали о новом лауреате, меня не покидало ощущение, что я как раз буквально только что о ней что-то читал.
И точно, в очередной книге писателя Р. «Поваренок или Как я чуть не стал писателем» нашелся соотв. пышущий злобой и завистью пассаж.

- Или эта, - сказала Симона, - чокнутая Хульда Вагнер из Трансильвании. Ее тоже высоко ценят. Ну или ценили. Такие как она страдают из-за того, что холодная война испарилась. Сейчас беженец должен быть кубинцем, северным корейцем или хотя бы китайцем, чтобы выехать на рассказах о том, как его угнетали в родной стране. Тогда же, любой, кто приезжал из ГДР, мог нести распоследнюю чушь.[…]
Да, Хульда Вагнер. Она сбежала от издевательств румынской полиции, так живописала она свою нелегкую, без слез не вспомнишь, судьбу. Один ее приятель рассказывал, правда, что все было немного иначе. Совсем чуть-чуть, но все же иначе. Тамошние писатели собирались на отдаленной даче невдалеке от венгерской границы, чтобы на свежем воздухе подискутировать о смысле жизни. Из страха перед тайной полицией даже дискуссии о смысле жизни велись исключительно на отдаленных дачах. И как часто бывает в подобных случаях, во всем мире, но там в особенности, дискутировали они не на трезвую голову. И в самом конце долгого вечера (удалось ли постичь смысл жизни? Осталось за кадром.) поэтесса Хульда Вагнер, пошатываясь, отправилась домой, сбилась с дороги и, по дурацкой случайности, уткнулась лицом прямо в мундиры пограничников. И эти бетоноголовые коммунистические сволочи в отличие от оставшихся на даче друзей не хотели дискутировать о смысле жизни или хотя бы о литературе, а немедленно приступили к политическим репрессиям против поэтессы, что она заметила, впрочем, лишь когда, проспавшись, очнулась в тюремной камере.
- Злостная клевета, - просипел Херманн, - Хульда Вагнер печатается в нашем издательстве.


С испарением холодной войны писатель Р., надо заметить, сел в холодную лужу. Приведу уж заодно пышущий завистью и злобой пассаж о нобелевском комитете. Дело происходит в 2004 году.

- Эта дама, хотите признавайте ее заслуги, хотите нет, обязана своей Нобелевской премией императору Карлу.
- Какому Карлу? Тому что под Унтерсбергом?
- Нет, последнему австрийскому императору. Вы не обратили внимание на совпадение по времени? Я представляю себе дело так. В конференц-зале заседает нобелевский комитет. Все кандидатуры уже внесены, и присутствующие колеблются между двумя фаворитами: неизвестным не только в собственной стране, но и далеко за ее пределами тасманским поэтом Джонатаном Кенгуру и высоко ценимым в кругах знатоков (т.е. среди двух главных шведских литкритиков) сибирским драматургом Мэлсом Тракторовичем. Вдруг в зал вбегает секретарь с криком: «Представляете, только что римский папа причислил последнего Габсбурга, императора Карла, к лику святых».
А у шведов, которые и так леваки дальше некуда, на австрийцев уже огромный зуб: из-за реакционного правительства и идиотов, оравших «Хайль Хайдер!». А теперь еще и святой император! Они немедленно забывают и о Кенгуру, и о Тракторовиче, и принимают решение досадить австрийцам любой ценой. То есть присудить премию этому злыдню и извергу рода человеческого Томасу Бернхарду. Тут, правда, выясняется, что тот уже умер. Приходится взять ступенькой ниже, где и находится кандидатка. Все условия соблюдены: левачка, пишет абракадабру, никто ее не читает. Ну и австрийское правительство лопнет от злости.
l

псевдопрограммистский мемуар, навеянный вопросом в ru_translate


Я когда-то посещал в г. Бремен курсы изучения языка Java. Коллектив у нас был прекрасный: химик, астроном, бухгалтер, девушка-филолог из Питера и даже один бывший полицейский. Но лучшим из всех был философ. Это был самый настоящий философ - через четыре года изучения философии в ольденбургском университете он философски рассудил, что на высшем образовании свет клином не сошелся и стал посещать курсы зубных техников. Потом он закончил курсы налоговых консультантов и курсы системных администраторов. Ни по одной специальности он не проработал ни минуты. В перерывах между курсами он получал пособие по безработице. Когда это ему приедалось, он шел на биржу труда требовать новый курс. У чиновников при его появлении случался легкий эпилептический припадок. В результате они руководствовались принципом "Легче дать, чем объяснить, почему не дашь".
Так философ принялся учить с нами яву. Правда, сначала мы учили не ее, а такие очень важные с т.зр. немецкого образовательного процесса предметы, как "Teamtraining", "Глубоководный маркетинг", "Как найти адресную строку браузера", "Особенности менеджмента в шерстяных носках" и "Правильная организация правильной организации труда".

В конце изучения каждого предмета преподаватели просили задавать вопросы.
Философ вздымал руку и спрашивал: "А как тут используется ява?" Слово "ява" он произносил на английский лад "Джаааааааава", причем так тянул первую гласную, что в моем больном воображении остров Ява телескопически вытягивался вправо и таранил центрально-американский перешеек.
Преподаватели чаще всего терялись и в ответ лишь мялись и бекали. Не ударил в грязь лицом лишь лектор по глубоководному маркетингу. Видно было, что и у него за плечами есть курсы зубных техников.

Вскоре мы стали учить яву. Я очень боялся, как бы у философа не началась диссипация головного мозга, потому что вопрос "А как тут используется Джааааааава?" на глазах терял (или наоборот, приобретал) актуальность.
Но я его недооценивал.
В конце первой же лекции (мы аккурат прошли тип int) философ поднял руку и спросил: "А как тут используется срээээээээд?".
Этот вопрос томил его месяца два. За это время он, естественно, не выполнил ни одного задания и не написал ни одной строчки кода, потому что должен был сначала понять, как "тут используется срээээээээд". Немецкая образовательная система чрезвычайно поощряет здоровую любознательность.
Потом мы стали писать выпускные проекты. При сдаче на большом экране демонстрировалась не только работа программ, но и код.
После того, как я отстрелялся, философ подошел ко мне и сказал дружелюбно: "Я видел, у тебя там используется срээээээээд".
Я поклялся здоровьем всех пяти подвернувшихся под руку святых, что это не так. Я действительно был тогда полным валенком (сейчас я похорошел и выдаю себя за сапог).
Философ посмотрел на меня с укоризной.
Он явно подозревал меня в утаивании жизненно-важной информации.
Я пожал плечами и отвернулся к своему компьютеру.
"Так вот же!" - в сердцах воскликнул философ и ткнул в строчку на моем экране.
И действительно там было написано
Thread.sleep(a);
l

О терпимости.


У мышки отказала левая клавиша.
Не совсем чтобы отказала, но даблклик не выполняла.
Не совсем чтобы не выполняла, но выполняла стохастически.
И то если нажимать в определенных местах в зависимости от расположения звезд.
Если Овен в Козероге, к примеру, то на переднем краюшке.
А если наоборот, Козерог в Овне, то отставить передний краюшек, а нажимать ближе к колесику.
А вот когда Близнецы в Деве, где ни нажимай, бесполезно, лежала как бревно.
Но ко всему привыкает человек, и я к этому привык было, смирил гордыню.
И только нынешним утром шоры одна за другим выпали из глаз моих, и я подумал в некотором раздражении: “А КАКОГО ХРЕНА?".
Другой кто, не найдя ответа на этот сложный философский вопрос, выкинул бы такую негодную мышку к чертям собачьим, а я так просто стал даблклик правой клавишей делать.